Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (13.03.2014) Шеф, все пропало: клиент уезжает, гипс снимают!


(13.03.2014) Шеф, все пропало: клиент уезжает, гипс снимают!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s02.yapfiles.ru/files/949668/_propalo.gif
Название: Шеф, все пропало: клиент уезжает, гипс снимают!
Дата, время: 13 марта 2014 года
Место: психиатрическая клиника в пражском районе Богнице
Участники: Dante S370, Vernon Bostick, Aasgeier Neophron
Краткое описание: В богницкую больницу порой попадают некоторые провальщики, пугающие прохожих рассказами о светлом и не очень будущем. Когда Неофрон по доброте недушевной сообщает смотрителю о подобных случаях, Кнедлик соглашается отрядить парочку проходимцев отконвоировать нелегальных иммигрантов, так как сам Стервятник отказывается приближаться к станции. К сожалению, операции не всегда проходят гладко, учитывая проникновенные отношения между старъёвщиками и проходимцами, особенно, когда один из них встречает монстра впервые. К тому же, убедить провальщиков довериться первым встречным, особенно после того, как они попали в совершенно чужое время, оказывается не всегда просто.

Отредактировано Aasgeier Neophron (17.05.2015 22:31:47)

0

2

Ребёнок ли, женщина, это не так уж важно,
холодные пальцы, холодная голова,
бумажный солдат не виновен, что он бумажный,
хорват же виновен, к примеру, что он хорват
© Тим Скоренко

Медсестра с габаритами бегемота втащила в кабинет упирающуюся девчонку, одетую в положеную по уставу недавно поступившим пациентам пижаму зелёного цвета. Свою одежду разрешали использовать только больным, что находились в клинике больше недели и ни разу не буянили. Барышня явно буянила: щуплая, с худющими руками и ногами, похожими на конечности сенокосца, она успешно отбивалась от бабищи в несколько раз больше себя, в основном за счёт неуёмной энергии. Неофрон, сидящий за столом, подался вперёд и даже чуть поправил дужку, глядя поверх очков на бесплатное зрелище в духе женского рестлинга. Наконец весовая категория одержала победу над азартом, и медсестра усадила проигравшую на стул перед психиатром, держа её за плечи.
- Ваш случай, значит, - заявила она, всё ещё пытаясь выровнять дыхание. Асгейр настороженно ожидал дальнейших пояснений, так как женщина вроде бы не входила в число тех немногих, кто действительно знал, что является случаем старьёвщика. А те, кто был в курсе, болтать бы уж точно не стал во избежание билета на просмотр сожжения Гуса или коронации Карла I.
Медсестра, однако, считала, что исчёрпывающе обрисовала ситуацию и молча уставилась в глаза Неофрона, один из которых находился в естественном своём состоянии – то есть, без признаков радужной оболочки, - а другой был украшен чудесной новой линзой, изображающей узкую расщелину змеиного зрачка.   Асгейр поспешно вернул очки на место, беря себя в руки. У некоторых совершенно отсутствует инстинкт самосохранения. 
- Она бродила по улице, в чём мать родила, - с презрением расщедрилась на подробности медсестра, - ни документов, ни…
- У меня одежда была получше ваших лохмотьев! – встряла девчонка, поправляя на себе пижаму, как будто та была рубищем.
- Да-да, - закатила глаза женщина, - и робот вместо экономки, я помню, -  Неофрон сухо улыбнулся: механическая связь удовлетворения и положения уголков губ давно была натренирована старьёвщиком до автоматизма. Во-первых, медсестра правильно сделала выводы по поводу пациентов такого типа, в результате всегда оказывающихся на попечении Асгейра. Во-вторых, нужно было дать понять, что Неофрон разделяет снисходительное пренебрежение к рассказам провальщицы, пусть даже он прекрасно знал, в отличие от медсестры, что девчонка говорит правду.
- Болтает о всякой ерунде, - пожаловалась медсестра, - может у неё и вместо полицейских, как в том фильме, дай бог памяти, - женщина хлопнула себя по лбу и старьёвщик вздрогнул. Столь эмоциональные и нелогичные реакции до сих пор иногда шокировали. 
- Эти, как их…робокопы, вот! – улыбка закристаллизовалась и сползла с лица старьёвщика. Искусство, и, в том числе, кинематограф был не той темой, которую он мог бы поддержать. 
- Это даже не баян, это гусли нахрен, - пробормотала себе под нос девочка, которая, судя по всему, была не такой уж юной, какой показалась Асгейру поначалу. Сам Стервятник на детей нападать не любил, и вовсе не из соображений жалости. Кто его знает, может карапуз попадёт в следующем году на велике под грузовик, а ты рисковал своей шкурой ради какой-то дюжины лет. Не говоря уже о том, что их ищут обычно, роя носом землю.
- Я попала в один огромный баян, - подытожила девочка шёпотом, схватившись за голову и уперев локти в колени, - древнее зло не просто пробудилось, но зохавало меня по самое не балуйся, - медсестра покосилась на пациентку и перекрестилась. Старьёвщик, который малость напрягся при упоминании древнего зла, расслабился, осознав, что речь идёт не о нём, и нацепил сочувствующую маску, заверив медсестру, что сделает всё возможное, чтобы вернуть разум несчастному ребёнку. Как только за ней захлопнулась дверь, Асгейр быстрым жестом вызвал на сенсорном экране телефона адресную книгу, листая до буквы «К».   
- Ну, надо же, – протянула девочка, - а я думала, у вас тут кнопочные, - желание заставить заткнуться эти отбросы, представлявшие для старьёвщика не более, чем банановую шкурку, иногда превращалось в настоящий зуд.
- Петер, - нарочито дружелюбно протянул Неофрон, - да, я тоже тебя рад слышать, - солгал он без зазрения совести, - не вели казнить, вели слово молвить. У меня тут, понимаешь ли, ценный груз пришёл.
- Из какого ты года? - внезапно спросил врач, убирая динамик от лица. 
- Из 2123, - тут же ответила девочка и только потом спросила, - а вы не будете называть меня сумасшедшей и колоть всякую дрянь? – Асгейр проигнорировал вопрос, возвращаясь к разговору со смотрителем:
- Пришли-ка ребят забрать посылочку, пока срок годности - старьёвщик смерил девчонку взглядом с головы до ног, - не вышел.

+2

3

Сообщение из 2014 года застало Данте на пороге мастерской. Он намеревался пойти домой, чтобы немного подзарядиться, когда Мистер Сэй заглянул к нему и заявил, что есть работка.
Он так и сказал:
– Есть работка.
Сама постановка этого вопроса подразумевала, что возникнут проблемы, но в тот момент Данте ещё ничего не заподозрил.
Мистер Сэй добавил, что провальщика уже нашли, так что всего-то и нужно, что забрать его и вернуть восвояси. И добавил:
– Одна нога здесь – другая там.
Данте удивлённо посмотрел на него, но от комментариев отказался. Он-то всегда считал, что забытая в чужом времени нога означает провал.
Захватив манипулятор, Данте направился к кротовине.
В 2014 году его уже ждал Кнедлик. В руках он держал стопку одежды, как иные держат хлеб и соль. Толстовка была предусмотрительно снабжена капюшоном: редкие прохожие обращают внимание на Данте, но их лучше не шокировать видом железа, выпирающего прямо из правого виска.
Юноша уже застёгивал куртку, когда смотритель доверительно сообщил ему, что попросит взять с собой кое-кого. В ответ на удивлённый взгляд Данте он пояснил:
– Он новичок, ему будет полезно.
Данте не видел ничего полезного в общении с собой: напротив, по утверждению некоторых, он пагубно воздействовал на чужие психику, настроение и пястные кости. Тем не менее равнодушно пожал плечами – надо так надо. Местный проводник никогда не помешает.
Закончив с приготовлениями, он закрепил манипулятор на руке, спрятав его под одеждой, и вслед за Кнедликом вышел в холл гостиницы. Там их уже ждал тот самый «кое-кто», чьи пястные кости в ближайшее время должны пройти испытание технологиями будущего. Перед Данте стоял мужчина с волосами цвета соломы и носом, который, вероятно, предназначался для другого человека.
– Позвольте вас познакомить, – проговорил Пётр с той доброжелательностью, что свойственна лишь некоторым владельцам гостиниц и всем без исключения Кнедликам. – Вернон Бостик, 2014-ый. Данте, 2430-ый.
– Вообще-то я 370-ый, – поправил Данте, оглядев нового знакомца с головы до ног и обратно. После чего кивнул, то ли в знак приветствия, то ли удовлетворённый осмотром.
Кивок и пожимание плечами заменяли ему множество эмоций. Да и слов.
Тем временем Пётр рассказал, откуда нужно забрать проходимца.
– Её привели в лечебницу на севере города. Кое-кто из местного персонала способен замечать провальщиков. Один из врачей сообщает нам о них, позвонил и сегодня.
И, предвосхищая вопрос Вернона Бостика, 2014-ый, Кнедлик добавил:
– Врача зовут Асгейр Неофрон. Данте с ним знаком.
Да уж, знаком. Стервятник – вот он кто, а не Асгейр Неофрон. Хотя Пётр ни словом не ошибся, рассказывая о помощи, которую эта личность оказывает станции. На таких людях земля держится. Когда они в ней зарыты.
Попрощавшись, Данте направился к двери, по пути надевая капюшон. Он планировал проделать путь до больницы в блаженной тишине, которую остальные обычно называли неловким молчанием.

+2

4

Вернон ждал этой минуты как рождественского утра, когда детям разрешено открыть подарки. А, если у тебя властная девушка, то и ты попадаешь в категорию детей. В общем, суть в том, что раньше он не встречал людей из будущего. Из прошлого доводилось и даже больше того - сколько угодно (невольно вспомнилось последнее путешествие с Чарли и мурашки побежали по спине куда-то в району поясницы), но из будущего никогда.
За ужином ему доводилось слышать рассказы от Кнедлика, но те были отрывочными и обильно приправленными шутливыми комментариями самого смотрителя. Все, что он понял, было сосредоточено вокруг того факта, что в будущем отравлен воздух. Представление о людях, которые там живут было весьма отрывочно, но сегодня все изменится.
Стоя в лобби гостиницы "Час", Вернон представлял себе образы, увиденные когда-то в фильмах, соединял их с образами из научно-фантастических книг, все это обильно перемешивал, но не взбалтывал, добавлял оливок и закусывал крекерами. Люди проходили мимо от стойки регистрации к лифтам, другие спускались в обратном направлении.  И все они неизменно задевали Бостика плечом, но тому было все равно, он пил свой воображаемый мартини из догадок и домыслов, он представлял, он визуализировал, он набрасывал мысленный эскиз, в конце концов.
Что Вернон скажет человеку из будущего? Что тот ему ответит? Завяжется ли между ними дружба? Станут ли они переписываться? Окажется ли вид безумия этого проходимца отличным от безумия проходимцев этой станции? На эти и многие другие вопросы он  без сомнений получит ответ в самом ближайшем будущем, потому что лифт открылся и в лобби засияла лысая голова Кнедлика, а за ним показался...
Охватывали вас то странное чувство, когда открываешь подарок, а там не то, что ты хотел? С Верноном произошло именно это, когда Петр представил проходимца из будущего. Парень был больше похож на местного барыгу, нежели на человека со страниц научной фантастики. Нет, он понимал, что нужна была маскировка, но все же едкое разочарование поселилось с душе Бостика.
- Привет, - только и сказал вяло он, кивая в ответ.
Да, что и говорить, проходимец ожидал нечто иное. Логично в этой ситуации было бы переключить свое внимание на провальщицу, их он тоже повстречает впервые, если не считать того раза, когда случайно сам оказался провальщиком.
Врача звали как-то странно, да еще и оказалось, что Данте был с ним знаком. Может, с этим человеком ему повезет больше и он окажется куда более интересным, чем суровый 370-ый, что бы это ни значило.
Они вышли из гостиницы и двинулись вниз по улице к скоплению машин. Вернон сразу решил предупредить гостя из будущего о своих планах:
- На метро не поедем, чтобы не рисковать, поедем на трамвае. Сейчас  людей не очень много должно быть, если что, сойдешь за туриста, - он улыбался глядя на проходимца, но, не дождавшись поощрения к продолжению беседы, решил продолжить сам. - Да и ты, наверное, хочешь на свежем воздухе побыть. У вас же там с этим проблемы, я слышал.
Какое-то время Вернон ничего больше не говорил. молча протянул билет на трамвай и показал, куда его запихнуть, чтобы отпечаталась дата. Они уселись рядом, хотя Данте явно этого не хотел. Бостик смотрел в окно, дорога была долгой. Спустя десять минут он достал пакетик с нарезанной морковью и принялся ею хрустеть.
- Хочешь? - в одиночку хрустеть было не особенно вежливо. - Или у вас там синтетическая еда и ты к такой не приспособлен? - всем своим нутром он чувствовал, как ступил на опасную землю, и самое время бы остановиться, но проходимец заметил  под капюшоном железные части, как-бы встроенные в голову собеседника, и охнул так громко и так искренне, как только мог. - А что это такое? Ты болен? Или это мода такая?
Всю оставшуюся дорогу Вернон вынужденно молчал, убрав пакетик с морковкой в карман, т.к. тот мог стать случайной жертвой пассивной агрессии одного из них. Возможно, Бостик и перегнул палку, а, может, и нет. Да, скорее всего, нет.
Путь был долгим, но они его преодолели, оказавшись в пункте назначения. Перед тем, как войти внутрь, Вернон остановился и сказал:
- Я хочу, чтобы ты знал, что я не собирался тебя обижать. Просто раньше я не встречал людей из будущего.
Они вошли в больницу. На регистрации вызвали медсестру, которая провела их в кабинет к доктору Неофрону. Он сидел в кресле, будто сам Доктор Фрейд, важный и наполненный какой-то значимостью, и зрелище это завораживало. Там же находилась девушка и выглядела она не особенно довольной.
- Доктор Неофрон, - Бостик решил, что начать нужно с официального тона и приберег свое искрометное чувство юмора на потом, - мы от Петра Кнедлика, пришли, чтобы отправить девушку домой. Я Вернон Бостик, можно просто Вернон, а коллегу моего вы уже знаете, как я понял.
Он немного помялся, переминаясь с пятки на носок. Почему-то в этом кабинете проходимец чувствовал себя не очень уютно.
- Может, расскажете, как вы ее нашли? Кто-то из персонала времявидец? Не хотите поговорить об этом? - а вот и тот самый юмор.

+2

5

- У той сволочи, из-за которой я здесь оказалась, были такие же глаза, как у вас, - обвиняющим тоном заявила девушка, скрестив руки на груди в защитном жест и сморщив лицо. Асгейр мысленно поблагодарил профессора Экмана за свою настольную книгу "Система кодирования движений". Жаль, что она не вышла раньше, скольких проблем избежать можно было бы. Если бы не это выдающееся исследование, старьёвщик, может, и не стал бы психиатром. Долгое время поведение человеческой расы казалось ему совершенно непредсказуемым.
Самое страшное, когда люди начинали делать Выводы. Те самые люди, которые с логикой обращались, как полуторагодовалый слюнопускатель с маминым телефоном. В отличие от них, свинье, к примеру, достаточно единожды попробовать алкоголь, чтобы уяснить однозначный вред этого вещества и больше никогда его не употреблять. Ведя с людьми диалог, покуда те охвачены вдохновением а-ля Марпл&Пуаро, Неофрон  использовал два взаимоисключающих  варианта - лгал или говорил правду. Но правда была немногим лучше маминого телефона. Правда походила на папину болгарку, её дисками и уши можно было отрезать, поэтому чаще старьёвщик лгал.
В этот раз он этого сделать не успел, так как уединение снова было нарушено: после короткого стука население кабинета увеличилось вдвое. Слава Великому Кроту, как минимум, у одного из посетителей с логикой дела обстояли получше, чем у большинства. Он был за-прог-рам-ми-ро-ван, - Стервятнику это слово нравилось. Он полагал, что процесс его собственного создания имеет нечто общее с прихотливым танцем алгоритмов и структур в то время, как проходимцы считали его скорее вирусом. Любопытно, какого мнения придерживался «просто Вернон». Хорошо, что на входе в больницу стоял охранник с недвусмысленным приказом обыскивать посетителей не только на наличие металлических предметов, но также фонариков и перцовых баллончиков.
Когда Стервятник впервые дерзнул провернуть афёру с отправкой Кнедлику провальщика символическим жестом доброй воли, то думал, что всё будет происходить, как на заводе: поступление товара, обработка, отгрузка по накладной. Впоследствии же он убедился, что процесс, если и напоминал фабрику, то только принадлежащую Вилли Вонка, где можно свалиться в ореховый мусоропровод или утонуть в шоколадной реке. Проклятый человеческий фактор постоянно вносил коррективы в процесс, который должен был работать, как часы, которых, кстати, в кабинете Асгейра не было: человека с расстройством психики несложно убедить, но каждый раз уговаривать не обращать внимания на положение стрелок утомительно. 
- Домой? – встрепенулась девчонка со смесью надежды и недоверия, - вы ещё кто? Меня так и будут футболить, как мяч, туда-сюда? – Асгейр уже привык, что провальщики без прелюдий не обходятся. Вместо того чтобы, как можно скорее отправиться в своё время, они начинают выяснять подробности, затягивая возвращение. Логика, мать её. Однажды Неофрон даже инсценировал нападение, надеясь, что провальщик быстрее покинет его логово и сдастся на милость проходимцев, таким образом, перестав быть проблемой Стервятника.  Время и верно сократилось, но проходимцы по неизвестной причине не оценили усовершенствование по достоинству. Кнедлик сказал, что провальщик заикался так, что невозможно было определить, из какого он года. А жаль, ведь такая блестящая идея была. 
- Располагайтесь, - рука в белом рукаве махнула в сторону дивана, - я, может, и не хочу, но вот она, по всей видимости, очень хочет, - Асгейр забарабанил пальцами по крышке стола, не скрывая недовольства. Каждая секунда была ценна для старьёвщика, и его раздражало, когда они утекали впустую.
- Эти храбрые рыцари, - Асгейр скользнул взглядом по Данте, голова которого частично представляла собой шлем, - самоотверженно пожертвуют своим временем, чтобы ты, - беспечная дурочка, - подумал он про себя, - попала в нужное время и в нужное место. Скептическое выражение лица было ему ответом, и Стервятник повернулся к проходимцам. Обычно уговорами занимались именно они.
-  Одна из моих медсестёр – времявидец, - пояснил он. Знали бы они, сколько сил потребовалось, чтобы убедить её не брызгать святой водой или бормотать экзорцизмы.

+2

6

Вот поэтому Данте и избегал оказываться нос к носу с новичками-проходимцами: у них возникали десятки вопросов, и большая их часть почему-то касалась его, Данте, внешнего вида.
А некоторые из них, как этот Вернон Бостик, даже пытались шутить.
Поэтому Данте продолжал молчать всю дорогу, чтобы, не дай Крот, не завязалась беседа, в ходе которой у него попытаются получше узнать:
– а это не больно?
– а что, у вас там все такие?
– нужен шнур, чтобы заряжаться?
– ты так видео тоже можешь смотреть?
– как кротовина тебя с этим пропускает?
– сколько будет 2 743 умножить на 8 403 и вычесть 17%?
И самый главный:
– ты соблюдаешь три закона робототехники?
Так что на предложение ехать трамваем Данте кивнул, от моркови отказался покачиванием головы, а в ответ на восклицание просто очень долго и внимательно посмотрел в глаза Бостику. Это обычно производило эффект встречи с крокодилом в канализации: собеседник сразу вспоминал, что у него есть очень важные дела в другой жизни.
Сработало и в этот раз.
Правда, надолго Бостика не хватило, и когда их трамвайное путешествие подошло к концу, он открыл рот снова. Данте спокойно выслушал извинения, в которых не было нужды, и серьёзно ответил:
– Поверь, люди из будущего тоже раньше не встречали тебя.
На том и порешили.
В кабинете Стервятника Данте не успел и слова сказать, как его спутник бросился в атаку. Похоже, этот человек не был знаком с правилом «сначала думай, потом говори». А ещё он любил задавать неправильные вопросы. Данте непременно покраснел бы, если бы умел краснеть. Вместо этого он подошёл к девушке, которая и была нужным им провальщиком.
– Он прав, мы вернём вас домой. Мы делали это уже много раз, поэтому бояться нечего. В каком году вы живёте?
Проходимка смотрела на него недоверчиво, так что Данте предположил, что она провалилась из недалёкого будущего, где ещё нет высоких технологий.
– Назовите одну причину, почему я должна вам верить.
Данте подавил вздох. Всегда всё упирает в разговор! В этом мире люди слишком часто открывают рот. Хотя с этой-то проблемой он мог справиться. Юноша запустил руку в карман и достал свёрток, который в гостинице забрал со стола госпожи Ларскин.
– Потому что я принёс вам поесть.
Девушка, увидев свёрток, нахмурилась, но всё же взяла и, заглянув внутрь, явно обрадовалась содержимому. Можно быть прекрасным оратором и произнести тысячу замечательных слов, но ничто не говорит за себя так хорошо, как шоколадные пончики.
– 2123, – донеслось уже сквозь глазурь.
Пока девушка уничтожала запасы госпожи Ларскин, Данте обратился к Неофрону. Стервятник действительно помогал им, но у его помощи был привкус подвоха. Данте достаточно повидал старьёвщиков, чтобы не верить старику: как и всех хищников, в жизни его интересовало лишь то, что можно сожрать. Но Кнедлик доверял ему, а Кнедлику доверял Мистер Сэй, а Данте доверял Мистеру Сэю, и рано ли, поздно ли, но этот порочный круг доверия подведёт их всех.
– Ты знаешь старьёвщика, который напал на неё? Никто прежде не охотился в этом временном периоде.
Старьёвщики не любили большие прыжки во времени, поэтому выбирали себе жертв в пределе 50 лет. Появление проходимца из новой временной отметки могло означать, что там завёлся новый старьёвщик.
О том, что доктор принадлежит к славному племени времяпожирателей, Бостику знать необязательно. У Данте не было больше пончиков, чтобы успокоить и его.

+3

7

Новое всегда начинается с эйфории. Ты приходишь на кухню, знакомишься с Сэтом, Нилом и Рамононом, надеваешь свежую униформу, радуешься новым заточенным инструментам. Спустя неделю начинаешь замечать, что Рамон постоянно отлучается на перекуры и тебе приходится выполнять работу за него, у Сэта сварливый характер, а Нил чаще других портит шоколадный фондан. Но  ты все равно никуда от них не денешься, ведь кулинария - твоя страсть, а эти трое постепенно становятся твоими друзьями по своей воле или против нее.
Вернон успокаивал себя тем, что с путешествиями во времени происходит тоже самое. Сначала он восторгался возможными приключениями, с огромным интересом исследовал кротовину, да что там, она ему даже спела однажды. А потом встретил этих двоих.
Ведь еще вчера самым ужасным в путешествиях во времени был инцидент с подпольным клубом бойцов в викторианском Лондоне, а сегодня его мечты растоптаны сразу двоими. Точнее троими, если считать девицу поглощающую пончики.
- Нет, храбрый рыцарь - это Ля Роше, а мы Чип и Дейл. При чем Чип - он, - Бостик указал пальцем на Данте, он не улыбался, это не была шутка, это была затаенная обида.
Данте поговорил с девушкой, подкупив ее едой. Вернон же рассматривал доктора Неофрона, которого видел впервые. Было в этом человеке что-то загадочное. Не такое загадочное, что можно найти в чехах, будучи американцем. Что-то заставляло пристальней вглядываться в лицо доктора, следить за его движениями, ловить слова, что слетали с губ.
Кто он такой? Не времявидец, ведь он сам сказал, что это была медсестра. Не проходимец, иначе появлялся бы на станции и сам привел девушку. Так кто? Обычный человек? Посвященный в тайны путешествий во времени?
Этот вопрос вертелся в голове Бостика, гнездился в ней и пускал корни. Проходимец не отрывал глаз от Асгейра, пытаясь разобраться то ли в нем, то ли в своем к нему отношении. Не заметив того, он очутился у заканчивающей есть девушки.
- А как вы вернете меня обратно? - спросила она у Вернона, поднимая голову.
- Тшш, - зашипело в ответ, а затем девушка почувствовала ладонь на своем плече.
Сам Бостик в этот миг чуть-ли не заглядывал в рот доктору Неофрону. Какая-то деталь, всего миг и картинка дорисована в его голове. Этому человеку все равно. Он не переживает, не испытывает жалости. Асгейр говорил равнодушно об этой бедной потерявшейся девушке, даже с некоторым налетом презрения.
Вернон опомнился и поспешил повернуться к провальщице, чтобы исправить свою оплошность с неуместным шипением.
- Через время, есть один надежный способ. Так уже сто раз делали, это безопасно.
- Что? Через время? Ты в своем уме?
- С утра был... Кстати, я Вернон.
Она утерла губы и скрестила руки на груди: - Я слышала. Ленор.
А на сцене в соседнем эпизоде разворачивались куда более интересные для Вернона события. Данте спросил, не знает ли тот старьевщика из будущего и стройная версия о том, что Неофрон самодовольный напыщенный психиатр посыпались как карточный домик.
Бостик слышал о старьевщиах много вещей и ни одна из них не была хорошей, особенно масла в огонь подливал Замша. Эти твари как раз и отправляли невинных людей в прошлое, забирая их время. Так откуда почтенный доктор мог быть знаком с одной из них, да еще и из будущего.
- Простите, - он все же встрял в разговор взрослых, - простите за то, что перебываю, просто очень интересно знать... А кто вы, собственно, такой? Я имею в виду из нашей веселой компании. Вот я Вернон и я прохожу, это Ленор и она проваливается, вон там Данте, он суров и тоже проходит. А вы, доктор, кто вы?

+3

8

Остальные ничем не отличаются от вьючных животных, показываю я, а он все понимал и ничего не предпринял — это хуже всего ©

Если бы Асгейр был человеком, ему показалось бы забавным, что охотиться на людей проще, чем спасать, прибегая к ухищрениям и трюкам.  Уплетающая пончики девчонка смахивала на сбежавшего лабораторного крысёныша, которого заманивают обратно в клетку с помощью лакомства. Прожорливого изголодавшегося крысёныша, чьи зубы с жадностью вгрызаются в зерно. Глядя на то, как провальщица без зазрения совести поглощает материю, не отличая барионы от электронов, Стервятник удивлялся, почему люди с таким отвращением обзывают его пожирателем, когда по сравнению с ними он сидит, в сущности, на низкокалорийной диете. Старьёвщик не видел особой разницы между мясом и стеклом, так как и то, и то являлось веществом. У него не было никаких претензий к животным, так как те действовали неосознано, но люди методично разобрались в устройстве вселенной, что им не мешало продолжать её разрушать.   
Стервятник не считал, что уничтожает что-то. В конце концов, он даже давал шанс испытать что-то новое. Двуногие твари прекрасно справляются с задачей убивать время в любой эпохе, так не всё ли равно? Они держатся за краткий период своего бессмысленного прозябания, будто собака за сено. Зачем этой девчонке возвращаться в свою рутинную клоаку? Она там, что, не достроила новое чудо света или эксперимент уровня Теслы до конца не довела?  Типичный статист, из тех, кого на батальных полотнах изображают на заднем плане; персонаж, которого можно описать цветом волос. Надо же, им ещё понадобилось её имя, мало им ярлыков. Мания потомков Адама, давшего имена всем «зверям и птицам небесным». Стервятник довольно долго обходился без прозвища, но и ему не удалось избежать гвоздя, которым люди прибивают каждого встречного на доску своей памяти. Если бог якобы сотворил их по своему образу и подобию, мерзкий же, наверное, старикан. Своих сородичей Стервятник любил не намного больше:
- Старьёвщики не оставляют отпечатков пальцев или следов зубов, - фыркнул он. А было бы уморительно: вскрывать провальщиков, как патологоанатом, определяя, кто виновен в их злоключениях, - и не присылают открыток на Рождество. Даже времявидец не скажет вам, чьих, - Неофрон сделал паузу, подбирая слово, - глаз это дело, - стыдно было признаваться в этом, но Стервятник не так уж много знал о следующих веках. Всяко меньше, чем Данте из 2430. При желании Асгейр мог бы напасть на проходимца из будущего, чтобы овладеть нужной информацией, но это было все равно, что преступнику атаковать полицейского, чтобы вся городская свора легавых (я гарантирую это!) рыскала, его разыскивая, и днём, и ночью.
- Может, кто-то из ваших камрадов насыпал соли ему на хвост, и транжира сделал большой скачок назад, чтобы отомстить. Может, Вечные развлекаются, - старьёвщика передёрнуло. То, что его тело не требовало отдыха, не мешало кошмарам о пребывании в плену Генерала являться наяву. По сравнению с ними даже впечатления о «родном» средневековье меркли. Тем не менее, Асгейр не удержался от ядовитой ремарки:
- Ля Роше – ретроград-инквизитор, - впрочем, провальщице всё равно не светило познакомиться со старым знакомым Неофрона, потому она и не проявила интереса к противоположным характеристикам смотрителя крепости, продолжая бороться за премию самому безмозглому существу этой комнаты. А что, если их усыплять? Очарование практически стахановского рационализаторского предложения так захватило старьёвщика, что он запоздало обнаружил Вернона с горящими глазами школьника на экскурсии. 
- Будем считать, что я - Толстопуз, который перешёл на сухой корм, - без тени улыбки подхватил диснеевское сравнение старьёвщик, - а потому больше не обеспечиваю круговорот, - Асгейр повертел пальцем в воздухе, - провальщика в природе. Создателю, стало быть, нужно,  чтобы время иногда перемешивалось. Проходимцы, старьёвщики, провидцы образуют чудный симбиоз, а лемуры – естественные отходы, вроде вечной мерзлоты.  Идиллия. Но я завязал и теперь только на правах консультанта.

Отредактировано Aasgeier Neophron (23.05.2015 15:34:44)

+2

9

Данте удивлённо посмотрел на Бостика, хотя его, дантово, удивление мало походило на удивление в привычном человеческом понимании. Брови остались на месте, лоб не покрылся складками, а вопрос в глазах относился скорее в более философскому: «Что я здесь вообще делаю?».
В общем, Данте просто посмотрел на Бостика. Где-то там, внутри, Данте удивился тому, что его назвали суровым. Сам себя он таковым не считал, и ошибку парня с чужим носом можно было списать на его незнание жизни – в частности, того её аспекта, который носит имя Мистер Сэй.
Разговор принимал неожиданный оборот: Данте не знал, как новичок может отреагировать на старьёвщика, и не стремился исправить этот просчёт. Он неожиданно осознал, что в лице Бостика столкнулся с чем-то совершенно непобедимым и не терпящим возражений – с воинствующим любопытством.
Тем временем Неофрон пустился в философствование, да ещё какое! Идиллию он, видите ли, разглядел в этом мире.
Порядочные люди, – мрачно подумал Данте, – поставили бы в конце подобного заявления восклицательный знак.
– Время консультанта очень ценно, даже невосполнимо, чтобы мы тратили его попусту, – сквозь зубы проговорил он, предпринимая попытку оттеснить Бостика к двери, не входя с ним в телесный контакт.
– Спасибо за помощь, – говорил Данте чинно, но с таким выражением, будто каждый слог причинял ему боль. Зубную.
Просто он не любил ни старьёвщиков, ни циников, а Стервятник был едва ли не превосходной степенью обоих. Когда Данте встречался с ним (как правило, в этих самых стенах, при каждом взгляде на которые юноша думал, что более унылого сооружения из кирпича и извёстки не было, нет и не дай крот, если будет. Подрядчик, нажившийся на строительстве этого кошмарного чудовища, должен был ещё до окончания работ повеситься на дверях ближайшего кабака), у него создавалось ощущение мазута. Чёрного такого, вязкого и пахучего, мимо которого пройдёшь – уже измажешься. Вот и сейчас Данте успел заляпать некоторые части своего тела, которое хотя и не было идеальным, но некоторыми местами было ему дорого. Хватило рассуждений о круговороте провальщиков в природе – даже глаза не выдали бы суть старьёвщика столь очевидно, как эта философия. Сплошь потребительство и пренебрежение. Нет уж, спасибо, нам таких и в своём времени хватает.
– Ленор, – Данте обратился к провальщице тоном, мягкость которого была сравнима с чугунной ванной, – чем быстрее мы вернёмся, тем лучше.
Если подумать, то 2123 был не таким уж плохим годом. В нём даже ничего не взорвалось, не произошло сколько-нибудь крупного выброса химикатов и никто из знаменитостей не поджёг себя в знак протеста против очередного тоталитарного режима. В общем, чудо, а не год – идиллию (и Данте содрогнулся, потому что его внутренний голос произнёс это тоном Неофрона) – нарушал разве что неизвестный старьёвщик. Данте прямо материнской платой чувствовал, что с этим временным хищником ему ещё предстоит намучиться.

+2

10

Вернон был догадливым молодым человеком, иначе он не разгадал бы секретный ингредиент маминого рагу в восьмилетнем возрасте. И, позволю себе уточнить, это была не любовь.
Он не собирался устраивать истерик, пугаться при виде старьевщика (как тогда при виде бородатой женщины) и бежать, куда ноги несут. Однако чисто машинально схватил провальщицу за запястье да так, что та вскрикнула от боли и попыталась высвободиться.
- Прости, - выдавил сквозь зубы он, но руки не отпустил.
Где-то в подсознании всплыл рассказ Джонни Замши о старьевщиках и о том, как они выживают в нашем мире. Ничего хорошего из того рассказа Вернон не вынес, зато теперь начал понимать причину поведения этого доктора именно таким образом. Не то, чтобы Бостик был психологом, но со времени знакомства с путешествиями во времени он стал подмечать вещи, на которые раньше не обратил бы внимания, даже если бы те происходили у него под носом.
Перед старьевщиком человека сковывает страх, а времявидцы видят в нем свои самые ужасные кошмары. Наверное, настал тот самый момент, когда он благодарит создателя за то, что тот не сделал его времявидцем.
Доктор Неофрон так рассуждал о круговороте мяса в природе, что у Вернона засосало под всеми местами, под которыми у него могло засосать. Вдруг ему стало противно и одновременно понятно, почему Данте так недоброжелательно вел беседу с добрым доктором. Непонятным было другое - как такой человек (если старьевщиков можно было так назвать) работал с Кнедликом и почему никто не предупредил Верноона? Или никто не знает об этом?
Путешествия во времени с каждой секундой, проведенной в этом кабинете, становились все более загадочными и неоднозначными. Значит нет черного и белого? Значит не разделить крупы на гречку и рис?
Бостик был слегка разочарован, ведь ему все виделось несколько иначе. Он думал о том, что сделает дальше и как поступит прямо сейчас, от этих размышлений у повара разболелась голова. Груз неизвестно откуда взявшейся ответственности навалился на лобную долю его мозга и заставлял веки опускаться, формируя недоверчивый прищур.
Так случалось каждый раз, когда ему нужно было принять решение. Возможно, он просто раздолбай по жизни и не способен на серьезные поступки, а, может, это какая-то очередная особенность его состояния относительно времени и путешествий по его норам.
- Ну все понятно, - произнес наконец Бостик, не желая создавать еще большего напряжения в помещении. - Надеюсь мы больше не встретимся. А, если и придется, то пусть обстоятельства будут хорошими, - добавил он, решив на всякий случай ввернуть небольшую угрозу в прощальную речь.
По крайней мере, Вернон надеялся на то, что угроза будет распознана. Ему еще предстоит сложный разговор с Петром Кнедликом, во время которого он будет очень стараться не выглядеть, как обиженный школьник.
Проходимец легонько потянул Ленор за собой и вышел в коридор, предоставляя Данте закрыть за ними дверь.
- Вот, теперь мы отведем тебя туда, откуда ты сможешь вернуться к себе домой. Все самое страшное позади, можно больше не волноваться. Прости за то, что сжал твою руку, сегодня утром взбивал яйца на омлет...мышечная память, - он улыбнулся так широко, как только мог, при этом его нос стал выглядеть еще более гротескно.
Девушкам это обычно нравилось, чем Вернон и пользовался.
- Иди прямо по коридору, я догоню, сейчас только кое-что уточню.
Он дождался пока Ленор отойдет на пару шагов вперед и коснулся предплечья Данте тыльной стороной ладони.
- Данте 370й...2430й или как тебя там. Я не уверен, что после сегодняшнего мы еще увидимся. Но, если это произойдет, я просто надеюсь на то, что ты предупредишь меня о встрече со старьевщиком заранее, - он сделал паузу и затем добавил. - А теперь постой с Ленор, я вызову такси.

+2

11

По мнению Стервятника, встреча прошла как нельзя лучше, так как проходимцы не пытались его убить. Подобное из рук вон выходящее великодушие встречалось нечасто, пусть Данте сдерживали недвусмысленные указания пана Кнедлика, а Вернон просто не успел прийти в себя от изумления. Некоторым проходимцам авторитет смотрителя был не указ, а другие предпочитали избавиться от угрозы, а потом разбираться. В таких случаях помогало только бегство. Неофрон отдавал себе отчёт в том, что мирному соглашению придёт конец, если он полакомится путешественником, пусть даже тот сам будет в этом виноват.
Кажется, киборга чрезвычайно расстраивал тот факт, что каждая секунда, что старьёвщик провёл с ними, когда-то принадлежала гипотетической Ленор, которой, к тому же, не повезло вернуться домой. Стервятнику же сентиментальность была чужда. В своих действиях он руководствовался ледяным расчётом, а не раскаянием, изображая последнее в угоду людям. Как вампир не следит за каждой каплей крови, курсирующей по мёртвым венам, так старьёвщик не разбирался, чья украденная жизнь служит ему топливом в данный момент. В его распоряжении была братская могила похищенных лет, и в этой смеси было сложно развесить ярлычки.
Слава кроту, интеллект проходимца из будущего был настолько же лучше мозга его предшественников, насколько металл, из которого сделаны отдельные части его тела, был качественнее того хлама, которым пользовались в двадцатом первом веке. Поэтому Данте не полез на рожон, за что Неофрон был ему весьма благодарен.
- Заходите ещё, - произнёс Асгейр, лицемерно растягивая губы. Старик напоминал гробовщика, только что снявшего мерку и получившего гонорар за организацию тризны. Вернон, вероятно, ощутил потребность стереть выражение удовольствия с лица вора времени. По нему было видно, что кулинар без колебаний запёк бы старьёвщика вместо индюшки с яблоками, представься ему такая возможность. В интересах юного южанина было как можно скорее осознать, что старьёвщики – не обычные хищники, что становятся медлительнее и неповоротливее, насытившись.
- Не забудьте вернуть форму, - кротко бросил на прощание Асгейр, - не напасёшься костюмов на всех провальщиков, - он подыграл свежеиспечённому номинанту в герои, отправив улыбку восвояси и вернув её обратно, лишь когда за Бостиком закрылась дверь. Стоило посетителям выйти, как уединение доктора снова было нарушено - к нему заглянула та самая медсестра, с которой всё началось. Она оглядела кабинет и, никого не обнаружив, поинтересовалась:
- А куда отправилась та девица, начитавшаяся Уэллса? - художественная литература всегда была слабым местом Асгейра и ему понадобилась почти минута, чтобы понять, кого имела в виду женщина. Наконец Неофрон вспомнил, что уже слышал похожую фамилию. Один из времявидцев при первой встрече принял его за "морлока", ссылаясь на автора с удивительно больной фантазией. Книга называлась "Машина времени", следовательно, медсестра имела в виду Ленор.
- В лучший мир, - буркнул Неофрон, и женщина, охнув, закрыла рот ладонью. Даже с учётом расшифровывающих мимику инструкций старьёвщику было трудно понять, в чём заключается смысл данного жеста. Осознание, что молчание - золото? Демонстрация отсутствия слов и наличия одних выражений? Замена ненавистного журналистами "без комментариев"? Так или иначе, было ясно, что его поняли неверно и Неофрон пояснил:
- В лечебницу, которая специализируется на таких заболеваниях, -  в конце концов, изречение "весь мир - бедлам" гораздо ближе к истине, чем аналогичная цитата Шекспира, и каждая эпоха - палата со своими Наполеонами.
Выпроводив медсестру, Стервятник достал пухлый блокнот и скрупулёзно выписал цифры 2123 на одной из строчек. Предупреждён - значит, вооружён. Лозунг "старьёвщики всех стран, объединяйтесь" был не слишком популярен. В отличие от проходимцев, они не устраивали съездов и вечеринок. Впрочем, парочка, заглянувшая к нему сегодня, тоже вряд ли бы выиграла дружескую эстафету, так как, по наблюдениям, они установили друг с другом не лучший контакт, чем с ним.

Отредактировано Aasgeier Neophron (24.06.2015 07:39:32)

+2


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (13.03.2014) Шеф, все пропало: клиент уезжает, гипс снимают!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC