Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (10.08.78) Ведьма в Помпеях


(10.08.78) Ведьма в Помпеях

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Название: Ведьма в Помпеях
Дата, время: 10 августа 78 года
Место: Помпеи
Участники: Кимберли Уэллс, Делия, Зигмунд Шмид (порядок постов такой же)
Краткое описание: Кимберли отправляется в путешествие, выбирая остановкой храм Аполлона в Помпеях. Однако путешествие совершенно не смахивает на увеселительную прогулку, ведь Помпеи терроризирует старьевщик, с которым необходимо разобраться. На помощь из средневековой Франции выписан охотник на ведьм и просто бородатый парень - Зигмунд Шмид.
[ava]http://s3.uploads.ru/V3lA1.jpg[/ava]

Отредактировано Sigmund Schmied (26.09.2015 15:59:09)

+1

2

Сегодня Кимберли была в приподнятом настроении. В университете отменили пятничные занятия в связи с отъездом преподавателя, и девушка решила, что это отличный повод устроить себе трехдневные выходные на берегах Средиземного моря. Последнее ее путешествие в Помпеи окончилось не слишком хорошо - невольничьим рынком, но это же не повод перестать посещать курорт всех проходимцев, начиная с 1203 года? "Если прошлый раз прошел неудачно, то в этот должно повезти больше," - решила Ким, не знакомая с теорией вероятности. Как оказалось впоследствии зря незнакомая, стоило бы посещать университетский факультатив, иначе не делала бы столь опрометчивых выводов.
Но пока Уэллс была преисполнена самых лучших ожиданий от предстоящего путешествия. Выпив стакан молока в Часе, девушка без происшествий прошла по кротовине и очутилась в античном храме Аполлона. Добродушные жрецы едва дали ей одеться в местную одежду и кинулись требовать пересказ очередной серии Сверхъестественного. Кимберли не любила сериалы, но ради посещения Помпей приходилось смотреть. Правда девушка хитрила - не смотрела весь сериал целиком, а лишь пару серий перед путешествием, выбранных наугад. Обычно это прокатывало, но сейчас обе серии оказались известными жрецам. Те стали наседать на девушку с просьбами и требованиями рассказать еще, та отмахивалась, утверждая, что больше ничего не знает.
- Ну засуньте меня обратно в нору раз так! - крикнула Ким на весь храм в конце ссоры.
Опомнившиеся от ее крика жрецы пропустили рассерженную девушку, а один даже пробормотал какие-то извинения. Кимберли стремительным шагом пронеслась по храму и выбежала на открытую часть подиума, окруженную массивными мраморными колоннами. Здесь Ким остановилась и немного перевела дух. После холодной и хмурой весенней Чехии сияющее солнце Древнего Рима было удивительно приятно. Уэллс стояла, полной грудью вдыхая теплый воздух, в котором не было и следа запаха выхлопных газов. Правда к аромату цветущих полей примешивались и другие, менее приятные, но для склонной к идеализации девушки это не имело значения. Она с наслаждением оглядывала древний город, удивительную античную архитектуру. Причем не в виде развалин, как большинство людей, запертых в одном времени, но живую, не просто в хорошем состоянии, но и служащую прямому своему назначению. "Как же мало моих знакомых могут похвастаться тем, что видели Помпеи до их разрушения," - весело подумала Кимберли. Настроение опять поднялось, ссора с жрецами почти забылась. Да и стоило ли обижаться? Кроме родной станции им была доступна только одна, и самим им Сверхъестественное посмотреть не доведется, как смотрит сейчас она на чудеса их времени.

+2

3

Леонардо был очаровательной занозой в ее пальчике. С ним всегда что-то случалось и ей хотелось сделать с ним что-нибудь плохое. Там подушкой ночью придушить, или горшок ночной на голову уронить.
Он ее бесил и в то же время пленял своим очарованием, азартом в глазах. Так вот подавшись на хлопанье расничек этих самых глаз, оа целый вечер просидела в гостях у Альвы. Теперь оставалось надеяться, что тот себе ничего не возомнил о ней и ее приходе, потому что оправдание принятия его приглашения к ужину у нее были смазанные.
А Лео... Он такой Лео...

Делия грелась на солнышко в атрии, опустив ноги в теплую воду имплювия, когда храм содрогнулся от женского крика.
- Боги, ну кого опять принесла ваша воля? - обреченно поинтересовалась жрица, поднимаясь на ноги и не обращая внимания на мокрые следы своих ног на мраморном полу у бассейна, поспешила на звук.
Все как всегда - полный бардак.
Окинув помещение, а звук шел из тайной комнаты, Делия быстро раздала ценные указания всем провинившемся, отправилась на поиски проходимки, что устроила спектакль в ее храме.
Ромбовидные мраморные плиты храма, создававшим эффект трехмерного изображения - кажется, это ей Лео и рассказал - холодили ее босые ступни, но жрица с упорством шла к выходу на Форум, куда ей указали путь очевидцы. И действительно, у входа в храм, лицом к алтарю, стоявшему между Аполлоном и Дианой с луком, стояла молодая женщина.
Изогнув тонкую бровь, жрица легкой поступью подошла ближе и четко произнесла:
- В храме не кричат.
Если бы взгляды могли ранить, то взгляд Делии это бы уже сделал - у нее была огромная практика выкидывания провинившихся их храма одним движением брови и все тем же холодным взглядом карих глаз.

+2

4

[ava]http://s3.uploads.ru/V3lA1.jpg[/ava]
Сообщение было доставлено на станцию ровно в полночь. Зигмунд знает это доподлинно, т.к. не мог уснуть, бродя по храму со свечой. Он чувствовал внутреннее беспокойство, а точенные очертания каменного сооружения, которые олицетворяли порядок и поклонение силе высшей и более мудрой, успокаивали и заставляли кузнеца чувствовать себя спокойней, уверенней и одновременно ничтожней. Храмы господне всегда так действовали на людей, они просто должны были, ведь в этом и крылось их основное предназначение.
Но Шмид не был обычным человеком, он знал немного больше, чем другие, видел некоторые плохие вещи в своей жизни.
Зигмунд вошел в помещение, в котором находилась кротовина, побыл некоторое время там, прислонившись спиной в прохладной каменной стене. Остановки были необходимы, чтобы продолжать двигаться, чтобы продолжать жить, хотя он прожил уже на несколько лет дольше, чем ожидал.
Спустя некоторое время мысли начали распутываться из плотного тугого клубка, который был сплетен безумцем. Зигмунд медленно зашагал в сторону книги, провел кончиками пальцев по шершавой странице, а потом заметил сообщение.
Позже смотритель скажет ему отдохнуть пару часов и Шмид подчинится, чтобы утром отправиться в путь.

Кротовина была для него чем-то священным. Она очищала и освобождала от оков. Поэтому сын Вендэла предпочитал начинать свой путь подготовленным, без всего, что окажется в последующем лишним.
Зигмунд отер бороду, убирая с нее несколько капель молока, и шагнул в прошлое.

В храме было прохладно. Не смотря на время года и климат, здесь всегда было прохладно. Первое, что Зигмунд увидел, когда выбрался из места, в котором находилась кротовая нора, была статуя Аполлона. Величественная и отстраненная она стояла как напоминание о том, ради чего все тут собрались. Шмид верил в бога, но был уверен, что тот одевался бы иначе. Он опустил глаза и двинулся туда, откуда послышался крик.
Проходимец стал свидетелем слов Делии. Ее он видел однажды и встреча эта была простым знакомством, но Шмида поразило то, как столь молодая женщина хранит целую станцию. Было в ней нечто большее, чем робость и покорность судьбе. Нечто такое, что он некогда видел в глазах собственной жены - сама жизнь.
- Доброго дня, - его бас разбавил обстановку, глаза присутствующих устремились на обнаженного исполина, кто-то заторопился за одеждой. - Я здесь для охоты, - Зигмунд перевел взгляд с уже знакомой ему жрици на еще более юную девушку, которую видел впервые.
- Наверное, для этого вам понадобится одежда, - одна из обитательниц храма ловко появилась у него из-за спины и буквально впихнула в руки кузнецу какую-то простыню.
- Да, - растерянно произнес он, прижимая ее к телу ниже пояса, - никак не привыкну к вашей одежде. Мне понадобится несколько человек, желательно времявидцев, чтобы справиться с тварью, и больше информации, - Зигмунд рассматривал присутствующих, с горечью осознавая, что никто из них не подходил физически. - Вот эта не подойдет, - он кивнул в сторону незнакомки, - новая...как вы себя называете? Жрица? Небось и старьевщика никогда не видела.
Шмид хмыкнул, а затем попытался натянуть на себя одежду, не без помощи, конечно. С бритой головой и бородой он смотрелся смешно, но это его совершенно не волновало до тех пор, пока оставалась работа.
- Делия, мы можем обсудить подробней то, что происходит здесь? Из твоего сообщения я понял, что в городе пропадают люди и часто, он очевидно собирает годы для скачка, поэтому мы должны успеть до этого момента. Кого-то вернули? Есть очевидцы, с которыми можно поговорить?

Отредактировано Sigmund Schmied (26.09.2015 15:58:53)

+3

5

Судьба упорно намекала упрямой проходимке, что лучше бы ей было сидеть дома, да зубрить очередную лекцию. На этот раз она приняла облик смотрительницы Делии, которая решила сделать Ким замечание, произнесенное с ее фирменным холодком. Казалось, что даже яркое летнее солнце перестало на секунду обогревать Кимберли. Уэллс стало крайне неуютно, но по ее мнению виновата в скандале была не она, а распоясавшиеся жрецы. Девушка уже хотела очень вежливо объяснить суть происшедшего жрице, когда на сцене появилось еще одно действующее лицо. Сурового бородатого мужика Ким не знала, но грубые черты лица, полускрытые обильной растительностью, говорили о том, что скорее всего он - обитатель Средневековья.
Мужчина тем временем сразу перешел к своему делу, и Уэллс с интересом прислушалась. Когда Кимберли поняла в чем дело, она чуть не задохнулась от восторга. Охота на старьевщика! Настоящего! С тех пор как девушка узнала о том, что она проходимка, она слышала немало историй об этих грозных порождениях безвременья. Таинственные, загадочные и опасные - что еще нужно, чтобы вскружить голову молоденькой искательницы приключений. К некоторому огорчению Ким, эти твари были довольно редки, а потому за два года она так и не встретила ни одного. "Может и еще столько же не встретишь! Радуйся, рано тебе еще на старьевщика ходить," - обычно заявляли более опытные проходимцы, которым она жаловалась на то, что главная страшилка всех времявидцев и проходимцев до сих пор оставалась для нее неведомой. Но врожденная любознательность Кимберли и уверенность в собственной неуязвимости, свойственная ее возрасту, не желали соглашаться с этим утверждением. А тут такой шанс! Уэллс поняла, что просто не может его упустить.
- Я не жрица, я проходимка из две тысячи четырнадцатого года! - воскликнула девушка, не обращая внимания, что разговор уже ведется не с ней и даже не дав Делии ответить на вопрос. - Кимберли Уэллс, приятно познакомиться. Между прочим я обладаю и способностями времявидца. А старьевщика я и правда никогда не видела, но ведь все должно когда-нибудь случиться? - Ким лукаво улыбнулась охотнику. Весь ее вид казалось излучал мысль: "Возьмите меня с собой, дяденька, ну пожалуйста!"

Отредактировано Kimberly Wells (05.06.2015 05:09:21)

+2

6

Это была не ее неделя. В висках начало пульсировать, но жрица даже виду не падала, что ее что-то беспокоит. Хотя для тех кто ее хорошо знал, чуть приподнятая темная бровь уже была сигналом - разбегайтесь кто куда Делия не в духе.
По какой то причине ее раздражала не воспитанность проходимцев, не умеющих вести себя подобающим образом. Вот как эта! Делия как раз собиралась отчитать девчонку, но за спиной послышался приятный хрипловатый бас.
- Добрый день, Зигмунд, - сложив губки в уже знакомую мужчине улыбку, поздоровалась Делия. - Я вижу, что для охоты.
В глубине карих глаз появилось тепло. И эти самые глаза, оценивающим взглядом, скользнули по обнаженному торсу и ниже, но остановились на тоге, поспешно врученной исполину одной из прислужниц.
Кузнец шел на пролом и Делия закатила глаза, но все же подступила ближе к нему:
- У меня есть и те, и другие, но мы же в храме, Зиги, - фривольно продолжила жрица, игнорируя на заднем плане вопли Кимберли. Она отобрала у мужчины несчастную тряпку и помогла правильно одеть, закрепить. - Могу подобрать трех сильных воинов. Плюс, - Делия махнула рукой в сторону девушки, - она - чисто в воспитательных целях. И я.
Темная бровь в очередной раз изогнулась, когда жрица, поправив складки платья на Зигмунде и его бороду, сделала шаг в сторону:
- Или тебя пугает, что моя утонченная натура увидит ужасы охоты?
Сама жрица была не против пойти с кузнецом. Старьевщик подпортил ей не мало крови.
- Я все тебе расскажу. Один момент, пожалуйста. - Делия повернулась к девушке. Ее взгляд заледенел. - Вас не учили не вмешивать в разговоры старших? - Жрица стрельнула глазами. - Приведите себя в порядок: соберите волосы, накиньте на волосы паллу - вы свободная женщина, а не обитательница лупанария. Пока вы в моем времени - я за вас в ответе, а мой город не отличается невинными взглядами и благородными намерениями.
Отчитав девушку, она повернулась к Зигмунду.
- Извини. Если честно, то я не сразу поняла, что дело идет о старьевщике. Славу Помпее ты знаешь - народ у нас не сдержанный - всякое могло случится, но теперь я уверена - это старьевщик орудует. Всех свидетелей я собрала на заднем дворе. Можешь со всеми поговорить - они уже должны были все прийти. - А после секундного молчания добавила. - Не нравится мне это.

+2

7

[ava]http://s3.uploads.ru/V3lA1.jpg[/ava]
Зигмунд молча наблюдал за тем, как Делия поправляет то, что они здесь зовут одеждой.  Складки ложились под ее пальцами правильно, ткань струилась и принимала некое подобие формы.
- Из 2014?.. - заговорил он уже в полном облачении. - У вас там мужчины тоже носят платья?
Шмид не спешил отвечать на вопрос юной дерзкой девы, пока не услышал о ее способности видеть время и его существ. Мужчина поднял глаза с мраморного пола и сфокусировался на ее лице так, словно смотрел не на дышащего человека, а на его надгробие. То был долгий тяжелый взгляд, черный, как адова смоль, глаз. Под этим взглядом не выдерживали многие и падут еще несколько, если Бог дарует ему еще некоторое время.
Зачастую люди бросаются словами, принимают решение, не обдумав его, не зная, что там за стеной из сказок и хвастовства благородных мужей. Она молода и никогда не видела старьевщика. Ей бы рожать детей, да хранить очаг, но девочка была из будущего, а в их странные обычаи он предпочитал не лезть.
- Хорошо, - наконец сказал Зигмуд и это "хорошо" звучало как смертный приговор из его уст, как обещание, как право доступа к самым темным секретам времени и неизбежному разочарованию. - Но помни, не все, что ты в состоянии лицезреть своими время видящими глазами будет таким восхитительным, как кротовая нора.
Шмид уже жертвовал людьми, некоторые из них были моложе, некоторые заслуживали жить куда больше, чем он сам, но того требовали обстоятельства. Иногда жертвы избежать не представляется возможным. Кто знает это лучше, чем жрецы?
- Я никогда не страшился показать женщинам ужасы тьмы и уж тем более не считаю твою натуру такой уж утонченной, чтобы пугаться того, что в ней скрыто, - что Делия и продемонстрировала минуту спустя. - Но даже тебе не стоит делать этого с моим именем.
Зигмунд не знал слова "лупанарии", но мог догадываться о его значение. Губы мужчины тронула улыбка, а мысли унеслись куда-то к картинам собственной жизни, вернуть которую было уже невозможно.
- Тогда не будем терять времени, отправляемся во двор. Ты, - он обратился к девочке, - будешь слушать очень внимательно, а потом скажешь, какой вывод сделала. Я хочу знать, что тебе уже известно о старьевщиках. И неплохо было бы услышать твое имя, дитя. Меня зовут Зигмунд, другие окликают Шмид.
Они отправились во двор, теплый воздух согревал пострадавшие многократно кости Зигмунда, в тени храма не было прямых солнечных лучей, но он так и чувствовал, как светило оставляет на его коже отметины. Необычно будет вернуться в ноябрь с загорелым лицом.
Свидетелей пришло не очень много и все они были бедняками. Их было трое: раб из дома знатного господина, фермер и шлюха. Первый жаловался на то, что времени у него было очень мало и ему нужно было вернуться скорей в дом господина. Он поведал о развратной гулянке, во время которой все знатные люди были под масками, а в напоказ были выставлены лишь лица и тела бойцы на арене, которых выбирали, как на рынке и вели в комнаты. В ту ночь пропал один из них. Закончив рассказ, раб поспешно удалился.
Фермер рыдал и причитал добрую часть времени об утраченной дочери, хотя та и была гулящей. По его словам она была соблазнена каким-то богатым господином, который приходил после сумерек, скрывая свое лицо.
Шлюха же потеряла свою подругу, с которой ложилась за деньги, она не запомнила приметы человека, который был последним с утерянной, ведь их было бессчетное множество. Знала только, что был он не местным.
Двое оставшихся разошлись, оставляя пищу для размышлений. Зигмунд переглянулся с Делией, а затем поднял руку, будто останавливая ее возможные реплики.
- Говори, девочка, что ты узнала?

Отредактировано Sigmund Schmied (26.09.2015 15:58:37)

+2

8

Услышав, что ее все-таки берут с собой, Кимберли едва не запрыгала и не захлопала в ладоши от радости. Суровые слова Зигмунда нисколько не испугали девушку, скорее наоборот, подзадорили. Намечающуюся бурю веселья уняла Делия, ее ледяной взгляд и колкие слова привели Ким в чувство. Уэллс, не любящая головные уборы и искренне не понимавшая зачем в такую жару наматывать на себя несколько слоев ткани, всегда до последнего момента откладывала завершение туалета древней римлянки. Теперь она торопливо надела паллу, которую держала у себя в руках, при этом в девичьей головке крутилась раздраженная мысль: "Кажется теперь понятно откуда взялся миф о Медузе Горгоне".
Впрочем, долго злиться у Кимберли не было времени. В отличии от Делии, Зигмунд отнесся к девушке внешне вполне благожелательно, и Ким переключила все внимание на него, к тому же у охотника было, что ей сказать.
- Меня зовут Кимберли Уэллс, как я уже сказала, можно просто Ким, - быстро ответила проходимка, приноравливаясь к широкому шагу Шмида. - Старьевщики... Ну, они забрасывают людей в прошлое, а сами сжирают их время, которое жертва не дожила в настоящем. Старьевщики - порождения безвременья и их нельзя убить, но можно заманить в кротовину, и тогда они снова окажутся в безвременье. А еще они очень хитрые и очень сильные, - победно закончила Ким. Ей не хотелось выглядеть наивной дурочкой, ищущей приключений, она хотела показать Зигмунду, что сознает опасность.
Свидетелей Кимберли слушала с интересом. Фермер вызвал у девушки искреннее сочувствие, напомнив маму, а рассказ раба - искреннее изумление, что так вообще бывает. Нет, Ким конечно понимала, что у богатых во все времена были свои причуды, но такое... Вопрос Зигмунда заставил Кимберли отрешиться от своих переживаний и подумать логически. Показания свидетелей были скудными и казались никак не взаимосвязанным, разве что в двух случаях были замешаны люди из богатых слоев и спрятаны лица. Ким заставляла себя думать, а перед глазами проносились кадры из всех детективов и криминальных боевиков, которые она смотрела. Увы, ни в одном из этих фильмов злодеем не был старьевщик.
- Наверное он выдает себя за богатого приезжего, - наконец не очень уверенно выдала Кимберли. - Так он смог проникнуть на гулянку и может быть там он узнал о дочери фермера и пришел к ней под видом соблазнителя. Воспользовался тем, что тот скрывал лицо, - девушка замолчала, а затем добавила совсем уж сомневающимся тоном. - Вообще странно, что старьевщик каждый раз прикидывался, что хочет с жертвой... близости, - перед последним словом Ким замялась, думая как бы не обидеть своих спутников происходивших из более щепетильных времен. - Я слышала, что им достаточно встретиться с человеком взглядом, чтобы отправить его в прошлое?

+2

9

Делия послушно стояла рядом с Зигги и молчала. Это был они из тот стрессовых моментов, когда она чувствовала себя спокойно, потому что рядом были ее нервы - так она мысленно называла Шмида.
А еще она улыбнулась могучему кузнецу, получив очередное напоминание о своей фамильярности:
- Я больше не буду, - хотя и он, и сама жрица знали, что рано или поздно снова сорвется на это уменьшительно-ласкательное прозвище.
Что было то было.
Зигмунд Шмид, великан с густой бородой, нравился Делии. В ее жизни было двое мужчин, которым она дарила свое внимание и искрение улыбки: первым был Леонардо Да Винчи, но этот мог и мумию очаровать, а вот кузнец... У кузнеца был свой определенный шарм и искренность, за которую Делия была ему очень благодарна.

Каждому из свидетелей жрица приказала выдать корзину с продуктами за потерянное в разговорах время, за которое они могли заработать себе на пропитания. Она слушала внимательно, успевая отдавать короткие распоряжения на счет храма и возможных гостей. Никого конкретного Делия не ждала, но подходящая одежда и прием должны были быть всегда.
- И если появится наш флорентиец, пока меня не будет, передайте ему, что я не люблю, когда он выкидывает подобные фокусы. Он поймет о чем я, - одной из своих жриц передала Делия.
Она твердо решила помочь Шмиду. К тому же за ними двумя, Зигги и молоденькой гостьей, Кимберли, нужно же было кому-то присматривать -  а то наломают дров.
Девчушка ее поражала, то вела себя вызывающе, а вот теперь смущенно подбирала слова для простого определения факта, что старьевщик искал тех кого бы здесь не искали - лупы, проститутки, жили в Помпеях практически на каждой улицы и хотя лупанарии не были великолепными борделями, как в Риме, например, но на каждой улице можно было найти, высеченный на камне мостовой фаллический символ, указывающий направление в Дома Утех, которых было уже более тридцати.
- Зигмунд, - после того как девчушка озвучили свой вопрос, вставила Делия, - твое мнение на этот счет?

+2

10

[ava]http://s3.uploads.ru/V3lA1.jpg[/ava]
Сын Вендела всегда чувствовал себя неловко в присутствии женщин, особенно неловко он чувствовал себя в присутствии молодых женщин, которые годились ему в дочери и вели себя так, будто ищут быстрой смерти. Впрочем, кто он такой, чтобы судить? Зигмунду не довелось побыть отцом и эти чувства были ему не очень знакомы, поэтому единственное, на чем он собирался сконцентрироваться в оставшееся ему время, было связано с травлей старьевщиков и загоном их обратно в безвременье. Самому проходимцу больше нравились другие выражения, такие, как "выследить ведьму", "отправить ведьму в Ад".
- Почти все ты назвала правильно, - он все еще сидел, глядя на Ким, после того, как все свидетели удалились. - Всегда помни, что они не так просты, как кажется. Дьявольские глаза делают их чувствительными к свету, а гнилая натура заставляет убивать не просто всех подряд, но избирательно, со вкусом. И я говорю убивать потому, что для многих людей затеряться во времени - равносильно смерти, - Зигмунд вытащил невидимый мусор из бороды.
Он подождал пока Делия дала распоряжения и задала свой вопрос. Он знал, что она понимала подоплеку происходящего, жрица жила в городе, нравы в котором были гораздо более распутными, чем в его времени и вероятно, чем во времени Кимберли.
- Он притворялся потому, что должен был быть уверен.
Старьевщик проверял, присматривался, хотел удостовериться в том, что эти люди были не однолюбами, если так можно было выразиться. Но эта информация - капля в море. В городе, в котором разврат стал в порядке нормы, найти следующую жертву также сложно, как заглядывать в глаза каждому человеку по всей германской земле и надеяться на быстрый результат.
- Это вкус, Ким, у старьевщика сформировался особый вкус к тем, кто легок в выборе партнера или не имеет выбора вовсе, а делает то, что ему говорят, - Зигмунд не знал наверняка, но предполагал, что многие лупанарии были наполнены сотрудниками без другой возможности заработать, а на празднествах и подавно, там были рабы.
- Двое из трех была рабом и шлюхой, третья просто распутной девкой, которая желала лучшей жизни. Я бы сделал ставку на разврат против воли или при обстоятельствах. Нет смысла обыскивать все лупанарии, результата это не принесет, - Зигмунд  посмотрел на Делию. - Если бы в городе намечалась попойка с оргией, нам бы это очень помогло, Делия. И, если нам повезет с такой попойкой, то одной из рабынь на ней должна стать Ким.
Какое-то насекомое беспомощно жужжало в паутине у самого свода храма.

дамам

Давайте переместимся в следующих постах уже на это мероприятие? Т.е. Делия может о нем рассказать, но действие уже будет происходить там.

Отредактировано Sigmund Schmied (26.09.2015 15:58:20)

+1

11

Делия внимательно изучала своих коллег по данной работе. Она всегда предпочитала больше слушать, чем говорить, а в таких делал это еще внимательнее. Доверие было полностью на стороне Зигмунда, но его план ее немного беспокоил. Послать в подобное место девочку... Она была не уверена и все же кивнула.
- В моем городе каждый день где-нибудь проходит оргия, - Делия на мгновение замолчала и молчала пока не подошла к мужчине в плотную, так что бы он услышал ее шепот, теплым дыханием коснувшимся его шеи: - Ты уверен?

А потом жрица разослала гонцов в поисках подходящей оргии и когда те вернулись, уставшими, но с победным улыбками на лицах, обрадовала Шмида наличием одной элитной оргии. Ей показалось, что простые оргии устраиваемые в лупай старьевщика  не вдохновят, но вот что-то элитное, изящное, дорогое и извращенное - однозначно.
Сборы были простыми. У Кимберли отобрали ее первое одеяние и заставили одеть более легкую, но мужскую, подпоясали алым шарфом, показав, что она одна из волчиц "Светоча разврата" Помпей. На шею повесили амулет-фаллос, распустили волосы, ибо лупе не позволялось выглядеть как приличной римской матроне. Делия долго не знала как объяснить что такое оргия. Не то чтобы она на них не бывала - не участвовала, жутко завидуя. Ей тоже хотелось хоть раз почувствовать на себе тот восторг, который так старательно имитировали красавицы ночного города.

- В городе 13 лупанариев, - а после паузы пояснила, - борделей. - Солнце медленно скрывалось за крышами домов, когда Делия накинув на голову легкое покрывало, поманила своих спутников за собой. - Но нам нужен самый большой из них. "Лупанарий Гранде". Его хозяева Виктор и Африканус - мне должны и нас пропустят через заднюю калитку. А оргия, - Делия передернула плечиками. - Это оргия. Слишком много еды, слишком много вина. Откровенность, - она указала на небрежное порнографическое граффити на стене дома в узком переулке, по которому вела Зигмунда и Кимберли. - В Лупанарии есть фреске, скульптуры, имитаторы - все что связано с сексом. Так что не смущаться...
И хотя Делия не к кому конкретно не обращалась, взгляд скользнул по Зигмунду. Вот уверена она была, что девушку таким не смутишь.
- И... Кимберли... Виктор предоставил мне - тебе ложе элитной, а это значит, что особо приставать к тебе не будут. А вот мне придется подпирать стенку в какой-нибудь нише, потому что если появлюсь там одна - меня и уложат там же. - Делия посмотрела через плечо на Зигмунда и коварно улыбнулась. - Если только ты не согласишься со мной часок другой по обжиматься, - и где она таких слов набралась? - наблюдая за Кимберли.

"Лупанарий Гранде" находился на центральной улице, не далеко от рынка, и когда жрица подвела к зданию Зигмунда и Кимберли из открытых окон уже доносился смех и стоны. Делию ни то, ни  другое не смущало - она провела своих гостей через сад и открыла в тайный мир продажного секса.
Она дела людей из другого времени по центральному коридору, на стенах которого были четко изображены серии порнографического характера, к комнатам приема посетителей в самой большой из них, на ложах уже возлежали полунагие проститутки. Гигантских размеров жаровня дарила тепло и свет. Тени мерцали на фресках, изображающих все виды полового акта, причудливо оживляя их своей игрой.
- Моя мечта, - из одной из ниш на них выскочил мужчина в годах, - ты все-таки пришла, - взгляд бесцветных глаз скользнул поверх головы жрицы, - и не одна.
Последние слова прозвучали разочаровано.
- Я по делу, Виктор, - выдохнула Делия, улыбаясь так что у любого нормального мужчины уже бы слюни потекли. - Наше место?
Мужчина улыбнулся в ответ, нахмурившись, когда оценил  Зигмунда.
- Моя драгоценная Фабия больна, - он указал на каменное ложе, поверх которого был постелен матрац, набитый соломой, а сверху на него спускалась тонкая ткань полупрозрачного балдахина. - Это место ваше...
- Кимберли, - тут же указала на ложе жрица. - Спасибо. Твой долг оплачен.
- А Африкануса? - осторожно спросил мужчина.
- А он не при деле, - все тем же елейным голосом ответила Делия и, взяв Зигмунда за руку, потянула к ложу, предназначенному Кимберли.
- Мы можем спрятаться в той нише, - кивнула жрица за ложе, - н есть возможность не добраться во время, а можем, - щеки Делии смущенно заалели, - а можешь, - выдохнула она, поднимая глаза на Зигмунда, - прижать меня к этой колоне...
Колона была широкой, а главное близко, в трех шагах, от ложа.

+2

12

Кимберли слушала Шмида затаив дыхание. Оказывается старьевщики не вели себя как прожорливые монстры, они подбирали жертв сообразно особому вкусу, кто бы мог подумать! Это напомнило Ким маньяков ее родного времени, те, как утверждали специалисты, тоже частенько убивали только определенных людей, похожих внешне или одного возраста. Как интересно! Правда, следующие слова Зигмунда слегка обеспокоили девушку. Притвориться рабыней-проституткой на оргии? И насколько далеко должно будет зайти это притворство? Но Ким очень быстро выбросила тревожные мысли из головы. Во-первых, она сама вызвалась помочь и теперь не время отступать. А во-вторых, рядом ведь будут Делия и Зигмунд, они не дадут случиться чему-нибудь плохому. Кимберли просто не могла усомниться в этом, Шмид выглядел настолько могучим и опытным в охоте на старьевщиков, а Делия вела себя настолько уверенно и спокойно, что Уэллс легко уверилась в их способности решить любую проблему.
Все время подготовки к оргии девушка провела в приподнятом настроении. Ей раньше не приходилось сталкиваться с теневой стороной жизни Помпей и теперь она с интересом расспрашивала окружающих жрецов и разглядывала собственное откровенное одеяние. Жрецы, слыша подобные вопросы из уст молодой привлекательной девушки в наряде проститутки, начинали глупо хихикать и толком ничего не объясняли, но Ким не слишком из-за этого расстраивалась. Скоро она все увидит своими глазами. Предстоящую оргию Уэллс воспринимала как очередное приключение, а не как серьезное и опасное дело.
Наконец солнце склонилось к закату и тройка охотников вышла из храма. Ким с наслаждением ощущала как легкий вечерний ветерок играет ее распущенными волосами и холодит шею, обычно закрытую покрывалом. Откровенный наряд был куда легче всех тех слоев ткани, что обычно приходилось на себя наматывать, и это тоже радовало Кимберли. Тот факт, что значительные участки ее тела теперь были выставлены на всеобщее обозрение, ничуть не смущал девушку, у себя дома она порой одевала еще и не такое. Можно было лишь жалеть о том, что одеваться так всегда во время посещений Помпей не получится. По дороге Уэллс внимательно слушала объяснения Делии. Чем лучше она начинала понимать, куда именно они идут, тем больше ее мучил один вопрос:
- Зигмунд, - не очень уверенно начала девушка, ей не хотелось ставить под сомнение авторитет Шмида, - почему вы так уверены, что старьевщик заинтересуется именно мной?
Добравшись до лупанария, Кимберли с интересом стала оглядываться по сторонам. Росписи на стенах ее не смущали, в 2014 году можно было увидеть и не такое. Но сама атмосфера оргии, атмосфера разврата, чувственности и вседозволенности, была девушке незнакома. Любопытство Ким вызвал и хозяин лупанария, томный мужчина с холодными ничего не выражающими глазами. Он проводил гостей к месту предназначенному для Кимберли, коим оказался обычный жесткий матрац, да еще и не самый чистый. Стараясь не думать кто и что делал на этом ложе до нее, Уэллс легла постаравшись принять завлекательную позу. Сквозь полупрозрачный балдахин было отлично видно всю комнату. Вдоль стен были расставлены другие ложа, все занятые женщинами разной степени обнаженности. В центре комнаты расположились пирующие мужчины. Они с откровенным вожделением разглядывали проституток и появление Ким не осталось незамеченным. От похотливых взглядов девушке стало не по себе и она торопливо перевела взгляд на Зигмунда и Делию, все еще находившихся рядом. Тот факт, что старшие находятся поблизости придал Кимберли уверенности, и девушка продолжила играть роль шлюхи.

+2

13

[ava]http://s3.uploads.ru/V3lA1.jpg[/ava]
Был ли он уверен? Конечно, нет. Но Кимберли сама предложила свою помощь, она жаждала принять участие в охоте и должна была получить желаемое. Лучше напугать ребенка единожды, чтобы он не лез к огню в последующем.
Он не стал отвечать словами, посмотрел в глаза Делии и кивнул, давая знак к продолжению.

Ему не пристало смущаться. То, что происходило в этом городе было пошлым и извращенным, но далеко не таким жестоким, каким он привык видеть в своем времени. Здесь поклонялись телам тогда, как в Средневековье сжигали прекрасные сосуды в угоду собственным страхам. Будь Зигмунд знаком со словами ученых мужей будущего, назвал бы этот страх комплексами. Но он не был, поэтому оправдывал происходящее желанием добраться до истинного зла, о котором многие люди не ведают, которое он поклялся истреблять во всех эпохах, до которых сможет дотянуться.
Все мы - дети своего времени и Кимберли была такой же, маленькой девочкой, чей разум был затуманен иллюзией знания без капли практики.
Они шли по улице втроем под покровом сумерек, спустившихся на город. Делии говорила о том, что должно произойти и как это будет устроено, Зигмунда же волновало другое.
- Ты уже была там? - он задал этот вопрос жрице и это прозвучало грубо и резко, будто волновало его чуть больше, чем следовало.
Шмид не стал ждать слишком долго, чтобы так никому не показалось, и продолжил говорить: - Сколько там выходов? Сколько этажей? Где эта ниша? Нам нужен хороший обзор.
Схема здания оказалось довольно простой. Было всего два этажа и Кимберли предстояло быть на втором возле самого окна, таким образом она смогла бы видеть тех, кто подходит к лапанарию. Входов было два, расположены они были практически напротив друг друга. Вглубь здания располагались ниши и как раз там было самое большое скопление людей. Возможно старьевщик даже не успеет подняться на второй этаж прежде, чем его заметят.
- Да, я буду там, - наконец ответил он Делии, выяснив, что место ее нахождения будет самой выгодной для наблюдения позицией.
Чем ближе был сам лупанарий, тем больше боялась Кимберли и ее можно было понять. Он остановился за несколько шагов до входа, положив руку на плечо девушки.
- Эй, послушай. Я знаю, что тебе страшно, - кузней не чувствовал дрожи или холодного пота, просто тепло человеческого тела и этот факт обнадеживал. - Не гарантирую, что старьевщик подойдет именно к тебе. Он может выбрать любую. Твоя задача - смотреть в оба, будь внимательной, осматривай комнату и, если сможешь, поглядывай из окна. Используй свой дар в полную силу, но не спугни его, поняла? Если ситуация выйдет из-под контроля, просто кричи.

В лупанарии было жарко. Здание никак не спасало от непривычной жары и этот факт выбивал из колеи. Зигмунд привык прятаться от палящего солнца в стенах крепости. Он размяк и понимал это сейчас лучше, чем когда-либо. Делия говорила с должником, а кузнец осматривался, соображая, где бы лучше встать.
Здесь пахло всем, что могло производить человеческое тело. Животные стоны, крики, учащенное дыхание и изобилие спиртных напитков. Эти люди знали толк в извращениях и в том, как сделать их привлекательными.
Щмид старался не слушать, отстраниться от действительности и переключить свое внимание на более важную задачу. Взгляд его прошелся по помещению на втором этаже и остановился на Делии. Она говорила что-то, становилось все трудней прислушиваться к сути речей, отводя взгляд от ее полных алых губ. Ладонь легла на талию жрица и поднялась к лопаткам, Зигмунд подтолкнул женщину к лестнице.
- Нет, - сообщил он, оглядываясь на Кимберли в последний раз перед тем, как потерять ее из виду, - мы спустимся к нижним нишам, чтобы увидеть его первыми у входа. С ней ничего не случится.
Судя по рассказам свидетелей вкус старьевщика менялся и теперь он был нацелен не просто на уличных девок, но на дорогих шлюх. Это значило, что он пойдет наверх, поэтому проще всего было перехватить его внизу.
Зигмунд взял вино в кубке и не стал его пить, иногда поднося к губам, делая вид, что наслаждается алкоголем. Правую ладонь о прижал к колоне чуть правей от головы Делии, которая стояла к ней спиной. Его обзор захватывал восточный вход и лестницу, а жрица могла видеть западный вход.
- Говори со мной, - кузнец осмотрел присутствующих, но среди них ведьм не было.
В таких местах легко затуманить разум, потерять цель и раствориться в грехе. Зигмунд выталкивал из своего сознания картины сладострастной любви, наблюдать которые можно было повсеместно. Он не заметил, как сделал шаг ближе к жрице, опустил кубок, позволяя вину пролиться на грязным липкий пол.
Одна бровь Делии была поднята чуть больше, чем другая. Ее карие глубокие глаза слегка отдавали зеленью, от шеи шел аромат ему незнакомый, но приятный и завораживающий. Зигмунд слышал чужие голоса, что казались сейчас весьма отдаленными. Он должен был следить за входом, но все, что мог видеть перед собой, было сосредоточено на лице невесты Аполлона.
Всего один раз и ты снова найдешь в себе силы вернуть взгляд к нужному месту. Всего один раз и ты узнаешь, есть ли на них вкус персика.
Проходимец склонил голову и забылся на мгновение или два. Он целовал губы женщины, вдыхал ее аромат, прижимал ее тело к себе так сладко, будто вкусил мед.
Чей-то неправдоподобно громкий стон заставил Зигмунда опомниться. Краем глаза он увидел существо, напоминающее всех демонов Ада одновременно. И это существо поднималось по лестнице.
- Чеееерт, оставайся здесь, - выдохнул Шмид и отпустил Делию, направившись за ведьмой.

Сегодня он был в настроении. Ничего особенного, просто одна из тех, кто будет почище, чем остальные. Одна из тех, кто знает себе цену, пусть цена будет и не столь велика. Все это детали, ньюансы, которые делают ее вкуснее. Или его, он еще не определился.
В лупанарии сегодня было оживленно, поэтому он сразу пропустил нижний уровень и направился к верхнему, заметив ее почти сразу. Золотистые волосы водопадом струились по плечам, длинные изящные ноги, полная грудь и высокомерный взгляд. Даже здесь в самом низу у этой был высокомерный взгляд. Внешность - просто шелуха, для него она ничего не значит, но значит для людей, которые готовы оценить ее  дороже других. И это трогало струны естества, это завораживало и влекло, этом он сегодня поживится.
Возле лупы уже стоял один поклонник, но, судя по одежде, его легко будет обойти в цене.

Наш лупанарий

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/d/dd/Pompeya_lupanar.jpg/220px-Pompeya_lupanar.jpg

Отредактировано Sigmund Schmied (26.09.2015 15:58:04)

+2

14

Многое можно было избежать, просто родись она нормальной. Хотя что такое нормальность? Быть послушной и верной женой в городе пропитанном пошлостью?  Нет, это было не по ней. Да, иначе бы она никогда не узнала Лео и Зигмунда. Это того стоило.
Боялась ли Делия, идя на отлов того, кто портил ей нервы своим непомерным аппетитом? Скорее нет, чем да. Это чувство было трудно описать. Страх всегда приходил, когда все заканчивалось. Так что сейчас, стоя перед Ким и  Зигмундом, Делия не боялась, даже чувствовала себя уверено. Пока Зигмунд не задал свой вопрос.
Он ревновал? Он опасался за нее? Он...
Делия не могла ответить, потому что в тайне надеялась на его ревность и лишь кивнула кузнецу. Это было так по-женски улыбаться нежно двум великолепным мужчинам и все же ее улыбки чаще доставались Зигмунду, чем Лео.

В лупанарии она была не первый раз, поэтому жар, стоны и запахи ее не впечатлили - пока, не впечатлили. Но с каждой минутой рядом с кузнецом Делия все яснее ощущала жар его сильного тела. Ее тело слишком ярко реагировало на него.
Нет, жрица не начала молиться Аполлону, прося прощение за греховные мысли. Нет. Она была жрицей в его храме, но свою душу и тело - богу она не отдавала. Узнай в храме о ее мыслях давно бы высекли, но по ее холодному взгляду, надменной осанке - никто не мог бы угадать в ней такую богохулку. Вера у Делии была до определенной черты, а за чертой был мир, связанный с червоточинами, проходимцами, старьевщиками и другими созданиями, не связанными с Олимпом.

Но все мысли улетучились, когда Зигмунд положил руку ей на талию, скользнул по спине, заставив вздрогнуть от теплой волны.
- Нет, - сообщил он, оглядываясь на Кимберли в последний раз перед тем, как потерять ее из виду, - мы спустимся к нижним нишам, чтобы увидеть его первыми у входа. С ней ничего не случится.
- Ты охотник, - выдохнула Делия, подмигивая на прощание Кимберли. - Ты командуешь.
С ребенком будущего ничего не случится - в этом ей поклялся хозяин лупанария. Она была под его защитой от обыкновенных посетителей. А вот с обозрением гостей Зигмунд не ошибся. Они, спустившись вниз и заняв одну из колон, видели всех, но мало кто обращал в полумраке внимание на женщину прижатую широкоплечем мужчиной спиной к холодному камню. Делии еще никогда не было так трудно сосредоточиться на деле, особенно когда ее взгляд цеплялся на влажных от вина губах Зигмунда.
Они сами себя распаляли. Думали о том о чем думать нельзя. Их слишком сильно тянуло  друг другу, а они слишком давно игнорировали это.
- Говори со мной,
Делия подняла взгляд на Зигмунда, облизнула губы. Ей хотелось сказать, что они делают что-то не так, но мужчина сделал шаг к ней, став невероятно близко, позволяя ей ощущать свой жар, запах, чувствовать дыхание на щеке.
- Рассказать об очередном не двусмысленном предложение в мой адрес от иерархической верхушки?
Многим местным мужчинам хотелось бы видеть жрицу храма Аполлона в своей постели, но никто еще не смог этим похвастаться.
Но Зигмунд не рассмеялся, не зарычал - он ее поцеловал. Его губы хранили вкус не выпитого вина и огня, и услышав стон, Делия подумала, что он сорвался с ее губ. Оказалась, что нет и под ругань Зигмунда жрица распахнула глаза, но было поздно - пустота: не Зигмунда, не того кто стонал.
- О, боги Олимпа, - выдохнула Делия, прижимая кончики пальцев к пылающим губам.
Она хотела еще и настоящего поцелуя.
- О, боги... Шмид?!
Но она не могла покинуть нижнюю нишу - это значило бы оставить Кимберли без присмотра.
- Я дам ему ровно две минуты и поднимусь, - пообещала она сама себе, находя под складками своего одеяния кинжал, закрепленный на бедре.

+1

15

[ava]http://s3.uploads.ru/V3lA1.jpg[/ava]
Он подумает обо всем это потом, а, может, и вовсе сделает вид, что не было этого вечера в жарком наполненном стонами и вином лупанарии. В особенности хотелось бы забыть ремарку о тех непристойных предложениях, которые делали здешние мужчины жрице храма.
Зигмунда вообще многое удивляло в этом времени, а в особенности отношения полов. Нет, такого добра было предостаточно и в Средневековье, но там было как-то пристойней, что-ли. Если ты хотел взять себе жену, то не шатался по углам грязных борделей, а шел на рынок и просил о помощи свах. Бывали и случаи, когда сам знал, кто тебе нужен. Так тогда прямиком направлялся к родителям невесты и предлагал за нее баранов, овчины, пива или обещаний любить до гроба, тут уж у кого что было.
Но все эти обычаи были сейчас далеко и за годы путешествий во времени Зигмунд научился абстрагироваться от того, к чему он привык. У каждой эпохи свои нравы и причуды и, если здесь людям нравилось заниматься развратом и скотоложеством, так он мешать не станет.
Шмид поднялся на второй этаж лупанария так быстро и так тихо, как только мог. По пути ему пришлось проталкивать себе дорогу, огибая довольных клиентов, которые покидали пристанище свободных нравов. Кузнец не спешил врываться на второй этаж, оставаясь в тени, он увидел, что Кимберли находилась вне опасности и медленно подошел к ней, делая вид, что интересуется товаром.
Ведьмовская тварь стояла немного дальше у окна. Здесь старьевщик не станет ничего делать, он поведет лупу под каким-то предлогом подальше от глаз толпы и там насладиться деликатесом. А вот Ким не стоило здесь больше ничего делать, она только помешает.
- Ты помнишь дорогу до храма?
Девушка кивнула, взгляд ее был устремлен на старьевщика так, будто видела она все самое ужасное в своей жизни единовременно.
- Не смотри на него, мы не должны привлекать внимание. Поднимайся, и иди впереди меня.
Кимберли не нужно было просить дважды, она поднялась с обещанного Делии места и направилась к ступенькам, а затем и к выходу. План не сработал, но они все еще могли воспользоваться увлечением старьевщика пусть и подвергая опасности жизнь блондинки.
Зигмунд спустился вслед за Ким, провел ее взглядом и вернулся к жрице, приобняв ее за талию, шепнул на ухо.
- Я отправил девочку на станцию. Старьевщик там, он скоро выйдет, нам нужно ждать его снаружи, - потому что именно там было все необходимое, чтобы поймать эту тварь. - Пойдем, - губами, будто невзначай, он коснулся ее шеи и увлек за собой из лупанария на улицу под звездное небо Помпей.

Легкий ветерок охладил разгоряченную кожу Шмида, он провел ладонью по лицу, пытаясь сбросить наваждение, которое так и осталось висеть где-то в воздухе недосказанным предложением. Здесь через дорогу стояла еще одна девушка из храма, у нее был мешок со всем необходимым.
- Вот, возьми сам мешок, надень ему на голову, а я позабочусь об остальном, - Зигмунд вытащил веревку и крепкий короткий меч так любимый римлянами. - Будьте готовы.
У выхода показались двое, на мужчине был капюшон, а женское тело еле прикрывало легкое тонкое платье.

+1

16

Они сами себя губили, заставляя страдать от голода, забивая голову мыслями о том что могут подумать люди вокруг. Подумать о них. Делии было трудно писать все свои чувства. Внутри творилось что-то невероятное: сладкое, манящее, но такое запретное, горькое как полынь. И мысли уже не слушались ее. Какая там охота!? Когда огнем пылают губы, когда сердце бьется в висках...
Почему ее душа откликалась на прикосновения именно проходимца? Да еще какого?
Кузнеца с натяжкой можно было назвать красивым мужчиной.
Делия зажмурилась, продолжая считать обещанные две минуты, и хорошенько приложилась затылком о колону, возле которой стояла.
Кузнеца даже симпатичным было трудно то назвать. От него всегда пахло огнем и раскаленным металлом, а иногда чем-то паленным. Как предполагала сама жрица, то это была его борода, страдающая от работы в кузнецы. Он не умел красиво изъясняться. Не умел делать комплименты. Зигмунд всегда рубил с плеча... И от этого Делия ждала каждого его прихода с нетерпением. Ведь...
Красивыми словами ее могли осыпать и другие, но только в его глазах, полных боли и горечи, она видела саму жизнь, искренность.

А еще он никогда не делился заранее своими мыслями! Поэтому Делия внимательно следила за тем что происходило вокруг, пытаясь переварить поцелуй. Ее часто целовали, вот только... Это задело ее.
Все вокруг было как всегда. Двое попытались пристать к ней, но тут же ретировались под холодным взглядом карих глаз. К тому же за спиной Делия уже слышала поступь Зигмунда. Он не топал, и не шаркал, и не было ничего особенного в его походке и все же жрица точно знала, что это он спускается по лестнице, что это его рука обвивает ее талию, привлекая ближе, еще даже не видя его лица.
- Что случилось? - одними губами прошептала молодая женщина, зная что Шмид ее услышит.
И он услышал, объяснил и заставил дрогнуть всем телом от еле ощутимого прикосновения к шеи.
- Зигги...
А потом волшебство растаяло и Делия забыла что хотела сказать. Реальность окутала ее прохладным ночным воздухом.
Дело. У них был дело.
Кивнув своей прислужнице, жрица взяла предложенный мешок, встряхнула его. Тут объяснений много не надо было, хотя о подобном повороте событий Делия хотела бы знать заранее. Зигмунда одарили хмурым бликом, обещавшем тому хорошую словесную трепку. Правда, в данный момент Делия не отказалась и бы от физического наказания для кузнеца - он не предупредил ее.
Очень захотелось взбрыкнуть, показать себя в свете полной дурочки, которая ничего не понимает, если бы... Если бы не вся ситуация в целом и старьевщик. Так что шагнув в полумрак, Делия по-удобнее перехватила края мешка, ожидая знака от кузнеца.

Закинуть мешок ловким движением на голову в капюшоне не составило труда. Остальное зависело от ее напарника.[ava]http://vignette3.wikia.nocookie.net/clash-of-the-titans/images/b/b3/Thumb_Io.jpg/revision/latest?cb=20120209204907[/ava]

Отредактировано Delia (29.09.2015 22:56:02)

+1

17

Те проходимцы и времявидцы, что впервые сталкиваются со старьевщиком, испытывают к нему природных страх и отвращением, которые являются естественной реакйией. Каждый видит в уродливом гротескном создании что-то отвечающее собственным глубинным страхам.
Если в детстве вас пугали бабаем, то предстанет перед вами то самое существо. Если боялись вы темных магов или демов из преисподней, вуаля, увиденное будет соответствовать.
Правда в том, что едого описания истинного облика старьевщика нет потому, как описывает каждый времявидец свой глубинный страх, который, как известно, существет только у него в воображении и является его порождением.
Для Зигмунда старьевщики всегда выглядели, как старые ведьмы, которые варились в смоле, а затем валялись по земле, сдирая с себя обожженную кожу. Со временем он научился различать тонкие оттенки в их внешности, которые могли стать подсказкой к тому, была ли тварь голодна, давно ли она выскочила из безвременья или провела в нашем мире многие годы. Ничего такого, что можно описать словами, просто ощущение, еще одна грань уродства за маской человеческого лица.
На этот раз ему повезло встретить старого определившегося со вкусами демона, который сейчас не понимал, что происходит и отчаянно пытался вырваться и крепких "обьятий" кузнеца.
К слову, кузнечным делом Зигмунд занимался крайне редко и объяснялось это в первую очередь отсутствием кузни. Иногда он спускался со склона, на котором находилась крепость, в деревню, где платил кузнецу, чтобы тот пустил его к себе на пару часов. Ведь свое оружие он не доверял никому.
Послышался женский крик, который на минуту вывел из состояния сосредоточенности. Кричала женщина, которая планировалась как легкий перекус. Ее не столько впечатлило нападение, сколько тот факт, что она останется без клиента.
Зигмунд кивнул времявидице из храма, которая была в большей опасности, чем они с Делией.
- Иди к ней.
Жрица посмотрела на Делию и, только получив согласие, направилась к лупе, но Шмид не заметил этого проявления субординации потому, что был погружен в связывание старьевщика.
Теплая ночь в Помпеях, где на улице просто так связали человека, продолжила быть такой же беззаботной и наполненной грехом. Кузнец взвалил ведьму на плечо и, выдохнув, посмотрел на сообщницу.
- Дело за малым, отправим эту ведьму назад в Ад прислуживать дьяволу!
Старьевщик брыкался, усложняя дело, но это не помешало проходимцам уйти с ним в рассвет.

Некоторое время и свой лучший пинок в Кротовину (который многие путешественники из будущего называли "Это Спарта) спустя, Зигмунд должени был покинуть прошлое, но он медлил. Они стояли с Делией в лучах молодого солнца и жрица была прекрасной, не смотря на бессонную ночь наполненную волнением и физическими нагрузками. И речь шла совершенно не о тех нагрузках, о которых хотелось бы.
- Жаль, что ты не можешь посетить мое время, - сказал он, с трудом подбирая слова. - Хотя ведьм там намного больше и не все из них настоящие, - кузнец усмехнулся только одному ему понятной шутке. - Время течет так необъяснимо, - здесь нужно было порадоваться, что на небе нет звезд, ведь он стал бы филосовствовать о них, - а мы лишь путешествуем по этой реке, пока не встретимся вновь.
В словах читалась печаль. В них было больше смысла чем можно было предположить, а затем он ушел, чтобы попытаться прожить чуть дольшн, чем планирвал, ради следующей встречи.

+1


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (10.08.78) Ведьма в Помпеях


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC