Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (8.09.1888) Шарлин Холмс или дело об исчезновении повара


(8.09.1888) Шарлин Холмс или дело об исчезновении повара

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Название: Шарлин Холмс или дело об исчезновении повара
Дата, время: 8.09.1888
Место: Лондон
Участники: Vernon Bostick, Charlene Ripley
Краткое описание:
Это была простая прогулка в прошлое. Чарли Рипли должна была показать Бостику, как пользоваться коридорами и дверями в кротовой норе. Но стоило ей отвернуться, как Бостик исчез в неизвестном направлении.

иллюстрация

http://img-fotki.yandex.ru/get/9511/89721587.210/0_d0aa4_7597a6a7_XL.jpg

[AVA]http://savepic.ru/7237774.png[/AVA]

0

2

Гостиница "Час" стала для Вернон чем-то особенным. Коридоры были будто наполнены запахом истории и, на удивление, пахла она сытным завтраком, стиранными простынями и замшей. Здесь Бостик встретил множество удивительных людей, которые рассказали ему о мире до сих пор таившемся в тени обыденности. Здесь он впервые встретил призрака, хотя в последствии тот оказался лемуром.
Пожалуй, к этому и к появлению в общественных местах в обнаженном виде Вернон никогда привыкнуть не сможет.
Первое его путешествие оказалось спонтанным и от этого ужасающим, но не менее увлекательным. Когда обитатели гостиницы поняли, кто снимает у них комнату, они взялись помочь своему постояльцу с адаптацией.
Самым близким и понятным Бостику человеком  оказался Петр Кнедлик, он был хорошим мужиком, хоть и спрашивал каждое утро в коридоре, не встречались ли они прежде. Эту однообразную шутку Вернон решил ему простить и вместо того, чтобы обижаться, показывал хранителю станции два больших пальца.
Когда у Бостика кончились деньги, ему любезно предложили остаться и поработать поваром, т.к. в отеле завтраки были включены. Чтобы не терять навык, а заодно и крышу над головой, он остался. Самым большим испытанием, помимо самих прыжков, стало для него соседство с миссис Ларскин на этаже, где находились комнаты для персонала. Она пела по утрам, за обедом, после ужина и в душе (еще, наверное, в душе, но этого Вернон решил не уточнять) таким душераздирающим голосом, что коты у мусорных баков за черным входом  предпочитали не дожидаться остатков с кухни, а спасались бегством.
Первым учителем новоиспеченного проходимца стал Джонни Мюррей, который носил красноречивое прозвище Замша по причине любви к этому материалу. Он был суров и немногословен, но Бостик радовался встрече с каким-никаких земляком. С Джонни они могли посидеть в лобби отеля у камина и помолчать о далекой родине, по крайней мере он думал, что молчали они именно об этом. Иногда Мюррей изрекал какую-то обильно приправленную резкими словами мудрость, но затем снова погружался в молчание. Об этом парне ходили легенды, он находил провальщиков так быстро, что те не успевали опомниться.
Вернон знал, как это важно, ведь в первый раз чуть не стал чьим-то мужем во Флоренции, просто спасая свой голый зад от холода, чумы и бог весть чего еще. Он просто надеялся, что однажды будет походить на Джонни хоть немного.
Надежды не оправдались, ведь Замша оказался паршивым учителем. Все три раза, которые могли бы стать волшебными приключениями в прошлом, Джонни просто вталкивал Вернона в нору, показывал ему окрестности и выталкивал обратно со словами "Вот так надо!".
Каким хорошим детективом Мюррей бы ни был, обучение шло медленно и поэтому Бостик обратился к прекрасной, но слегка пугающей, Шарлин, которая спустя двадцать минут их общения заставила называть себя избранной.
Возможно, кротовая нора делает с ними что-то, возможно от такой жизни становишься немного странным, возможно он уже стал странным. Вернон не знал этого. Зато он знал другое - путешествовать хотелось так, будто от этого зависела судьба каждого пробега против рака груди, которые он когда-то посетил. Это было странное чувство, но оно толкало проходимца на безрассудства.
Час настал с раннего утра в субботу, Доктор подошла к нему и Вернон расплылся в невольной глуповатой улыбке. Он поднял флягу с гравировкой "Согреться - значит выжить" и потряс ею в воздухе.
- Молоко, по совету Джонни, - он опустил флягу, вспомнив о приличиях. - Привет! Куда мы сегодня отправимся?
В одном из кресел старомодного отеля закашлялся курящий сигару Замша.
- Молодняк, - с фирменной хрипотцой в голосе произнес он и уткнулся в газету.
[AVA]http://savepic.ru/7237774.png[/AVA]

+2

3

— Первое правило путешествий во времени – зови меня Избранной, — намотав галстук Вернона на кулак, Чарли потащила его следом за собой в кротовину.
Только спустя пару минут Рипли поняла, что галстук был плохим выбором. Граница пространства-времени не любит одежду, а значит, следовало вцепиться этому блондинистому американцу в волосы. Тогда бы он точно не потерялся.

Ранее.
Последние пару месяцев доктор Рипли приползала домой под утро, валилась лицом в подушку, дрыхла до заката, затем воскрешалась будильником и литрами кофе, и вновь брела на работу. Ночные смены в городской больнице Праги – волшебное время: стоны пациентов в тишине становятся громче, шорохи и скрипы старинного здания - отчётливее, призраки выходят на лёгкий променад по коридорам. Работа в таком режиме даже неунывающего шизофреника, коим несомненно являлась Чарли, способна превратить в рыжего зомби. Тем не менее, доктору Рипли явно было, чем гордиться – за время её ночных дежурств количество смертей пациентов в промежутке времени с 12:00 ночи до 06:00 утра значительно сократилось.
За этот месяц Чарли совершенно выпала из развесёлой жизни «Часа», пропустила все новости и не обогатилась ни одной новой историей от Петра. Единственное, что успела заметить Рипли – слегка изменившееся меню отеля и совершенно новый вкус давно знакомых блюд. Впрочем, занятость не позволила Шарлин провести тщательное расследование и выяснить причину подобных перемен, а через несколько часов больничных приключений Чарли и вовсе забывала об обалденной яичнице, божественном какао и тостах с нежно-хрустящей корочкой.
Лишь когда мироздание и главврач сжалились и перевели доктора Рипли с режима работы «ты умрёшь на дежурстве, начинай копать умирательную яму» на «у тебя семнадцать отгулов в этом месяце, используй их с умом», Чарли узнала, что в их жизнерадостном общежитии для умалишённых появился новый постоялец.

— Нооооовенький?! Серьёзно?! И мне никто об этом не сказал! — господин Кнедлик наверняка был рад встрече с выспавшейся, походившей на исправный атомный реактор Чарли. — Симпатичный? Старый? А что он умеет? А нос, нос у него какой? С горбинкой? Авввввв! Ещё и готовит? Да вы должны были изложить всё это на ватмане и затолкать мне под дверь!
Как-то так Чарли и узнала о Верноне Бостике всё, что можно узнать о человеке, не вскрывая его брюшную полость. Среди этой информации также было упоминание о том, что пока Рипли прохлаждалась в операционной, сам Джонни Замша занимался новеньким. Чарли утёрла кровавую сопельку восхищённой завести и отправилась спать, чтобы субботним утром с ней случилось что-нибудь приятное.

Рипли выяснила, в каком номере поселился повар, и решила появиться в его жизни эффектно – открыв дверь ногой. В итоге Вернона на месте не оказалось, а Чарли чуть не обзавелась свеженьким переломом своей обворожительной конечности. Повар обнаружился в задымлённой гостиной, в компании фляжечки. Рипли оглядела мужчину оценивающим взглядом, решительно нарушила его личное пространство и намотала галстук на кулак.

— В целях целесообразности обычно мы раздеваемся и аккуратно складываем одежду здесь, прежде чем шагнуть в кротовину, — Рипли многозначительно заглянула Бостику в глаза в поисках внезапно вспыхнувшей искры неудержимой страсти и похоти, ничего не обнаружила. — Но в наш первый совместный раз мы вполне можем сделать это и в одежде.

— Мы отправляемся на поиски приключений, Пинки! Сначала я расскажу тебе небольшую сказочку про кротовые норы, про двери и про то, что надо делать, оказавшись по ту сторону, — Чарли увязла в приятной нестабильности кротовины и обернулась. Вернон пропал, не оставив ни записки, ни букета, ни обещания «я позвоню».
— Да что ж с этими мужчинами такое твориться-то!

Чарли не отличалась такими уж хорошими детективными способностями, себе она это объясняла тем, что ей не хватало усидчивости. В конце концов, она человек действия, а не какой-то там мозгожуй. Поэтому Рипли поступила единственно верным способом – стала поочерёдно заглядывать на все станции. Доселе ей не приходилось столько времени проводить в обнажённом виде на межпространственных сквозняках в компании смотрителей из разных эпох. Следы Бостика обнаружились во владениях Эрмы.
В шкафу одной из сумрачных комнатушек «Лавки любопытностей» Чарли ждал сшитый по её меркам костюм. Мужской костюм. Платье Рипли приберегала для встречи с Разрушительницей.
— Мадам, он не обмолвился, куда хотел прогуляться? — быстро втискивая себя в огромное количество текстильных слоёв, Чарли выспрашивала у Эрмы Вандермар все подробности появления Бостика в 1888 году. Одно радовало – манипулятора у Вернона не было, а значит, его поиски ограничивались всего лишь 1888-ым годом.

Отредактировано Charlene Ripley (18.05.2015 22:01:50)

+2

4

- Но Мюррей советовал раздеваться всегда, - слабо, заикаясь, протестовал Бостик.
Он уже выпил молока и был готов действовать по заранее выученной инструкции, но тут наступил облом в виде слишком шумной и гиперактивной проходимки, которая постоянно его за что-то хватала и пыталась им командовать.
Нет, не поймите Вернона неправильно, он совершенно не был против того, чтобы женщина им слегка покомандовала. Ладно, много покомандовала. Но сейчас ситуация была совершенно иной, они не были на свидании, никто ни с кем не заигрывал. Ну, по крайней мере, Бостику так казалось, а как было на самом деле, пусть разбираются потомки.
Пинки?
- Я Вернон.
Проходимец отправился за ней, ведомый (и тут хотелось бы сказать невидимой силой притяжения) за галстук, при чем весьма бесцеремонно. Чарли говорила и ее голос растворялся в ощущениях Бостика, тех самых незабываемых ощущениях, которые возникают при попадании в кротовину.
Для каждого это выглядит по-разному. Кто-то чувствует приятную теплоту, разливающуюся по всему телу, кто-то покалывание, какое возникает при восторге, кто-то даже слышит приятную мелодию. Кнедлик рассказывал, что это зависит от настроения норы, но Вернону казалось, что немаловажную роль играет здесь и сам человек с его мироощущением.
Так, для Бостика это было быстро и неловко. Едва галстук пропал, он шмякнулся на пол. В некоторых ситуациях люди падают, пытаясь подстраховать себя, выставляют руки вперед, группируются. Бостик же просто шмякнулся, ударившись лицом о что-то мягкое и тягучее, как теплый кисель.
Полежав несколько секунд и не почувствовав никаких прикосновений, проходимец встал на четвереньки, сел, а затем и поднялся. Он крутанулся вокруг своей оси, но никаких признаков Чарли не наблюдалось. Бостик крикнул пару раз "Ау" и "Эй, есть тут кто-нибудь?", но никто так и не ответил, а кротовина стала менять цвет от светло серого до мокрого асфальта и это навело страху.
Вернон двинулся вперед, не имея представления, куда нужно идти. По пути ему в голову пришло сразу две мысли. Первая насчет того, что неплохо было бы нарисовать карту. Вторая же касалась трдельныка и его схожести с норой. Впрочем, тут было прохладно, хотя Бостик совершенно не понимал, откуда здесь может взяться сквозняк.
Делать было нечего, поэтому он открыл первую попавшуюся дверь в надежде на то, что ему там помогут, и появился в каком-то темном месте. Никого поблизости не оказалось, поэтому ему пришлось пойти на поиски чего-то теплого дальше. Очутившись в коридоре, Бостик стал разглядывать стены, пытаясь угадать, в каком веке находится. Взгляд его скользил по ободранной краске на стенах и паутинах в углах, поэтому совершенно не заметил того, что нужно было заметить в первую очередь.
Перед ним стояла бородатая женщина. Она была совсем, как обычная женщина, только с бородой. Нужно было что-то сказать, быстро отреагировать, как-то объясниться и он заорал во всю глотку, прикрывая ладошками то, что никогда и ни за что не должна была видеть бородатая женщина.

Одетый и обогретый Вернон сердечно благодарил Эрму Вандермар и искренне просил прощения у женщины с бородой, которая оказалась времявидцем с отличным чувством юмора и вообще милейшей женщиной. Он даже пошутил насчет того, что должен жениться на ней после такого, но вовремя остановился, шокированный ее подмигиванием.
Эрма пообещала помочь с возвратом на родную станцию, однако Бостику удалось выпросить у нее пару минут на то, чтобы посмотреть на 1888 хоть одним глазком. Он вышел на улицу, оглянулся, ослабил шарф, который получил вместе с другой одеждой, т.к. на улице было все еще довольно тепло и... В общем, тут-то все и произошло.

Повозка ехала достаточно медленно, чтобы чувствительный зад Вернона ощущал все прелести брусчатки. Ему было до ужаса обидно так вот попасть в просак. Руки и ноги затекли, т.к. были связаны, нос болел. Проходимец думал о том, что ему не стоило спрашивать у местных жителей о том, каково им потерять колонию. Еще он думал о шарфе, который сейчас красовался на одном из троих парней у входа в "Лавку любопытностей мадам Вандермар". Если бы сейчас кто-то вышел из нее, то услышал бы примерно следующий разговор:
- Билл, тебе не кажется, что этот американец слишком хилый для боев?
- Может, так, а, может и нет. Одно знаю точно - его там научат уважать Англию!
- Это уж точно, Билл! Это уж точно! И что за странное имя, Вернон?
[AVA]http://savepic.ru/7237774.png[/AVA]

+2

5

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/05/35f3e913e6f4e8c7c547eee2a17d6b86.png[/AVA]

Всякий раз оказываясь на улицах Лондона, Чарли мысленно возносила благодарности Джозефу Базлгетту за существование городской канализации. Как врач, Рипли больше всего на свете боялась оказаться в Лондоне году эдак в 1858-ом, в самый разгар «Великого смрада». Никакие сокровища и тайны не смогли бы заставить девушку взять манипулятор и собственными руками отправить себя в зловонную эпидемию холеры. Спустя же тридцать лет после создания канализации, столица Великобритании стала куда приятнее для жизни, работы, путешествий и попадания в неприятности.

Эрма вышла на крыльцо лавки вместе с Чарли, дабы встретить посыльного и заодно перекурить. Взгляд смотрительницы остановился на работягах, решивших устроить дискуссионный клуб под окнами её станции.
— Смотри-ка, этот шарф мы дали малышу Верни, чтобы было чем замотать дыхательные отверстия на случай, если местный воздух покажется слишком насыщенным ароматами, — дав весомую наводку, мадам Вандермар бросила окурок в лужу и скрылась за дверью.
Чарли вперилась взглядом в шарф, затем перефокусировалась на лица говоривших, и в последнюю очередь подключила слух. Сомнений быть не могло – мужчины вели речь об её безмозглом американце. Второго такого маловероятно встретить в этой временной отметке.
— Боже, храни Королеву! — Рипли внезапно возникла за спинами мужчин, заставив их дружно подпрыгнуть от неожиданности.
— Так, господа, это я реквизирую, — подцепила шарф дулом револьвера, перехватила и перекинула через плечо. — Где, говорите, в этом чудном году устраивают бои?
Язык силы универсален для всех времён. Уяснив это однажды, Чарли перестала расхаживать по прошлому, не имея хотя бы припрятанного ножа. Викторианский Лондон, однако, мог предоставить беззащитной девушке куда более надёжно оружие. Револьвер был хорош и как огнестрельное оружие, и как малогабаритный карманный ломик.

Как выяснилось, Бостика увезли не так уж далеко. Но Чарли не была бы собой, если бы не умудрилась заблудиться двадцать три раза на одном и том же перекрёстке. Топографическим кретинизмом проблемы доктора Рипли не ограничились. Нельзя просто так взять и попасть в подпольный клуб боёв без правил, иначе он не был бы подпольным. Чарли обежала искомое здание по периметру, осмотрела, обнюхала, разве что кирпичную кладку не лизнула. Вход был один и тот далеко не парадный, а незаметно прошмыгнуть через чёрный ход под пристальным оком сурового вида вышибалы казалось не такой уж хорошей затеей. Доктору Рипли пришлось форсировать события самым предсказуемым способом. Встав напротив охранника, девушка сняла котелок с головы, освободив копну каштаново-рыжих волос, тряхнула ими, как спустя сотню лет научат в рекламе шампуня, кинула томный взгляд на гору мускулов в костюме, открыла рот и истошно завизжала. Охранник, до того с настороженностью наблюдавший за действиями Чарли, теперь совершенно опешил. Когда же девушка начала носиться кругами и зигзагами, размахивая руками над головой, Джо (именно так незамысловато зовут нашу нечаянную жертву) сделал пару неуверенных шагов в сторону от двери, чем Рипли немедленно и воспользовалась, пронёсшись мимо мужчины прямиком в открытый тёмный проём.

По ту сторону Закона Чарли ждали дымовая завеса, запах алкоголя такой концентрации, что от него можно было опьянеть, не прикладываясь к бутылке, и целая комната мужичья, явно предпочитающего всякого рода аферы личной гигиене.
— Говорят, американцы на ринге – сущие звери, если поставите на носатого, останетесь в выигрыше.
Чарли навострила уши и обернулась. Один в меру помятый джентльмен консультировал другого, выглядевшего гораздо приличнее. По их короткому диалогу Рипли поняла, что попала в нужное место и в нужное время. Время делать ставки!
— Эй, кто тут принимает ставки? Сто фунтов против американца!
— Принято.
«Давай, Бостик, ты должен лечь красиво».
Чарли протолкалась поближе к рингу.

Отредактировано Charlene Ripley (01.06.2015 23:58:38)

+2

6

[AVA]http://savepic.ru/7237774.png[/AVA]
Все произошло слишком быстро, чтобы Вернон смог отреагировать и применить навыки, полученные на кухне. На кухнях.
Под рукой не оказалось ножей, лопаток или венчиков, поэтому он сделал то, что лучше всего соответствовало ситуации - потерял сознание от удара по голове.
Некоторое время спустя Бостик очнулся от еще одного удара по голове, который он нанес себе сам из-за непроизвольного сокращения мышц, которые все еще помнили об опасности и желали отомстить нападающим. Его везли в повозке с кучей каких-то вещей, которые закрывали обозрение и давили на внешние и внутренние части Бостика.
В попытках освободиться Вернон извивался, как червь, чувствуя каждой клеточкой своего тела ухабины на дороге. Тогда же он понял, что руки его связаны, а ноги окончательно и бесповоротно затекли. Проходимец попробовал кричать, но никто ему не ответил и тогда он тихонечко (из-за посаженного голоса) стал напевать приободряющую песню, как-бы задавая себе вопрос и самостоятельно кивая в ответ. Чувствовал ли он себя когда-либо, как пластиковый пакет гонимый ветром, желающий начать все сначала? О да, именно так он себя и чувствовал. Песня набирала темп, а к Бостику возвращался голос, и, когда повозка остановилась, а несколько крепких парней подошли, чтобы потащить Вернона в неизведанные дали, они услышали вопли:
- 'Cause, baby, you're a firework
Come on, show 'em what you're worth
Make 'em go, "Aah, aah, aah"
As you shoot across the sky-y-y!

В помещении было сыро, скорее всего он находился в каком-то подвале, оборудованном самодельными клетками. Графика уборки Бостик на стене не видел, так что нормально было предположить, что грязно тут всегда.
Он повертел головой. Вдоль стены на лавках сидели двое крепких ребят с развитой мускулатурой, они говорили о том, что этот бой решит, кто из них настоящий чемпион. Вернон не очень интересовался насилием, поэтому переключил свое внимание на того, кто сидел в клетке рядом с ним. Это был мужчина средних лет щуплой наружности и несколькими отчетливыми синяками на лице, а еще он пристально смотрел на Бостика.
- Что, первый раз? - спросил он.
- Да, - признался проходимец.
- Тоже за долги?
Пару секунд пришлось поразмыслить, а затем покачать отрицательно покачать головой.
- Скорее за хвастовство. Пинкертоны лучше Бобби...
Крепкие парни на лавке зашептались активней. До слуха повара доносились отдельные фразы типа "Он пинкертон?", "жаль не могу поставить, они просто звери", "но он такой худой", "цыц, они, говорят, теперь срезают скальпы, как индейцы".
- Да, цыц! - выкрикнул Бостик. - А то скальп срежу, - добавил он и судорожно продолжил напевать Кэтти Перри, трясясь от страха.
Но вот собеседника не возможно было пронять.
- Да ты не бойся, в первый раз тебя не поставят с сильным противником. Кстати, я Артур. Артур Чейни. Вообще-то я журналист, но временно нахожусь без работы, испытывал судьбу и вот куда меня это привело.
Бостик шмыгнул носом и протянул обе ладони, т.к. они были связаны, между прутьями клетки, чтобы пожать руки нового знакомого.
- Вернон Бостик, американец.
- Это я вижу, парень, - Артур попытался скопировать акцент Бостика.
На этом веселье закончилось потому, что за проходимцем пришли двое из повозки, чтобы отвести его на импровизированный ринг. Для приличия и от страха Вернон сопротивлялся, поэтому мужчинам пришлось тащить его. При не особенно эффективной борьбе из кармана у одного из них выпал ключ от клетки.

Тем временем мистер Роберт Пеннивезер вошел в помещение пахнущее потом и кровью, чтобы насладиться подпольными боями. Он сделал свои ставки и медленно проталкивался сквозь толпу поближе к сцене. Человеку его положения не стоило находиться здесь, но у каждого джентльмена были свои забавы, о которых он предпочитал молчать.
Мистер Пеннивезер нашел наконец место с хорошим углом обозрения. Он поставил сегодня на американца и Билли со скотобойни, тот демонстрировал прекрасные показатели вот уже несколько боев подряд.
Все шло, как обычно, Роберт приготовился насладиться зрелищем, как вдруг вечер стал еще прекрасней, ведь он увидел совершенно очаровательную даму рядом с собой.
- Кхм, кхм. Мисс, что такая дама, как вы делает в таком месте? Я полагал, что бои - развлечение для мужчин, - высокий широкоплечий мужчина посмотрел на женщину сверху вниз, коснувшись пальцами левой руки шляпы в приветственном жесте.
Он не успел сказать что-либо еще, как первые бойцы вышли а ринг. Точнее один вышел, а второго вытолкнули. Конечно же, он тут же упал лицом в пыль и распластался в виде звезды.
- Мда, а мне сказали, что американец сегодня покажет класс. Не стоит доверять советам в этой яме, не находите? Впрочем, этот бой только для затравки, следующий станет настоящим зрелищем.
Упавший американец поднялся на ноги и стал плясать вокруг Бульдога Джо, щебеча что-то на своем американском. Слова были не особенно складными и выдавали признаки слабоумия.
- Какой забавный экземпляр, а ведь я слышал, что он из пинкертонов, - мистер Пеннивезер хохотнул, запихивая обе руки в карманы брюк, обнажая дорогую цепочку от часов.
Самое время драке начаться и случилось это с точного удара Бульдога по носу американца. Фонтан крови, залитая ею же рубашка и истошные крики поверженного, который отлетел как раз в их сторону и приземлился рядом с дамой.
- Чарли? - удивленно проговорил он и удалился обратно на ринг, оттянутый толпой.
- Кто такой этот Чарли? - изумился Роберт.
В следующие несколько минут американец просто заливал ринг кровью из носа и бегал от Джо, пытаясь уговорить того отстать, но потом неловко споткнулся и кинулся бесполезной тушей нападающему под ноги, тот потерял равновесие, рухнул на пол, ударился головой и больше не вставал.
- Ты посмотри, не врали насчет американца. Его способ ведения боя странный, но эффективный. Мадам, позвольте пригласить вас на чашечку чая в...
Мистер Пеннивезер не успел договорить, потому что был прерван криками внезапно появившегося мужчины с ножом, фонарем и криками, это был тот самый Артур:
- Вернон, бежим! Мы еще можем быть счастливы!
Американец в свою очередь не отставал с ответными криками:
- А как же Чарли?!
И тут Роберт все понял.
- Садомиты, - взвизгнул он и схватил женщину за руку. - Снимайте парик, я вас раскрыл!

+2

7

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/05/35f3e913e6f4e8c7c547eee2a17d6b86.png[/AVA]

Было кое-что, что не давало Чарли покоя с того самого момента, как Бостика похитили посреди Лондона 1888-го года. Было во всём происходящем нечто непостижимо неправильное, свербящее в мозгу Рипли назойливым зачатком мысли. Только оказавшись в подпольном клубе, Чарли таки сообразила, что именно настораживало её во всей этой ситуации. И её, и Бостика видели. Простые местные жители, не обладающие какими-либо талантами. Ведь, согласитесь, маловероятно, что толпа потных маргинальных англичан не самого высокого достатка – поголовно времявидцы. Шарлин призадумалась и попыталась припомнить свои предыдущие визиты в прошлое. Так, совершенно неожиданно для себя Чарли сделала одно мааааленькое открытие – чем ближе к временной отметке проходила жизненная линия проходимца, тем чётче становился его след во времени. Конечно, удивительно, что подобную крайне важную информацию Чарли постигла только сейчас, но прозрение, как и вдохновение не спрашивает, во сколько его ждут к чаю. Рипли огорчилась, ведь это означало, что ей не светит незаметно умыкнуть пинту пива с ближайшего столика.
Размышления Чарли прервал представительный джентльмен не первой свежести. Впрочем, понятие свежести в Лондоне до начала двадцатого столетия носило довольно призрачный характер.
— Мисс пытается заработать на корм восьми голодным псам, с которыми живёт под одной крышей.
В общении с незнакомцами из прошлого Чарли всегда старалась придерживаться маминых наставлений о том, что дыхание должно быть свежим, зевая, следует прикрывать рот рукой, а при малейшем намёке на сексуальное домогательство обидчика нужно бить в пах. Если с первыми двумя правилами поведения особенных проблем не возникало, то с третьим пришлось повременить. Старое доброе классовое неравенство, чтоб его.
Тут-то на сцене… то есть, конечно же, на ринге появился Вернон. Да не один, а с целым настоящим противником. Толпа мгновенно взревела в предвкушении кровавого пира. Чарли не отставала, во всю улюлюкая и выкрикивая разные речёвки, придуманные на ходу.
— Дрожат коленки, трещат кости! На ринге шеф наш Вернон Бостик!
Когда на грязный ринг пролилась первая кровь, само собой выплеснувшаяся из Бостика, к своему большому удивлению Чарли обнаружила всколыхнувшиеся внутри зачатки беспокойства. Не хватало ей чтобы первый экскурсионный выход закончился трагической кончиной неслучившегося юного падавана.
— Давай, Бостик, вмажь ему! Бей по ногам, у него хреновые суставы!
Рипли внимательно следила за происходящим на ринге, но её то и дело отвлекал своим бормотанием присоседившийся состоятельный джентльмен.
— Мистер, как вас там, закажите даме пива и смотрите бой, — вряд ли подобное обращение было принято в тех кругах, в которых вращался знатный мужчина, но и это можно было списать на бедное происхождение несчастной слабоумной девушки, которую скорее научили плести рыбацкие сети, нежели вести светскую беседу.
Рипли была уверена – если бы Бостик так удобно не прилетел в их сторону, следующий бой разгорелся бы между рабочим классом и аристократией в лице Чарли и господина с золотыми часами. Если бы не правила кротовины, Рипли точно попыталась бы их спереть.
— Хэй, Верни, как дела? — губы расплылись в широкой улыбке, девушка приветливо помахала рукой, но Бостик не имел никакой возможности ответить на приветствие, долг звал своего неуклюжего героя в бой.
— Удачи, — только и успела крикнуть вслед уволакиваемому на ринг Бостику.
То, что произошло потом, Чарли попыталась выбелить из памяти «Ванишем». Бостик внезапно одержал победу, толпа взревела, из тьмы подсобки вырвался какой-то тщедушный мужичонка и бросила к Вернону с самыми провокационными предложениями, неизвестный джентльмен, тем временем, вцепился в Рипли и пытался снять с неё скальп. Он лишь не учёл, что при всей своей общительности и приветливости Чарли до дрожи не любила, когда её трогают без разрешения. Хруст ломаемых пальцев заглушил, казалось, даже крики взбешённой толпы.
Вырвавшись из хватки, Рипли ринулась к воркующим голубкам.
— Бостик, я так и знала, что ты гей! Прости, полуголый мужик из викторианского Лондона, но вам не суждено быть вместе, се ля ви, — с этими словами Чарли сгребла Вернона в охапку, нырнула в поток покидающих притон вонючих человеческих туш и позволила ему вынести себя на воздух.
Когда англичанка и американец оказались на достаточном расстоянии от шума города – в доках, Рипли упала на подгнивающие доски причала, посмотрела на Бостика пронзительно, проникновенно, и сказала:
— Вернон, я должна сказать тебе кое-что важное. Я пойму, если ты назовёшь меня сумасшедшей после всего, что мы пережили. Скажешь, что это влияние адреналина и мы не должны, но… — Чарли обхватила себя руками и, закусив губу, томно посмотрела на повара. — Мы должны вернуться и забрать твой выигрыш!

+2

8

[AVA]http://savepic.ru/7237774.png[/AVA]
- Я и не предлагал вместе, - медленно и тихо проговорил Артур, провожая взглядом убегающего американца с разбитым носом и решительную женщину.
Он думал о том, что пути счастья неисповедимы, когда бросал керосиновую лампу в сторону небольшого скопления соломы. Возможно он удалится в кукую-то глубокую деревню в одном из отдаленных графств, где додумает эту идею и запишет в трактате. Но это потом, а пока помещение наполнялось дымом и жар пламени щекотал нервы и пятки убегающих прочь кричащих людей из различных сословий. Кто-то тщетно пытался нейтрализовать очаг возгорания, кто-то просто спасал свою жизнь бегством, а Роберт Пеннивезер тем временем выл от боли и выкрикивал какие-то распоряжения в сторону своих людей.

Вернону было больно. Даже не так. Вернону было очень больно и обидно за свой разбитый нос. Те два перелома, которые случились с ним в юношеские годы научили Бостика подставлять руки, когда падаешь лицом вниз и вестись на обещание своей девушки побить ребят, которые количественно и качественно лучше тебя. К сожалению, уроки прошлого оказались не совсем применимы к нынешней ситуации, ведь он всеми силами старался не участвовать в этой провальной со всех точек зрения битве, но судьба распорядилась совершенно иначе.
Проходимец прикрывал ладонями свой нос, из которого все еще лилась кровь. Глазами он нашел какую-то бочку с водой, которая, кажется, была дождевой и склонился над ней, плеснув несколько раз себе на лицо в область носа. Последним штрихом в этой процедуре была попытка вдохнуть, которая удалась, а значит перелома не было.
Все еще скривившись, Бостик лег на доски рядом с Чарли, постепенно опускаясь сначала на колени, затем укладываю все свое тело вдоль женского туловища.
Рукой он нащупал ее ладонь и нежно сжал пальцы, в голове крутился вопрос "неужели путешествия во времени будут такими всегда? Сначала тебе ломают нос и пытаются сломать жизнь, а потом ты лежишь на причале с симпатичной девушкой?"
- По-моему мой выигрыш сгорел, - он показал свободной рукой на струю дыма в отдалении от доков, стремящуюся в ночное небо. - Здесь небо такое чистое, все звезды видно, - как бы Вернону сейчас хотелось вспомнить хоть одно созвездие, чтобы впечатлить мисс Рипли. - Чарли, - тихо позвал проходимец, все еще глядя в ночное небо, - ты не пойми меня неправильно, это не потому что мы лежим  под звездным небом после огромной дозы адреналина и не потому, что я держу тебя за руку, а тут больше никого нет. Как ты думаешь, у нас сможет получиться, - он повернулся лицом к Чарли, на белой бороде Бостика все еще были капли воды вперемешку с кровью, соломенного цвета мокрые волосы были зачесаны назад, открывая голубые, как озера, глаза, - осмотреть мой нос? Ты же врач и все такое...

В нескольких кварталах от доков мистер Пеннивезер орал на своих людей:
- Найти их, мне плевать, что сейчас ночь! Найти этих ублюдков.
Люди расползались в разные стороны с четким указанием, двое из них направились к докам.

+1

9

[ava]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/05/35f3e913e6f4e8c7c547eee2a17d6b86.png[/ava]
Ночь. Викторианский Лондон. Лёгкий ветерок не в силах разогнать исходящее от Темзы зловоние. Романтика.
— Вернон, ты как-то неправильно расставляешь акценты. Сначала сообщаешь, что мы остались без выигрыша, а потом просишь вправить тебе нос. В следующий раз хотя бы прикинься, что тебе есть чем подкупить.
Чарли грустно вздохнула, перевернулась на бок и принялась осторожно ощупывать перемазанный кровью нос. Физиономия Бостика к этому моменту достаточно красноречиво отекла, в тусклом свете Луны было видно, что под глазами проходимца уже залегли нездоровые тени.
— Могу вправить, но будет очень больно, — сообщила Рипли и устало зевнула, продемонстрировав Бостику весь свой внутренний мир. — Прошу прощения. Потеря халявного заработка на меня всегда действует усыпляюще, хочется заснуть и не вспоминать о позорном.
Где-то вдалеке раздался корабельный гудок, вспугнувший стайку чаек.
— С первым путешествием тебя, кстати. На мой вкус оно выдалось даже слишком незабываемым.
Конечно, Чарли предпочла бы дождаться возвращения в свою временную ветку, чтобы прокатить Вернона на «скорой» до больницы, в которой работала. Но кто знает, когда им удастся добраться до лавки. Поэтому, пока Бостик был занят воспоминаниями событий прошедших часов, Чарли крепко взяла его за нос, осторожно, но уверенно потянула чуть вниз и вбок, до ни с чем не сравнимого хруста.
— Тадааааааа!
Впрочем, Вернон сейчас был немного занят, чтобы поздравить Рипли с врачебным триумфом, корчился от боли и катался по мосту, прижав руки к лицу. Чарли ни за что не стала бы отвлекать Бостика от его умопомрачительных покатушек, если бы не делегация головорезов, двигавшаяся со стороны доков прямо в их сторону.
— Псссст, Вернон. Не хочу мешать твоему горю, но тут, кажется, новое подогнали, встречай. Не думала, что скажу это, но наш единственный шанс на спасение – Темза. Если у тебя есть идеи получше, я с радостью выслушаю их в ближайшие десять, девять, восемь…

+1

10

Что значит ему нечем подкупить? А как же нос? А как же врачебный интерес к его замысловатой анатомии и, как последствие, причудливая зигзагообразная форма, которая так и валить девушек в романтический обморок (по крайней мере, именно так ему говорила мама).
Когда Рипли все же начала обследования, в Бостике боролись два чувства. С одной стороны ему было дико больно, но с другой практически также дико приятно. Так что на предложение вправить он промычал положительный ответ и зажмурился, предвкушая обещанную боль.
- Да, ни смотря на всю эту историю с похищением и боями, вышло неплохооооооо ааааааааааааааай. Как! Же! Больно!
Крик Вернона можно было сравнить только с криком чайки, у которой пару месяцев назад ему удалось вырвать свой бутерброд, не без боя, конечно. Проходимец катался по доскам, сделав три оборота вправо, два влево и одну почти березку. Кровь залила всю грудь, руки и немного саму пристань, зато дышать стало немного легче. Казалось, к третьему разу нужно бы уже и привыкнуть, но не тут-то было, боль ощущалась все также резко и неумолимо.
- Спасибо, - буркнул Бостик в ладони прижатые к лицу.
И не успел он порадоваться тому, что стал временно похож на Бейна, как на пристани появились люди и пришлось срочно принимать решение. Он не колебался и стоило ноге неприятеля ступить на деревянную пристань, как послышались два всплеска.

Не смотря на время года, вода была холодной. Она действовала как натуральный анестетик для распухших частей тела Бостика. По крайне мере ему хотелось в это верить. Распухшие части Бостика... Неплохое название для фильма ужасов или даже по... Это мысль он не успел додумать потому, что пришлось уплывать подальше от света фонарей, падающего на водную гладь Темзы.
- Зззнаешь? - стуча зубами, проговорил Вернон. - Есссли в реках водятссся какие-то божества или еще кто, сссейчас сссамое времмя об этом сказать.
Вдали слышались крики приспешников Пеннивезера, но было приятно осознавать, что они остались позади, как и тот подпольный бойцовский клуб, пожар, сломанный нос и другие неприятности.
- Вон ттам лестница, можем выллеззать из воды.
Вернон пропустил даму вперед, чтобы потом воспользоваться ее помощью и самому влезть на пирс. Прохладный ночной ветер обдувал мокрое тело, к которому прилипала пропитанная холодной водой одежда.
- Нам нужно как-то согреться,  - все еще стуча зубами, заключил проходимец.
Он стянул с себя рубаху, растирая руками предплечья.
- Я слышал, что лучше всего помогает раздеться догола и обниматься, делясь собственным теплом с товарищем, - они стояли близко друг к другу и губы Бостика уже вытянулись в трубочку, стремясь к губам мисс Рипли, - Шарлин, - прошептал он.
- Попались, - ответила басом она.
Вернон раскрыл глаза и увидел перед собой парня в кепке со шрамом через левый глаз, второй головорез уже держал Рипли за руки за ее спиной. Интересно, путешествия во времени всегда будут такими?
- Спокойной ночи, урод, - мерзенько заявил парень со шрамом и отключил Бостика ударом по голове.

+1


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (8.09.1888) Шарлин Холмс или дело об исчезновении повара


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC