Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (14.03.2014) Из охотников в жертвы


(14.03.2014) Из охотников в жертвы

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Название:  Из охотников в жертвы
Дата, время: 14 марта 2014 года
Место: Прага
Участники: Асгейр Неофрон, Магистр
Краткое описание:
В один прекрасный день Неофрон понял, что за ним следят. Стервятник начал получать записки с неоднозначными посланиями, которые можно было расценить в равной степени как угрозы и как любовные признания. Он ощущает, что следит за ним неизвестный вечный и страх повторения истории охватывает Неофрона, а у страха, как известно, шелковистые блестящие волосы.

0

2

Фокусы, с которых начинал Мортимер, носили скорее воодушевляющий, чем развлекательный характер. Были среди них и такие, что были направлены на осуществление тайного замысла ради собственной выгоды и обогащения. Например, игра в наперсток или "открытие потайной шкатулки", да даже старый добрый "стащить кошель". Иногда Мортимер пытался угадывать дату рождения или даже дату смерти клиента и за это получать небольшое вознаграждение. Был и период работы с животными. И, поверьте, если вам кто-то скажет, что животным или дрессировщику нравится это занятие, это будет ложь и сам Магистр даст вам благословение закидать ошибающегося пусть не камнями, но чем-то более приемлемым, например, зефиром. Смерть заблуждению через зефир!
Со змеями у него так и не сложилось, эти мерзкие твари не зря приобрели позже репутацию богопротивных тварей, что бы это не означало.
В любом случае, основная масса фокусов была всегда направлена на воодушевление толпы. Если хорошенько вдуматься, то механизм их успеха представится достаточно простым. Что, по сути, нужно людям? Еда и питье, а также душевный разговор. Все это Мортимер предоставлял с избытком. Только звали его тогда иначе, но это и не удивительно. Менять имена - нормально, особенно для такого невероятного вечного, как он сам.
В те времена Магистр иллюзии и повелитель незабываемых впечатлений избрал простой наряд, чтобы разделять малое количество пищи меж многими и превращать воду в вино. Все это требовало подготовки, но спец эффекты получались просто чудесными. А уж воодушевления было хоть отбавляй!
Это сейчас он стал понимать, что без имиджа, без блеска и привлечения внимания масс ничего не выйдет, а уличные трюки пусть и поддерживают на плаву, но не приносят должного удовлетворения и, собственно, материального насыщения.
Когда-то он был уверен в том, что все это бренно. Когда-то ему достаточно было просто работы плотника, чтобы держаться на плаву. Но теперь все было иначе...

Тучи сгущались над Прагой, этот март все тужился в попытке обрушиться на город дождем, но, кажется, что-то ему постоянно мешало. По этой самой причине все вокруг выглядело, как карандашный набросок реальности, отодвигая на задний план беззаботность приближающегося теплого периода, когда и простой короткой юбки будет достаточно, чтобы разбавить однотонность существования.
В коридорах лечебного заведения было чуть прохладней, чем предписывалось по стандартам для рабочих помещений. Медсестра куталась в вязанную жилетку, надетую поверх белого халата. Она подошла к стойке регистрации, чтобы погреться в подсобном помещении вместе с коллегой, распивая чай и печеньем, когда та протянула ей небольшой конверт необычной квадратной формы. На конверте не было обратного адреса или имени отправителя, единственное, что на нем значилось, так это имя получателя.
- Уже третий раз за день. Кто их приносит?
- Не знаю, я отходила по личным делам, а, когда вернулась, это уже было на моем столе.
- Пойду лучше отнесу его доктору.

Асгейр Неофрон получил за два дня шесть конвертов с примерно одинаковым содержимым, которое могло быть истолковано совершенно по-разному в зависимости от контекста. Текст можно было воспринимать как угрозу или даже как признание в любви. В каждом из конвертов находилась записка, на которой аккуратным почерком было выведено "Я знаю, кто ты. Ты мне нужен".
За эти два дня доктора Неофрона могло не покидать ощущение постоянного присутствия. Кто-то следил за ним, кто-то знал о каждом его шаге. А сегодня ближе к часу окончания работы, когда на город опустилась темнота, доктор получил еще одно сообщение, но уже другим способом. Под дверь была просунута бумага с написанными на ней тремя словами.
"Я уже здесь".

Отредактировано Magister (16.08.2015 18:06:48)

+3

3

Четыре слова – странная рука
Их начертала на стене во время пира...
Что мне несут  они: дни скорби, время мира,
Смерть раннюю, кончину старика? ©

Зверь не гонится за новизной. Найдя тропу для водопоя, олень с неё не свернёт лишь для того, чтобы "разнообразить пейзаж". Пчела не полетит за свежими ощущениями на противоположную сторону планеты, ограничившись лугами вокруг улья. Горлице всегда милее собственная голубятня, и она способна безошибочно её найти, не отвлекаясь на павлинов и попугаев. А лев, единожды выбрав охотничьи угодья, не отступится от своей территории, даже если на месте саванны с увлекающимися бегом газелями построят спальный район с тощими старушками в буклях.
Вот и старьёвщик, обустроившись в больнице, чрезвычайно остро воспринимал самые незначительные перемены. Иногда он размышлял, не является ли это признаком приближающейся старости, ведь поначалу Стервятник легко менял место дислокации. По собственным наблюдениям, ему не грозила пенсия. Седина и морщины тела, в котором он расположился, никак не были связаны с физическими недостатками, сопутствующими преклонному возрасту. Но кто знает, вдруг эти процессы запускаются, к примеру, после определённой степени насыщения?
К сожалению, среди всех книг, прочтённых Неофроном лично и опосредованно, - глазами его жертв, - не было ни одной, подробно описывающей физиологию его вида. Брэм и Дарвин опрометчиво обошли своим вниманием эту интересную тему. Объяснение, возможно, таилось в области отношений человечества с этими существами: ни одному профессору Преображенскому не удавалось ещё распять вора времени на операционном столе, словно бродячего Шарика, или держать в клетке достаточное время, чтобы описать особенности поведения. Это однажды удалось лишь Вечному, но либо он приберёг результаты исследований для себя, либо передал их смотрителям с наказом хранить как то, чего у старьёвщиков нет, - зеницу ока. На Станциях наверняка было в избытке информации, но склад характера Стервятника не позволял ему соваться туда с бесстрашием вулканолога, изучающего лаву в самом жерле.
Там ведь проходимцев, словно грязи, а большинство их относится к  старьёвщикам, словно крестоносцы к мусульманам. Положа руку на сердце (которое никогда не выполняло функций любовного генератора), именно на этих надоедливых засранцев Асгейр сразу и подумал, верча в руках бумажку с выдающимся образчиком курсива. В графологию доктор верил не меньше, чем в физиогномику. Оба метода позволяли твари с нулевым эмоциональным интеллектом худо-бедно ориентироваться в Mad, Mad, Mad, Mad World. Повторяющийся размер штрихов говорил о текущей систематичности действий, а поднимающиеся хвостики букв указывали на неиссякаемый оптимизм автора.
Стервятник вспомнил вчерашний визит Пата и Паташона, в частности, подозрительную реакцию новичка. Паранойя заставила заранее смотреть на посетителей в обьектив установленных в фойе клиники камер, прежде чем пускать их в свой кабинет. Но пока доктор отвлёкся на пациента, ему вручили следующий конверт, подтолкнув пережить приступ дежавю. "Может быть, со вчерашней девчонкой возникли проблемы и Кнедлик решил от меня избавиться?" Неофрон сделал контрольный звонок, но обладатель гастрономической фамилии, судя по голосу, и правда понятия не имел о записке. После третьей цидулки доктор стал коситься на персонал. "В больнице завёлся приколист-остряк?" Прочитав текст, который уже знал наизусть, в четвёртый раз, Стервятник скормил его по кусочкам муравьям, предварительно намазав сахарным сиропом.  Разрывая в клочки пятое послание, Стервятник представлял себе древнюю  пытку водой: одна капля не просверлит в макушке дыру, но сотня может и с ума свести. Шестой белый квадратик он пронзил иглой для накалывания чеков, отчаянно жалея, что на корреспонденцию не распространяется магия вуду. К вечеру второго дня старьёвщик уже находился в том состоянии, когда стресс хочется заесть. Он провожал плотоядным взглядом каждого, кто попадался ему на глаза, - в этот раз абсолютно белые, так как утром Асгейр больше беспокоился о странных эпистолах, чем о внешнем виде.
Он бы не удивился, если бы в следующий раз две строчки, побери их блохи, появились на стене, точно библейские Мене, Мене, Текел, Фарес. Лист, просунутый в дверную щель, старьёвщик брал, точно тот был раскалённым. Повинуясь врождённой трусости, Неофрон схватил с вешалки пальто и, не собираясь проверять, есть ли кто в коридоре, вылетел на балкон. Заточение у Тай-Суя приучило его не давать загнать себя в тупик, поэтому он выбирал кабинет с исключительной возможностью непосредственной эвакуации, изображая, что боится пожара. Раскладываемая пожарная лестница прогрохотала на всю округу, и Асгейр лихорадочно стал спускаться по металлическим ступенькам. Кто бы ни был таинственный адресант, знакомиться с ним у старьёвщика не было никакого желания. 

- посыпал голову пеплом -

возвращение блудного сына, или спасибо, что не удалили меня к чёртовой бабушке за выдающиеся подвиги в области тормознутости

Отредактировано Aasgeier Neophron (13.08.2015 13:01:27)

+2

4

Он был рядом, всегда находился где-то поблизости. Поэтому услышал шорох, грохот и топот, которые доносились со стороны кабинета доктора Неофрона. Такой вариант несколько нарушал стройную линию намеков, которую он начал издалека так, чтобы не спугнуть существо.
Видимо что-то пошло не так. Сейчас, размышляя об своих действиях, он, пожалуй, добавил бы еще одно уточняющее предложение в послания, но тогда не вышло бы заготовленного сюрприза. Поэтому, нет, если спросите, он ни о чем не жалел.
Нужно было торопиться. Башмаки скользили по стерильному полу больницы, плащ чуть ниже колена развивался от резких движений и походил на плащ супергероя. Сегодня он был им и чувствовал себя таковым
Эта больница нуждается в герое, которого она заслуживает! Или что-то в этом роде, комиксы его не особенно интересовали, как и их экранизация. Ведь они никогда не узнают о настоящих героях, скрывающихся во времени и пространстве, выращенных и сотни веков назад и не забытых, хоть и стремящихся забыть.
Мужчина пронесся мимо поста медсестры, разметав безжалостно бумаги с ее стола в разные стороны. Он толкнул со всей имеющейся силы дверь, но было уже поздно, доктор скрылся из виду.

Сгущающиеся тучи готовились к тому, чтобы лопнуть от растущего напряжения. Поднялся ветер, горожане кутались в куртки и спешили по делам, стремясь убраться подальше с улиц. Они не могли видеть того, что происходило на самом деле, но двигались так быстро, будто чувствовали, что приближается буря.
Один из них остановился посредине тротуара, чем создал небольшой затор в движении, посмотрел в небо и сказал самому себе:
- Собирается дождь, - кто-то в толпе охнул, а сам прохожий затопал по брусчатке с удвоенной скоростью.

Он стоял, прижавшись боком к стене. Пальцы сжимали лямки коричневого рюкзака, сливавшегося за спиной с супергеройским (а на поверку с самым обычным) плащом.
- Совершенно точно, - прохрипел вечный, отвечая давно исчезнувшему из виду прохожему.
Взгляд его был устремлен на другую сторону улицы, где находился доктор Неофрон. Старьевщик чувствовал присутствие и не мог с этим ничего поделать. Он догадывался, что рано или поздно наступит тот миг встречи, но почему-то старался его оттянуть.
Ветер подхватил сложенный умелыми руками иллюзиониста самолетик и понес его через узкую опустевшую улицу прямо к макушке Асгейра. Бумага принесла с собой еще немного слов в дополнение к уже имеющимся и содержание их было таким "Не пытайся убежать."
Первая капля приземлилась на перстень вечного, скатилась по камню и смочила кожу на указательном пальце, остальные последовали за ней незамедлительно, разделяя две стороны улицы стеной из плотного ливня, делая линии и силуэты размытыми. Если бы доктор Неофрон обернулся, то увидел бы мокрую фигуру в плаще, лицо которой было спрятано в тени дома.

+2

5

Мои года - моё богатство
© Вахтанг Кикабидзе

У Стервятника было много врагов. Не так много, как могло бы быть, питайся он без всякой схемы, предполагавшей добровольное согласие жертв, но все же предостаточно, чтобы ходить с оглядкой. Будь он представителем своего вида, только что вырвавшимся из туннеля, он бы не так сильно ощущал это тяжёлое, точно обязательство оплатить ипотеку, состояние страха перед неизвестным. Зверь опасается непосредственной угрозы, а не выдуманных им же химер. Газель убегает от льва, услышав его рык. Стервятник же спешил скрыться, сам сконструировав себе чучело.
Чем дольше он жил, тем увереннее должен был становиться, но на поверку лишь больше боялся потерять достигнутое. Так нищий не запирает замков, не беспокоясь ни о чём, а богач не смыкает глаз, размышляя, достаточно ли сейфа с металлическими стенками в палец толщиной, отряда крепких ребят и новейшей сигнализации, реагирующей на каждую пролетающую мимо стрекозу. Асгейру не требовался ночной отдых, но тем было хуже для него: даже самый упёртый параноик наутро чувствует себя лучше, когда часть атакующих его фантомов растворяется в рассветной дымке.
Достоянием Стервятника были его годы - в лучших традициях грузинского певца, - и он паниковал, воображая, как может их потерять (в том числе, додумавшись, что на него может напасть более молодой "коллега") Как белка, что уводит преследователей подальше от уютного дупла с орехами, заготовленными на зиму, старьёвщик удалялся от больницы, не желая подвергать опасности личную кормушку.
- Эй, поосторожнее, дедуля! - огрызнулся парень, которого Неофрон задел плечом, не разбирая дороги. Велико было желание остановиться и преподать ему урок, отправив туда, где недостаток вежливости и уважения к сединам оборачивался знатной поркой, но любая задержка была выгодна преследователю, от которого старьёвщик хотел отделаться. Неофрон перебирал ногами с той скоростью, которая не позволяла ещё охарактеризовать его передвижение как бег, но была к этому весьма близка. Бегущий человек привлекает много внимания, а Стервятник никогда не любил излишнего интереса к своей персоне. Он шёл по-над фасадами зданий, как во время бомбардировки, словно враг мог свалиться с неба.
Так оно и произошло.
Именно в тот момент, когда Неофрон чуть расслабился, полагая, что оторвался от погони, мимо уха просвистел бумажный самолётик. Будь он стрелой, то срезал бы с виска часть волос. "Это просто реклама", - успокоил себя Асгейр, но всё же поднял игрушку с земли, словно солдат, знающий, что за чтение  пропаганды расстреливают, но при этом не способный обуздать любопытство. 
Через мгновение он расстегнул пару верхних пуговиц пальто, достал из верхнего кармана белого халата, который в спешке не удосужился снять, ручку, и накарябал ниже уже имевшейся надписи "Что тебе нужно?". Правда, почерк был врачебным, читай - практически нечитаемым, и даже для вечного задачка расшифровать эти буквы была не из лёгких.
Ответом Асгейру был поток воды, словно библейский потоп, обрушившийся сверху. Старьёвщик не переносил яркий свет, а не воду, но всё же шмыгнул в первый попавшийся магазинчик, прячась от стихии. Это оказалась лавка часовщика. Неумолчное щёлканье гирек, стрелок и шестерёнок царило за стеклянной дверью с нарисованным будильником. Старьёвщик двинулся вдоль витрин с циферблатами, воспринимая их, как весы, на которых взвешивали продукты его питания.

Отредактировано Aasgeier Neophron (01.09.2015 22:39:27)

+3

6

Что ему нужно? Что ему нужно?!
Глаза Магистра выходили за пределы орбит так сильно, будто грозились покинуть свое привычное обиталище и отправиться осваивать земли Дикого Запада.
Хотя с другой стороны там могло бы быть написано "жду твоей жружбы". И пусть это было совершенно странно для старьевщика бросаться такими фразами, вечному хотелось верить именно в такой исход, ведь не зря же Асгейр зашел в магазин. В мире Магистра он как-бы приглашал этим действием отправиться следом в воображаемую переговорную, что тот и намеревался сделать.
Дождь тем временем усиливался, размывая наскоро написанные буквы на одиноком листе бумаги, унося его с потоком нечистот в сточную канализацию. Пришлось поднять ворот плаща и за неимением подходящей шляпы или капюшона прикрыть свои только этим утром до блеска вымытые волосы огромных размеров пакетом со смайликом посреди черного ничто.
Пакет грозился слететь, безвольно ведомый поднявшимся ветром, поэтому его Мортимер закрепил номинальным весенним шарфом, который развивался по ветру, как напоминание о том, что на этой шее, когда-то была голова. А, чтобы не пугать праздных прохожих или покупателей своим видом, он сперва убедился в том, что Асгейр был внутри один, постояв у полупрозрачной двери некоторое время.
Силуэт, который присутствющие внутри могли наблюдать, поражал своими экстраординарными очертаниями, необычной композицией и огромным смайлом в ее центре.
Немного погодя, Магистр все же вошел. Дверь скрипнула, фигура двигалась молча и неспешно, продвигаясь к прилавку. С плаща на пол капала вода, оставляя на нем причудливой формы лужи. Фигура остановилась, зашуршал пакет, поднялся рукав и на прилавок легла усыпанная перстнями ладонь. Затем пальцы на этой ладони сжались в кулак, оставив в одиночестве только указательный. Рука поднялась снова и повернулась в сторону старьевщика, указывая куда-то в район его груди.
Это был момент полный напряженной тишины до тех самых пор, пока все пальцы снова не оттопырились и не произвели жест, которым просят отойти кого-то в сторону.
- Сколько вон за те настенные? - раздался хриплый голос из-под пакеты.

+2

7

Слухи порой приписывали старьёвщикам способности, которых у них и в помине не было, как будто мало было устрашающего флёра вокруг этих монстров. К примеру, старьёвщики вопреки басням не чувствовали приближение других созданий кротовых нор. Такой талант чрезвычайно пригодился бы Асгейру сейчас, но Стервятник даже временную блоху, не то, что вечного не мог ощутить. О приборах, предназначенных для этой цели, он тоже не слышал, иначе давно обзавёлся бы таким артефактом. Оставалось ждать бедствия, будто в средневековье без сейсмографа.
- Что Вам угодно? - оторвал Асгейра от мрачных размышлений старческий голос: хозяин лавки оторвался от механизма, который ремонтировал, приподнявшись над стойкой. В его тоне участия не было, только сухая вежливость и даже затаённая надежда, что посетитель извинится и уйдёт восвояси. Но такие тонкие оттенки старьёвщик не разбирал. Раньше, много лет назад, он считал часовщиков отдельной кастой, знающей о том, что происходит во вселенной, однако на поверку они оказались такими же неразумными болванами, что и остальные. Среднестатистический часовщик отличался от настоящего властелина времени, как маляр от художника. Лишь немногие выходили за рамки простого конструирования коробочек с шестерёнками. Их не было жаль. Впрочем, жалость отсутствовала в арсенале Стервятника, как класс.
- Эти часы, верно, много видели, - протянул Асгейр лениво, прощупывая почву, как всегда. Если собеседник пускался в пространные рассказы, делясь, на свою беду,  впечатлениями об ужасающих событиях, то становился для Стервятника живой рекламой. Но хозяин продемонстрировать свои знания не успел. Звякнул колокольчик, недовольно возвещая о том, что его побеспокоили, и взорам недоумевающих собеседников предстала фигура, более уместная на полотне Магритта. Правда, вместо яблока, символизирующего человеческие искушения, на месте лица дрейфовал смайл. 
Асгейр не был ценителем абстрактного искусства (да и, в целом, изобразительного искусства), поэтому ассоциативного ряда, связавшего бы явление элемента интернет-коммуникации народу заштатной лавочки, с обезличиванием современного общества, к примеру, у него не возникло. Однако и естественное отторжение всего необычного,  присущее каждому обывателю, у старьёвщика отсутствовало. Он сам был ярким подтверждением странности вселенной, а потому не осуждал одетого не по последней моде, пока тот не уткнул в него свой палец, будто снайпер - дуло винтовки. Асгейр нахмурился, словно ожидая, что одно из многочисленных колец, будто шпионское приспособление, выстрелит в него крохотной пулей. Бронежилета у Неофрона при себе не было, к тому же он вряд ли помог бы при таком небольшом расстоянии.
Асгейр уже собирался возмутиться, но тут незнакомец махнул на него рукой, будто отметая ненужное приложение на сенсорном экране. Часовщик, в отличие от старьёвщика, с подозрением относился к тем кто носил вместо шапки полиэтиленовые изделия, и чётко на вопрос отвечать не спешил, видимо сомневаясь, что у такого отребья будут деньги на такой раритет.
- Это антиквариат, - заявил он тоном продавщицы бутика, снисходительно выпроваживающей из кондиционированного рая жену сантехника.

Отредактировано Aasgeier Neophron (19.10.2015 23:30:43)

+2

8

Да он и сам был антиквариатом. И даже немного больше, чуточку вперед...на пару столетий вперед, хотя жизнь его могла в любой момент оборваться по причине непреодолимой тоски по несостоявшейся популярности. Впрочем, в некоторых кругах Магистр все же был известен и слегка популярен, если популярностью считать несколько записей в блокнотах кредиторов.
Он считал так – всегда найдется время на то, чтобы вытащить монетку из-за чьего-нибудь уха и взять в долг парочку золотых. Вот и сейчас время нашлось на подобные действия, поэтому Мортимер медлить не стал и сразу же, чтобы отмести всякие сомнения, взять быка за рога, так сказать, уставился на заговорившего с ним человека. Проделал он это, естественно, через пакет, что придало облику не столько драматичности, сколько идиотизма.
- Я бы не стал так однозначно относиться к антиквариату, - никто не заметил, а ведь он изысканно поднял левую бровь где-то под пакетом. – Да и что вы этим хотите сказать? Я неподобающе выгляжу для того, чтобы приобрети подобные часы? Или эти часы слишком дряхлые для такого красавца, как я?
Продавец медлил. Это можно было легко объяснить тем, что он, как и многие другие, тщетно пытался пробраться через завалы бреда и туманных высказываний, которые шлейфом тянулись за прелестью пшеничных волос. Так сделать пробовали многие, но не у всех хватало терпения, даже у родственников. Особенно у родственников.
Воспользовавшись временной заминкой...
- Я хочу сказать, что эти часы обладают соответственной ценой, - часовщик закатил глаза, но все же ответил и это обстоятельство в значительной мере помешало Магистру воспользоваться временной заминкой.
- А знаете что? – он сделал резкое движение головой, от чего с пакета в разные стороны разлетелись дождевые капли. – Кудрявая официантка уже выстирала фартук, так что мне абсолютно плевать на ваши грязные намеки. Да и вообще, оставьте часы себе, мне нужен он.
Перст с перстнем ненормальных для мужчины размеров поднялся в воздух и указал на фигуру старьевщика, а затем зловеще сверкнул камнем.
Фигура с пакетом на голове кивнула, будто подтверждая свои слова, а затем мгновенно стянула с себя импровизированную шляпу, слегка поклонилась и качнула ею пониже талии в приветственном жесте.
- Ну, здравствуй, Стервятник, - Магистр улыбался и блестел глазами так маниакально, как только мог. – А Генерал не говорил, что ты такой прыткий.
Еще минутку они постоят тут, а потом велосипедист свалится прямо в лужу у самой Вацлавской площади. И тогда! Тогда откроется окно возможностей, которого великолепный вечный так долго ждал.
Мотример потирал руки, думая одновременно о возможностях и о том, почему не назвался великолепным вместо невероятного, хотя выглядел он как любитель фаст фуду аккурат перед МакДональдсом.

+1

9

Придирчиво изучая циферблаты разных форм и размеров, Асгейр плавно двинулся к выходу, собираясь уйти по-английски. Он хотел прикорнуть в тихой гавани, где количество присутствующих и сказанных ими слов стремится к нулю, а не растёт в арифметической прогрессии. Дождь не прекращался, образовав кисейную стену за дверью, и стоило поискать зонт или хотя бы такой же пакет на голову, как у чудака с улыбкой вместо головы. У старьёвщика плохо получались улыбки, и общение с их обладателями. В его исполнении выражение лица, которое должно было свидетельствовать о доброжелательности, напоминало плотоядный оскал. Не помогали даже тренировки перед зеркалом.
Но посетитель оказался не только хохмачом, но и скандалистом. Асгейр  притормозил, жадный до зрелищ такого рода, пусть и в микроскопическом размере. Мелкие дрязги в заштатной лавочке, разумеется, не могли сравниться с полномасштабной битвой, но в них было нечто родное и близкое духу Мародёра. К тому же, они могли перерасти в полноценный дебош: посетитель мог начать крушить выставленный товар, а хозяин достал бы из-под стойки двустволку, заряженную солью... На воображение старьевщик был не способен в принципе, но опыт подсказывал ему возможные варианты развития событий. Увы, к той ситуации, в которую переросла перепалка ремесленника с клиентом Асгейр был не готов.
Он избрал себе удобную роль наблюдателя, которому не хватало только бадьи с попкорном и кинокресла повышенной комфортности. И вместо того, чтобы послушно перемещаться в рамках плоского экрана, один из персонажей вдруг обрёл объём, втягивая Асгейра в сюжет без его ведома. К сожалению, сдать билет и выйти из зала не представлялось возможным. Неофрон вздрогнул, как школьник, не ожидавший, что учитель вызовет его к доске, и сморгнул, надеясь, что изображение перезагрузится, а баг в лице психопата, который обратился к нему, исчезнет.
Но картина осталась без изменений, и даже Шерлок Холмс не нашёл бы ни одного отличия, кроме одного, самому Асгейру недоступного: его собственного лица. Старик так напрягся, что страх превратил покрытые морщинами черты в маску древнеегипетской мумии. Спустя мгновение Неофрон взял себя в руки, обнаружив, что рядом нет ни ламп, ни зеркал, составлявших суть его прошлой темницы, изобретённой мудрым вечным. Старьёвщик не нуждался во сне и, следовательно, сталкивался с кошмарами лишь в медицинских справочниках и отчётах пациентов, но стародавнее заключение вставало перед внутренним взором кошмаром наяву.
- Не будь я прытким, я бы от него не сбежал, - с толикой самодовольства отозвался Асгейр, лишая дара речи мастера, который до сих пор был уверен, что к нему в гости заглянул только один сумасшедший.

+1

10

А этот старьевщик был не только выдержанным в плане лет в человеческой маскировке, но еще и дерзким. И, кажется, он начинал нравится Магистру.
Ситуация была накалена до предела, еще немного и воздух между ними можно будет резать с помощью ножа. Нервы на пределе, каждый жест имеет значение, нужно стараться изо всех сил не спугнуть добычу, не дать волю мимическим мышцам, не поддаться искушению и не захлопать в ладоши от переполняющего возбуждения перед тем, что произойдет дальше...
- Вы часы брать будете?
Иногда люди ведут себя, как маленькие.
- Ну почему? - Магистр повернулся к человеку за прилавком, выпучил глаза, собрал все пальцы обеих рук вместе с умоляющем жесте и выставил их перед собой. - Почему вам нужно было заговорить именно сейчас?
Разочарованию его не было предела. Он ненавидел вмешательство в свою игру почти также, как и попытки растолковать ему же механику его фокусов. Зачем вы отбираете у меня волшебство момента?!
Иногда Мортимеру казалось, что он так и погибнет непонятым. Иногда он даже завидовал Джеку-Полмолитвы, которого совершенно не заботил тот факт, будет ли он понят вообще. Но сегодня он соберет всю свою волю в кулак и будет действовать ради более значимой цели - всеобщего обожания.
Сделав несколько неуклюжих и поспешных шагов по направлению к доктору Неофрону с таким видом, будто говорил ему "да ты посмотри на него, все нам испортил", Мортимер протянул руку и по-свойски хлопнул его по плечу.
- От него сбежал, а от меня не получилось, - вечный лучезарно улыбнулся. - Но я так и не понял, зачем. Я столько усилий приложил, столько записок написал. Как мне еще более прозрачно намекнуть на то, что мне нужна помощь?
И это было сказано абсолютно искренне, совершенно без задней мысли и тени сарказма.
- Оу, я ж не представился. Магистр, но ты можешь называть меня Невероятным. Шучу, Мортимер я. Ты, кстати, не голоден? - быстрый поворот головы, беглый взгляд на часовщика. - Не в этом смысле, а в смысле того, чтобы пойти посидеть в какое-то место, где люди едят и пьют. И, знаешь, если у тебя найдется сотня другая крон, не стесняйся угостить меня кофе с трдельником, - Магистр подмигнул, выбросил пакет куда-то на пол магазина, проигнорировал замечание и принялся ждать ответ.
Удача была непостоянной подругой даже для него. Во  всем, что касалось подготовки и дополнительных усилий Мортимер никогда не скупился на лишние телодвижения. Вот и сейчас он сделал все идеально, так, чтобы комар носа не подточил (хотя, сказать по правде, вечный никогда не заставал комаров за этим занятием), т.е. совершенно идеально. Ну, кто же мог ему отказать?

+1

11

- Может быть, стоило просто прийти ко мне в кабинет и заявить об этом? Никакой траты усилий, - Асгейр поморщился. Безвозвратное сливание в унитаз бесценных секунд было единственным способом привести старьёвщика в состояние, близкое к  "раздражению". Но даже в этом случае он держал себя в руках. Не стоило наезжать на незнакомца, коль скоро он - Вечный, пусть даже долбанутый был причиной ощутимой прорехи во временном бюджете старьёвщика.
Асгейр не раз убеждался, что никто не может похвастаться тем, что знает всё об этих загадочных существах. Легенды и слухи, правда и вымысел туго-натуго оплетали их сетью, через которую нельзя было разглядеть истинное положение дел. Их предположительные достоинства и якобы слабые места, - у каждого разные, - приходилось выпытывать по крупицам у тех, кому повезло с ними столкнуться.
Последние не всегда почитали нежданное знакомство за счастье. Одни считали Вечных богами, другие инопланетянами, третьи мутантами. На заре своего пребывания вне туннеля старьёвщик думал, что ближе по сути к ним, чем к людям. В силу присущего Стервятнику любопытства он мечтал о встрече, но затем понял, что если между ними и есть определённая связь, то она похожа на сходство таракана и богомола, который может съесть семь-восемь таких "родственников" на завтрак.
Поэтому факт, что количество Вечных ограничено, Асгейра несказанно радовал. Насколько он помнил, Магистр не отличался воинственностью и не имел обыкновения употреблять в пищу первых встречных. Хотя назвать безобидным Вечного язык бы не повернулся, но всё же он был безопаснее Генерала. Проблема заключалась лишь в том, что если и было в мире людей нечто, что старьёвщик понимал меньше, чем юмор, то это были излюбленные Мортимером игры и фокусы. Неофрон был не против распиливания девушек надвое, он просто не представлял, зачем их собирать обратно. Они с Магистром говорили на разных языках и найти общий было трудно. Ну, разве что дружить против кого-то. Например, часовщика.
- У вас есть зонт? - огорошил Неофрон владельца лавки, подходя к стойке и постукивая длинными ногтями по звонкой доске, - у тебя ведь нет фокуса, который остановил бы дождь? - повернулся он к Мортимеру.
- Я торгую часами, - напомнил неуверенно хозяин и шикнул на Магистра, - эй, не мусорьте! - Асгейр, взявшись двумя пальцами за дужку тёмных очков посмотрел на и без того напуганного беднягу поверх стёкол, демонстрируя неестественно узкие щели, заменявшие старьёвщику зрачки.
- Вы уверены? - часовщик поёжился, с досадой думая, кой чёрт принёс нынче в лавку форменных психов, и что, вероятно, потеря зонтика - не самое страшное, что его ждёт в связи с этим визитом.
- Наши посетители часто забывают свои зонты, - нашёлся хозяин и вытащил из-под прилавка сувенирную трость с цветным рисунком, который при ближайшем рассмотрении оказался силуэтом Карлова моста. Неофрон придирчиво рассмотрел аксессуар, оценивая наличие антиветровых пружин и материал спиц, но в результате на радость хозяина раскрыл кошелёк и оставил на прилавке несколько хрустящих купюр. Когда парочка покинула магазин, его владелец как можно скорее запер дверь, решив устроить себе выходной.
По мосту Легии через Влтаву они быстро дошли до кафе Славия, что на углу Народного проспекта и и Сметановой набережной. Можно было найти заведение и поближе, но старьёвщик предпочитал знакомые места, а Славия не подводила с тех пор, как открылась в 1881 году. Уголок, в котором, насколько помнил Неофрон, любили есть коронные блинчики Франц Кафка и Райнер Мария Рильке, был свободен.
- Я к твоим услугам, - подтолкнул Асгейр собеседника, отослав официантку выполнять заказ. Жаль, что в меню вместо «индейки на подушке из картофеля» и «мороженого под малиновым соусом» нельзя было увидеть строчки вроде «битва на Белой Горе» или «сражение под Кульмом».

Отредактировано Aasgeier Neophron (22.12.2015 11:09:39)

+1

12

- Может быть, и стоило. Но мы уже об этом никогда не узнаем, правда?
Мортимер не лукавил, он и правда не представлял, как еще точнее и однозначней мог выразить свою мысль, а именно "ты мне нужен".
Старьевщик был ему любопытен и нужен. Это все. Зачем облекать свои намерения в походы по кабинетам, если можно все написать на бумажном самолетике и пустить прямо в голову искомому субъекту. Обычной человеческой логики в его рассуждениях было мало мало, но перед нами и не был обычный человеческий детеныш. Он был ничьим и одновременно принадлежал этому миру также, как и любой другой рожденный в нем. Об этом свидетельствовало отсутствие возможности покинуть мир и отправиться куда-то еще. Не то, чтобы вечный стремился, но новые возможности его всегда радовали.
Такой взгляд на мир был неотъемлемой частью его существа и часто принимался за безумие потому, что вместить все то, что было в голове у вечного, в рамки дозволенного и понятого было задачей непосильной никому.
- Не нужен нам фокус, скоро он сам кончится. Кошка уже отряхнулась и приступила к вылизыванию котят, - сообщил Мортимер никому неинтересный, но такой важный во вселенском масштабе факт. - Я не мусорю, а оставляю его здесь намеренно для девочки. Хотя кому я объясняю.
Картинно он поправил ручьи своих шелковистых волос. Этот пакет с жутким смайлом спасет в скором времени нервы матери очень капризной девочки и запустит цепочку событий, которая поможет Неофрону с его теперь уже задачей, пусть он и сам об этом не догадывается.
- Так что не смейте его убирать. О, ты все-таки взял зонт. Ну, как знаешь, хотя я никогда не понимал стремление сохранять вещи в их первоначальном состоянии, если только речь не идет о волосах и они не прекрасны.
Вечный говорил это уже в дверном проеме, наблюдая за тем, как несколько последних капель опускаются на мостовую.

Кафе Славие обрадовало наличием еды и разочаровало ее дороговизной. Еще с тех самых пор, когда Мортимер преломил хлеба и окрасил вино, его совершенно не радовала концепция денги в обмен на питание. Она заставляла его чувствовать себя грязным.
- Мне много не надо, как всегда, - сквозь звуки поедания блинчиков и запивания их кофе сообщил вечный, - чтобы публика любила да банк ограбить.
Внезапно он спохватился, поспешно проглотил пищу, закашлялся и зашикал.
- Тшшш, тшшшш, главное - секретность, а так никто и не узнает. Мне нужно, чтобы ты, который наверняка имеет счет в банке и не имеет проблем с нарушением каких-то там законов какой-то там морали пошел туда и отвлек их внимание, пока я проберусь к ячейкам и захвачу искомое. Дело раз плюнуть, ты вообще не напряжешься. Ну, что? Погнали? - на стол посыпались монеты, Мортимер встал, затем снова сел. - Сначала все же доем.

+1

13

Знаете, бывают личности, которых не приходится долго уговаривать на авантюру? Они всегда готовы к приключениям, ловят за хвост представившийся шанс и не раскачиваются перед прыжком через пропасть. Жить мгновением и не оглядываться - их девиз. Азарт и адреналин - их топливо. Их ещё называют лёгкими на подъем.
Так вот Асгейр к ним не относился, несмотря на то, что отличался не самой тучной комплекцией. Вышеупомянутых типов он считал бестолковщиной без царя в голове. Если бы проходили соревнования по занудству, Стервятника бы заподозрили в приёме допинга. Недоверчивость, которая не раз его спасала, удерживала Асгейра от того, чтобы пуститься с места в карьер, и требовала гарантий. А чего ещё ожидать от того, кто изображает эмоции, руководствуясь научными исследованиями функций мимических мышц? Со временем эти навыки доводились до автоматизма и сейчас взгляд, которым одарил Мортимера Неофрон, был насыщен самыми разнообразными оттенками от элементарной злости до еле сдерживаемого гнева. Ни того, ни другого, между прочим, монстр безвременья не испытывал.
- Что я с этого буду иметь? - поинтересовался Неофрон, лениво ковыряя в зубах заострённой палочкой букового дерева и не демонстрируя намерений бежать куда бы то ни было. Он и так был недоволен, что его согнали с насиженного места. Лимит беготни на сегодня уже был превышен.
- Для чего тебе именно старьёвщик, а не самый обыкновенный человек? - Неофрон показал зубочисткой на сидящих в кафе людей, - любой из них за определённую долю награбленного согласится пойти с тобой. Пойми правильно, меня совсем не волнуют моральные аспекты, - пояснил старьёвщик, - но не хотелось бы, чтобы потом объявились проходимцы и отконвоировали меня под белы ручки на станцию "за плохое поведение". Я долгие годы завоёвывал шаткое доверие Кнедлика не для того, чтобы подорвать его за один день. И учти, отговорки в стиле "гитарист уже съел яичницу" не прокатят.
Старьёвщик был только потребителем, а не творцом времени и не мог предсказывать варианты развития истории, как это делал Вечный. Придающие ускорение временной лавине происшествия казались ему малозначимыми, и старьёвщик замечал её движение, лишь когда было уже поздно. Тем более Асгейру не приходило в голову подтолкнуть события в ему выгодном направлении.

Отредактировано Aasgeier Neophron (19.01.2016 13:51:03)

+1

14

Можно подумать, это было впервые, когда на него так смотрели и пытались вот так запугать. Почему все они до сих пор не могли понять одной простой вещи - он не боялся. Для Магистра вообще существовало мало тем, которые могли бы вывести его из равновесия, и, в основном, они были сосредоточены в области престедижитации, семьи и втягивания его в военные конфликты. Все остальное давно умерло, оставшись навсегда погребенным в мире вечных, который больше не существовал ни в одной из плоскостей, кроме памяти.
- Постой, - Мортимер даже обиделся на то, что "гитарист съел яичницу" не считалось весомым аргументом.
Хотя, с другой стороны, такие вещи имели значение только для видящих цепочку последствий, объяснить которую существу не посвященному было крайне сложно.
- Почему никто не читает внимательно письма? - бледная кожа на его слегка заросших щетиной щеках начинала розоветь из-за общей возбужденности ситуацией и накатывающей волнами злости. - Там же ясно написано: мне нужен ты. Не человек, не старьевщик, а именно ты!
Вечный уставился на Неофрона немигающими глазами со слегка расширенными зрачками. Он больше и сам не мог понять, по какой причине расширялись его зрачки, ведь это могло быть как действие волшебной сигаретки, так и поток будущего, прошлого и настоящиего, который одновременно тек сквозь израненный объемами мозг.
- Смотри, я попробую объяснить, - он заерзал на стуле, зашарил в поисках чего-то подходящего и спустя секунду схватил мед в пластиковой бутылке с соседнего стола. - Вот это ты и твоя линия вероятных событий, которая уже пошла в правильном направлении после моего вмешательства, - Мортимер нарисовал на блинчике ровную тонкую полоску. - Вот это линия госпожи Седлаковой, любительницы мелодрам, марципанов и статуэток котов, - другая полоска легла параллельно. - Госпожа Седлакова не только страстно обожает фильм "Австралия", служит в банке, но и является недолюбленной дочерью всегда занятого во врачебных мероприятиях отца. Ну, такого, знаешь, взрослого и слегка седоватого, но представительного мужчины, - тут и подмигивать не стоило, все и так ясно. - А вот это гитарист Бохдан, который в данный момент не поедает куриные яйца, но пишет Седлаковой смс о том, что так больше не может, это было всего лишь мимолетное увлечение и они должны расстаться, - медом нарисована еще одна короткая полоса. - Вот эта событийная линия и соединяет тебя и госпожу Седлакову прямо тут в банке, где она поглащена твоим вниманием, а я беру из хранилища то, что мне нужно.
Цепочки возможностей были, конечно же, гораздо сложней. То, что творилось в голове вечного, можно сравнить с терабайтами бесконечных потоков информации, со сложной сеткой, которая постоянно меняется. Только вместо терабайтов были другие объемы, никому в этом мире неведомые.  Но для быстрого пояснения и мед сойдет. Оставалось ответить на второй вопрос, который был задан первым.
- Я вынесу всю ячейку, там полно ценностей на пару сотен, заберешь себе все, кроме одной вещи. Ты же живешь, как человек, тебе и тратить приходится, - время дрогнуло, паутина с вероятностями пополнилась еще одной.
Неужели старьевщик попросит что-то другое в замен. Самое время для того самого вопроса.
- Или что тебе еще нужно?

+1

15

- Лестная вакансия, - прошелестел Стервятник, делая глоток бархатного латте, - мне ещё не приходилось быть Избранным. В следующий раз ты предложишь мне, - он посмотрел за витрину кафе на заставляющую думать о затишье перед бурей улицу, - спасти мир? - высокая миссия Стервятника не привлекала, так как ему не было свойственно присущее людям тщеславие. Шакалу неважно, занесут ли его в книгу рекордов Гиннеса, как того, кто сгрыз наибольшее количество костей. По этой причине знакомые, не подозревающие об истинной природе Неофрона, с восхищением отмечали  исключительную скромность психиатра. Неофрон отказывался от любых наград, если они ему не приносили реальной пользы, оставаясь бумажкой в рамочке на стене.
Асгейру также была чужда религия, утверждающая, что каждому уготована своя участь. Старьёвщик располагал властью прервать нить чужой судьбы, вне зависимости от того, что там задумали вылепить мойры: владельца фейсбука или нового Густава Климта. Все они, от бестолочи до гения, имели равный шанс кануть в Лету. Потому и Асгейр не считал, что у него самого существует какая-то особая задача, возложенная на него богом или дьяволом, каковую следует выполнить, чтобы не попасть в ад. Что забавно, его нередко принимали за Лукавого, и Асгейр сориентировался, что лучше поддерживать это заблуждение, нежели развенчивать.
Монстры его типа имели обыкновение охотиться поодиночке и были не слишком распространены (хотя фон дикой природы почему-то не предлагал организовать акцию по их защите), но всё же старьёвщик не был единственным в своем роде.  Его не тешило предложение, мол, мы без тебя не справимся, как ни крути. Каким бы проницательным ни был Вечный, в то, что Неофрон – именно тот недостающий винтик в механизме Вселенной, старьёвщику не верилось. Официантка подошла забрать опустевшую чашку, и беседа на время прервалась: Неофрон имел возможность убедиться, насколько любопытным бывает персонал. Пока она возилась с подносом, у старьёвщика было время поразмышлять над ещё одним вопросом.
- Должно быть, увлекательно быть времявидцем восьмидесятого левела, - усмехнулся Асгейр, - в таком случае, странно, что ты не воспользовался этим колдовским даром, чтобы заполучить меня без разговоров и торговли. Подкрутить шестеренки там, подёргать гирьки здесь – и я уже у тебя в шляпе, словно кролик. Разве нет?
Девушка в накрахмаленном национальном чепчике принесла счёт, и стервятник постучал по нему ложечкой.
- Психиатрия прибыльное дело: миллионеры лечат своих жён-истеричек, правительство доплачивает за то, чтобы держать в больнице тех, кто много болтает… - собеседник подходил под это определение, по мнению Асгейра, как нельзя лучше, - а я никогда не был падок на Swarovski, Rolex и прочее, что нельзя захватить с собой, если ты понимаешь, о чём я, - старьёвщик повернул голову в сторону стойки, где, чтобы привлечь внимание посетителей, были выставлены самые дорогие блюда. Для старьёвщика они не отличались по вкусу от угля и пепла. Асгейр снял очки, продолжая смотреть мимо вечного, и голос его был отстранён, словно он говорил сам с собой:
- Такому, как ты, мой взгляд едва ли причинит вред. А я был бы не прочь распробовать, - он повернулся к Магистру, - Войну Вечных.

+1

16

- Спасти мир? – Магистр скептически посмотрел на старьевщика. – Пф, зачем это?
Доподлинно известно, что почти все вечные живут в своем мире и чаще всего бывают либо эксцентричными, либо полностью поехавшими. Магистр балансировал где-то между этими двумя состояниями. Примерно в том же районе находилась и гениальность, но они встречались редко.
Как только его не называли, как только не пытались оскорбить, но в спасители мира уж точно не записывали. Неизвестно, чем там с Неофроном занимался Генерал, но представление о вечных он сложил не совсем правильное. Нужно бы при следующей встрече поинтересоваться.
- Фокусы хороши на торговой площади или на сцене какого-то отеля какой-то конвенции иллюзионистов, но уж никак не в этом деле, - не было абсолютно никаких ниточек, за которые Магистр мог потянуть Неофрона, чтобы заставить того пойти с ним в банк, кроме угроз безвременьем, а этого вечный не любил, являесь заядлым пацифистом и противником шантажа (по крайней мере, в 9 из 10 случаях). – Я не собираюсь тебя заставлять или упрашивать, предложил все честно. Но раз деньги тебе не нужны...
Магистр был от природы парнем подвижным, а вот Стервятник, кажется, любил тянуть время. Ему все нужно было обсудить, подробно разжевать, даже начать запугивать. Или что это он там делал своими старьевщицкими глазами?
Приходилось испытывать постоянный зуд во всех активных местах, наблюдая за манипуляциями со счетом, ложечкой и остальными деталями.
- Да пожалуйста, - он посмотрел на старьевщика немигающим взглядом, стараясь припомнить то, что видел во время войны.
- Нуууу вооооот, - протянул Мортимер, слегка надув нижнюю губу,  - ничего не получается. Да и не участвовал я в этой войне, - он будто припомнил прежние обиды, скрестил руки на груди и нахмурился, - больно нужно. Но, если хочешь, - глаза Мортимера нехорошо сверкнули, злобно и мстительно, - я расскажу тебе об этой войне. Глупая бойня вечной расы с пернатыми. Отличное было время, - рот искривила саркастичная улыбка, - предательство, резня, бессмысленные убийства. Но сейчас такого полно, проглоти любого ветерана любой войны, вкус такой же, только лет поменьше.
Отвернувшись от Неофрона, Мортимер уставился в окно, всерьез раздумывая о том, чтобы уйти из-за стола и поискать другую возможность.
- Не возводи ее на пьедестал, - все также в окно пробормотал вечный, - там не было ничего хорошого. Плохого в чистом виде тоже. Одно сплошное безумие.
Были те, кто поступил правильно, распрощавшись с собственным чердаком. Наверное, ему также следовало поступить, но уже поздно. А скоро и возможность с банком исчезнет.
- Ты не хочешь денег, не можешь получить искомое время, так что же тебе нужно?
Вопрос был философским, Магистр хотел задать его хотя бы для того, чтобы не потратить этот день окончательно и бесповоротно впустую.

+1

17

Неофрон предполагал, что испытает нечто особенное, глядя в глаза Мортимера, будто невеста, ожидающая от брачной ночи невообразимых чудес, но зрачки  самой обыкновенной офисной крысы и то были интереснее. Пялиться на фокусника было не эффективнее, чем на фотографию: когда это изобретение захватило мир, Стервятник надеялся, что оно поможет и ему, но картинки оказались абсолютно бесполезными. Возможно, у Вечных выработалась защита от старьёвщиков. Или старьёвщикам не подходило Их время, как людям не подходит в качестве еды золото. Так или иначе, стоило попробовать, жаль, что попытка не увенчалась успехом.
- Что ты понимаешь, - пробурчал Неофрон в ответ на разглагольствования Мортимера о войнах. Так эксперта раздражают замечания любителя. Для Стервятника не то, что разные войны, а битвы одной и той же военной кампании радикально отличались. Русско-турецкая война по сравнению с войной Вечных и Птиц просто возня в песочнице, - ещё скажи, что посмотреть на рекламу коктейля и выпить коктейль одно и то же, - на знакомую строчку в меню встрепенулась дрейфующая поблизости,  будто чайка, ожидающая объедков, официантка, но старик отмахнулся от неё и встал.
- Будешь мне обязан, - бросил он Мортимеру, - иметь в должниках Вечного не так уж плохо.  Если мне понадобится твоя услуга, ты не сможешь мне отказать. То есть, не удивляйся, когда тебя попросят поучаствовать в телевикторине, сказав, что тебя выбрали в качестве объекта "звонка другу", - на друга Стервятник походил очень мало, на звезду телеэкрана ещё меньше, так что можно было бы предположить, что он шутит, если бы не атрофированное чувство юмора. Просто пока Асгейр и правда не представлял, чем Фокусник может быть ему полезен. Но ссориться ещё с одним Вечным старьёвщику не хотелось.
- В конце концов, мне приходилось участвовать в ограблениях, - признался Асгейр, когда они покинули кафе, - правда, речь шла скорее о безлюдных улочках и неосторожных прохожих, - в таком деле способности старьёвщика были наилучшим подспорьем. Даже если проходимцы возвращали жертву обратно, вещи и деньги все равно оставались при нём, а полиция с гораздо меньшим энтузиазмом расследовала дела, в которых и трупа-то не было.

+1

18

Может быть Магистр и правда повидал в значительной степени больше, чем понимал, но это не мешало ему пытаться понять, делать вид, что понимает, и рассказывать о своих догадках.
Но он все еще ждал, надеялся и верил в то, что Неофрон согласился. И вера его была вознаграждена, как это обычно и случается.  Только вечный предпочел бы расплатиться материально и на месте, нежели в последующем быть кому-то должным. Да что там кому-то? Речь здесь шла о стервятнике, враге рода человеческого, пожирателе времени и...мысль его внезапно перескочила на все те радужные приимущества, которые сулила круглая сумма для организации представления...очень хорошего друга.
- Хорошо, - произнес Магистр, - я буду тебе должен, но ничего связанного с убийствами и кражей лет! – он сурово посмотрел на Асгейра, выдержал положенную паузу, заерзал на стуле и добавил. – Пошли уже, а?

Этим вечером в новостях рассказывали об ограблении банка. Ошарашенная и почему-то не в меру румяная сотрудница стыдливо прятала глаза перед камерой, говоря «без комментариев», репортер сообщал о странности всего дела.
В предполагаемом доступе у грабителя находилась ячейка с значительным состоянием, в которые входили ценные бумаги, предметы ювелирного искусства. Однако грабитель забрал лишь одну вещь, имеющую исключительно настальгическое значение по словам обладателя, который пожелал сохранить  инкогнито.
Мортимер стоял на пешеводной части моста, вглядываясь в воды Влтавы. Улыбка чуть тронула его губы, а пальцы крепко сжали небольшой пушистый предмет, на другом конце которого висел ключ.

+1


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (14.03.2014) Из охотников в жертвы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC