Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Лом » (14.07.1560 г. до н.э.) Неудачи заставляют шевелить мозгами


(14.07.1560 г. до н.э.) Неудачи заставляют шевелить мозгами

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название: Неудачи заставляют шевелить мозгами
Дата, время: 14 июля 1560 г. до н.э.
Место: Египет
Участники: Victor Wilding, Dante S370
Краткое описание: Очередное путешествие Виктора Уайлдинга в прошлое ознаменовалось ужаснейшим событием: он лишился манипулятора. Перспектива остаться в столь древней древности пугает до такой степени, что искать спасения приходится любым возможными путями.

Отредактировано Victor Wilding (02.06.2015 10:16:19)

0

2

Хорошие путешествия запоминаются надолго. Они как красивые сувениры, которые можно поставить на полочку в шкафу собственной памяти и время от времени любоваться. О, хорошие путешествия - это настоящее удовольствие, которое будет греть душу ещё долго после его окончания.
Но куда сильнее запоминаются плохие путешествия. Особенно, когда степень их паршивости измеряется не в потраченных на подобное непотребство деньгах, времени и силах, а в шансах наконец-то его завершить.
Когда Виктор оказался в Древнем Египте, то ничего не предвещало беды. Вернее, всё шло лучше некуда. Пожалуй, даже слишком хорошо...
Путешествие в Египет оказалось весьма познавательным в плане быта древних египтян: Виктора всегда интересовало, как научиться играть в их загадочную игру сенет, фигурки и доска для которой имелись у него в коллекции антиквариата, но, увы, без прилагаемых правил. А ещё его интересовало, настолько могут быть интересны способы увеселения древности.
К чему это привело? К ужасным, к кошмарным, к невероятно жутким последствиям. Кто бы мог подумать, что вино древних египтян свалит английского джентльмена с ног, а перед этим заставит наделать кучу дел?!
Впрочем, дел Виктор совсем не помнил. Кроме одного. Самого, пожалуй, ужасного своего дела. Освоившись с правилами игры сенет, Виктор доигрался до того, что... сделал ставку в виде временного манипулятора. Какой Анубис вынудил его совершить столь опрометчивый поступок - он не знал, но с ужасом осознал последствия своей выходки утром следующего дня.
В Древнем Египте, конечно, неплохо. Но только пару часов. Один день в крайнем случае. Но не всю жизнь!
Манипулятора нет, а возвращаться как-то надо. Найти того, кому подобный выигрыш достался оказалось куда сложнее, чем могло показаться. Вернее, того как след простыл. Осознание, насколько страшна эта потеря, вынудила Виктора искать самые смелые и неоднозначные способы обходных путей.
Сначала Виктор наведался в один из достраивающихся храмов. Кому строился храм, сохранился ли он до времён его настоящего или более раннего настоящего, Виктор не знал, но ничто не помешало ему заговорить местного скульптора, уверяя его, что он видел будущее и знает, как долго простоит каждая из пирамид и что ждёт Египет в дальнейшем. Навешав скульптору лапши на уши (надо же было чем-то восполнять пробелы в знаниях истории), Виктор стал виновником того, что прямо у основания скульптуры разместилось его пророчество, невпопад заканчивающееся датой изобретения парового котла. Но так как гарантий того, что эту статую увидит хоть кто-то из довольно-таки далёкого будущего, Виктор поспособствовал тому, что подобные скульптурные элементы появились ещё на нескольких произведениях египетского искусства. Потом он хотел собраться с силами и проникнуть прямо на стройку возводящихся в это время пирамид, но посчитал, что подобные выходки там могут закончится для него плачевно, поэтому пошёл другим путём. Он оставил небольшие намёки на паре статуэток ушебти, глиняных фигурках и даже на досках для сенет.
Да, Виктор был почти в отчаянии. Но ему оставалось только ждать и надеяться, что все выбранные им предметы не рассыпались уже через пару лет после их создания.
Впрочем, ещё есть пирамиды, множество храмов, статуй и сам великий Сфинкс...

+1

3

Четыре тысячи лет спустя и восточнее по курсу
– Жестянка, поднимайся!
Нет.
– Ну же, ты всю жизнь проспишь!
Ну и Крот с ней.
Всё равно это не жизнь, а какое-то недоразумение, если приходится вставать в такую рань.
– Данте, это важно!
Он со вздохом приоткрыл один глаз, обвёл им жуткую конуру вокруг, которую лишь по странному совпадению называл своим домом. Обвёл, только чтобы убедиться: голос звучит в его голове.
Что может быть настолько важным, чтобы ты взломала мою внутреннюю Сеть?
– Я даже не знаю… Не испытываешь желания полюбоваться на пару шедевров из Древнего Египта?
Нет, не испытываю. Они ждали тысячи лет, могли бы подождать ещё немного, пока я высплюсь.
Ворчать-то он ворчал, но второй глаз открыл.
– Не эти. Кстати, я стою у тебя за дверью.
Так что у Данте не осталось иного выбора, кроме как впустить в комнату вертлявое, весело болтающее создание, по стечению обстоятельств оказавшееся самым рано встающим времявидцем, которых Данте доводилось встречать. А ведь он знал тех, кому приходится вставать очень рано – ещё до нынешней эры.
Девушка без лишних объяснений впихнула ему в руки микрочип, сама же отправилась опустошать холодильник Данте. Он подключил устройство и мысленно начал рыться в тоннах папок и файлов.
– Так, – сказал он несколько позже, видимо, вкладывая в это слово очень много смысла.
– Очень интересно, – заключил Данте ещё несколько минут спустя.
И, помолчав ещё немного – чтобы убедиться окончательно, – добавил:
– У меня такое чувство, будто кто-то пытается нам  что-то сказать.

Как бы вы поступили, если бы оказались в прошлом? Удивительно, но большинство людей не разделяли любви проходимцев к былым временам и стремились из этих самых времён выбраться быстрее, безопаснее и всеми возможными способами. Вот кто-то и оставил подсказки – все не просто из одной временной отметки, но из конкретного города. Промахнуться с прыжком было трудно.
Первым делом Данте раздобыл одежду. Щеголять по древним временам в одной лишь набедренной повязке он категорически отказывался, так что пришлось стащить из ближайшей лавки не то шарф, не то обрез ткани. Данте замотался в него с ловкостью и сноровкой, которая наверняка вызвала бы парочку вопросов у его знакомых.
Оставаясь невидимым для окружающих – лишь фигура, мелькнувшая в уголке глаза и тут же забытая, – Данте отправился на поиск скульпторов, архитекторов и гончаров. И уже по второму адресу обнаружил, что он – не единственный путешественник во времени, заглянувший сюда.
Он догнал Виктора на короткой улочке и, стараясь не дышать особенно глубоко (возможно, в его времени воздух и отравлен, но здесь он был просто невыносим), позвал по имени.
– Мы оба, похоже, пришли за одним провальщиком, – не без досады констатировал он, внимательно разглядывая проходимца.
Что-то в нём было не так.
С другой стороны, в проходимцах всегда что-то не так.

+2

4

Пожалуй, больше всего смущала жара. Да, в Египте этого древнего времени много недостатков, среди которых жара может показаться неискушенному человеку самым последним минусом этого места, но не для Виктора. Он готов был смириться почти со всем, напрочь исключая жару.
Возможно, окажись он здесь в другое время – и погода была бы иной, но сейчас небесный огненный шар так раскалял и без того сухую землю, что становилось просто невыносимо жарко. И душно. Особенно душно.
О, как же он проживёт тут остаток жизни?! Ведь именно это ему и светит, если не произойдёт чудо и его не спасут гости из будущего. Но Виктору всегда был присущ фатализм и излишняя драматичность. Он почти начал длительный и изнурительный процесс смирения с этой незавидной участью.
Чем он будет заниматься? Как будет коротать длинные жаркие дни? Где будет черпать вдохновение?.. И, самое важное, сможет ли он вообще тут выжить?!
Пожалуй, впервые за всё время своих путешествий, как территориальных, так и временных, Виктор чувствовал себя столь несчастным.

Но Великий Крот был благосклонен. Одна из подпорченных Виктором вещиц не только прожила более пары десятков лет, но ещё и обратила на себя внимание! Уайлдингу стоило титанических усилий сдержать шквал эмоций при виде проходимца, догнавшего его как раз на пути поиска нового полотна для послания, и не сдать себя столь поспешно.
- Как неожиданно, - вместо приветствия сказал Виктор с почти наигранной медлительностью и спокойствием истинного англичанина. – Скверное место, ты не находишь? И люди здесь странные. На удивление странные, могут облопошить даже тогда, когда почти не обращают на тебя внимания!..
Виктор внимательно рассмотрел одеяние Данте. Он сам нашёл подходящие одежды довольно быстро и оттого без вдумчивости, но проходимец, казалось, обмотался первым, что попалось на руку. Впрочем, это не отличало его от большинства местных жителей, так как обмотано было почти мастерски.
- Но мне всё равно интересно здесь бывать, есть своё очарование в этой отвратительной и жаркой… помойке, - блистал оксюморонами Виктор, параллельно пытаясь подобрать нужные слова для того, чтобы сообщить о своей позорной потере. – Ты знал, что они используют крокодилий навоз в качестве защиты от нежелательного, так сказать, размножения? А правила игры сенет, над которой многие историки зря ломают голову, просты и банальны до невозможного. Кстати, провальщика нет, а я потерял манипулятор.

+1

5

Данте смотрел на Виктора с той смесью удивления и снисходительности, которой сам в себе не замечал и которая так раздражала всех окружающих. С таким же видом взрослые наблюдают за двумя детьми, один из которых взялся учить жизни другого - сам Данте себя, впрочем, взрослым не считал. Но его лицо не всегда было в согласии с его мозгом - а с жёстким диском так и вовсе воевало не на жизнь, а на смерть.
Место и время не казались ему ни странными, ни скверными: для Данте 1888 год был такой же древностью, как и минус 1888, а этот викторианец немногим отличался от древнего египтянина, который верит, будто каждое утро Ра выкатывает солнце на небосвод в своей огромной ладье.
Разве что во времени викторианца одежда была удобнее.
А ещё там уже изобрели шоколад.
Поэтому пока Виктор упражнялся в остроумии и проходился по местным запахам,развлечениям и методам контрацепции, Данте перешёл в режим ожидания. Он смотрел на викторианца, как в окно, слышал, но не слушал. И оттого реакция на конец тирады вышла смятой.
Сначала Данте просто уставился на проходимца. Нет, не просто - его выражение изменялось медленно, и под конец метаморфоз легко смогло бы стать иллюстрацией для фразы «глаза на лоб полезли». Данте даже понадобилось включить внешнюю память и отмотать назад последнюю минуту - процесс, который обычные люди заменяют вопросом: «Я не ослышался?!»
- Так, - многозначительно произнёс Данте и затих.
Нужно было подумать и выбрать. Это был очень важный, буквально-таки основополагающий выбор: на что разозлиться в первую очередь - на потерю манипулятора или тот факт, что его вызвали из будущего, как такси?
Но на всякий случай Данте (так утаскиваемый аллигаторами в тростники цепляется за соломинки) поинтересовался:
- Это ведь не шутка? - ему не всегда удавалось понимать иронию окружающих. Ведь чувство юмора - как пара ног: есть не у всех.
- И зачем ты это сделал?
Манипулятор временной воронкой - вещь уникальная. Чтобы потерять её, нужна очень веская причина.

+2

6

Виктор едва удержался от мелькнувшего желания съёжиться или спрятаться за какой-то подвернувшийся под руку угол. Не каждый день сообщаешь о такой потере, как манипулятор временной воронки. А это, знаете ли, не цилиндр, не деньги и даже не важный документ. Это - куда более серьёзно.
Но временный ступор Данте и его удивлённое лицо быстро перевели Виктора из состояния "я попал я попал я попал" в состояние "ну что же ты молчишь?!". На последующие фразы проходимца Уайлдинг только цокнул языком и закатил глаза, как обычно делают в качестве реакции на неуместные вопросы.
- Ну так я ведь этого не делал! - громко сказал он, активно взмахивая руками. - Вернее, я сделал - потерял, но это не моя вина! Точнее, манипулятор... его... он... его украли. Один из этих неотёсанных египтян. Я даже глазом моргнуть не успел, как вдруг понял, что он у меня пропал. Я честно пытался найти след мерзавца, но он как сквозь землю провалился!
Ну, местами Виктор даже не врал. "Кражей" условия потери манипулятора назвать можно было только со здоровенной натяжкой, но вот виновника Уайлдинг и правда искал. Признаться, память ему заметно потрепало, отчего незадачливый англичанин не мог даже толком вспомнить, действительно ли он производил какие-либо осознанные действия с манипулятором, или же тот, пользуясь невезучестью хозяина, сам предательски выпал откуда-то из карманов-складок его местного одеяния прямо под нос азартных игроков, создав собой впечатляющую ставку. На кой чёрт этим древним людишкам понадобилась неизвестная им штука из будущего - непонятно, но сейчас она где-то в смуглых египетских ручонках, где ей быть не положено.
Естественно, никакими выдающимися аналитическими способностями или талантом сыщика Виктор не обладал, а потому поиски нового хозяина манипулятора ограничились только истерической беготнёй в районе того места, где они видел манипулятор при себе в последний раз. Конечно, он попытался расспросить местных завсегдатаев о личности вчерашнего игрока, но абсолютно никакими успехами это не увенчалось. И, само собой, вновь его увидеть на том же месте не удалось. Особенно учитывая, что Виктор совсем не помнит, как выглядел предполагаемый подозреваемый. Более того, он ведь не знает, у кого он! Нелегко тут поисками заниматься, с таким-то раскладом...
- Это всё обстоятельства. Отвратительные обстоятельства... Так что мы делаем? - внезапно и как-то даже бодро поинтересовался Виктор.

+2

7

Данте вздохнул, и больше ничем не выразил своих мыслей по поводу истории Виктора. Как бы ни хотелось бросить его в этом времени ещё на пару недель, Данте не мог так поступить с товарищем.
Или всё-таки…
Нет.
Но он также не мог и оставить манипулятор временной воронкой в руках чужеземца. И действительно, что же они теперь будут делать?
– Для начала держим тебя подальше от моего манипулятора, – сказал Данте с видом, исключающим саму возможность шутки.
День между тем становился только горячее, и Данте не отказался бы переместиться куда-нибудь в тень – год этак в 1537. Он потёр переносицу, собираясь с мыслями. За этим-то занятием его и застало появление некого субъекта.
Субъект носил вид хитрый и заговорщицкий, а ещё он был местным аборигеном. Нисколько не сомневаясь в выборе, он пересёк улицу с противоположного конца и направился прямо к Виктору с Данте, приподняв тем самым пару бровей. Смуглый мальчишка с кудрявыми, мелкими кольцами, волосами остановился напротив них и, внимательно оглядев пришельцев с ног до головы, заявил:
– У меня для вас послание.
Я так понимаю, это «волнистая линия, глаз, летящая птица, скарабей…» – издевательски подумал Данте и сам же устыдился своей насмешке над великой древней культурой. Правда, великая древняя культура бессовестно стащила у них манипулятор, так что пару насмешек заслужила.
– То, что вы ищете, спрятано хорошо в доме моего хозяина. Но он вернёт это вам, если вы выполните его требования.
Данте переглянулся с Виктором и задал очевидный вопрос:
– Какие требования?
– Идите за мной, – сказал мальчишка. А больше ничего не сказал.
Он просто развернулся и пошёл прочь, даже не оглядываясь. Времени на долгий выбор не было, так что Данте предложил последовать его примеру. И в том, что их пытаются заманить в какого-то рода западню, не было никаких сомнений. Но какой интерес в путешествиях во времени, если вы иногда не предоставляете местным возможность убить вас?
Они некоторое время петляли в толпе по узким улицам того, что греки называли Мемфисом, а местные – более звучно Инбу-хендж, Белые стены, и Мехат-та-уи, Объединяющий две земли. Впрочем, им нужна была более полезная информация об этом месте, и Данте принялся перерывать все сведения о Древнем Египте, хранившиеся в его голове. Например, было ли принято убивать чужеземцев в собственном доме?
А в том, что их ведут именно в дом, сомнений становилось очень мало – он вырос перед ними за поворотом, этакий королевский двор, огороженный высокой стеной.
– Виктор, позволь спросить, ты уже познакомился с местными видами оружия и традициями гостеприимства? – шепнул ему Данте, когда мальчишка повел их к заднему входу.

+2


Вы здесь » Дело времени » Лом » (14.07.1560 г. до н.э.) Неудачи заставляют шевелить мозгами


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC