Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Что будет » (17.03.2014) в понедельник начинается субботник


(17.03.2014) в понедельник начинается субботник

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/05/2f5d31b5a0952a12e1a088f750ed6eef.png[/AVA]
Название: В понедельник начинается субботник;
Дата, время: 17 марта 2014 года, точка отсчёта - полдень;
Место: гостиница "Час" и прячущаяся за ней Прага;
Участники: Аманда Ларскин, Вернон Бостик, Шарлин Рипли, Магдалена Весела;
Краткое описание: в таком заведении, как станция путешественников во времени, даже уборка не может пройти спокойно.

+3

2

- Однажды бог услышит мои молитвы и ниспошлет на этот гадкий век огонь с небес, стены и полы будут красными от крови людей, но сегодня, - миссис Ларскин выдержала малую паузу, чтобы подчеркнуть важность момента, - сегодня здесь всё будет блестеть и сиять, сиять и блестеть! Да начнется Голодный Субботник!
Голодный – потому, что понедельник. Потому, что каждый понедельник – это, разумеется, бессмысленная и беспощадная диета для всех, кто осмелится переступить порог гостиницы «Час» и пробыть там хотя бы несколько минут.
О, буйство красок! О, феерия запахов! Госпожа Ларскин не заметила стоящее позади нее ведро и набросилась на него с ногами, вовсе того не желая – ведро напросилось, как позже заявит Аманда. По крайней мере, в одном эта женщина не соврала – пол сейчас действительно усердно блестит.
Миссис Ларскин вооружается боевым настроем духа и арсеналом указаний, которые она непременно раздаст всем, кто на глаза попадется. Этой участи не сможет избежать даже постоялец комнаты номер семь, несмотря на отсутствие доверия к нему после эпизода с банным полотенцем – эту щетку она ему лично в руки вручит.
- А я напоминаю всем присутствующим, - Аманда повела бровью, - что возлежания в кладовке за ящиками с овощами – не являются частью процесса уборки. Как любит говаривать мистер Ларскин: найти-то я найду – и будет не весело, зато страшно и стыдно.
Начать следует с кухни. Тут уж никаких сомнений и возникать не должно – это самый важный уголок во всей гостинице, во всяком случае – по понедельникам. Госпожа Ларскин не сомневалась: едва перешагнув порог царства кастрюль и половников, она несомненно обнаружит там секту работников гостиницы. Этакие приспешники калорий и углеводов, они безо всяких зазрений совести готовы продать души за лишний кусок ветчины, а то и сыра. Но она, Аманда, наведет здесь порядок. Она его наводит вот уже второй год и, как видите, никто ее с этой должности еще не выпер.
- Что я вижу?! – вскричала управляющая, скользнув взглядом по открытому ящику, хранившему внушительные залежи столовых приборов, - конфета! В день диеты! Нужно срочно изъять и утилизировать, - она задумалась, затем очнулась, затем поспешно добавила, - пожалуй, займусь этим сама, никому нельзя доверять.
Вслед за взглядом по конфете скользнула рука и оп – фокус! Конфета исчезла где-то в недрах кармана пиджака миссис Ларскин, словно ее и не было никогда на этой кухне, словно ее мимолетное присутствие им всем почудилось, плод богатого воображения, групповая галлюцинация – настолько ловкой и проворной была миссис Ларскин. Так она предпочитала думать и, честно говоря, не следует ее разубеждать.
- Вернон, - обратилась управляющая к патриарху всея плиты, - Вам выпала честь первому познать радость чистоты и блеска.
Следует знать, что миссис Ларскин позволяла себе называть всех коллег (читай – смертных подчиненных, ниспосланными ей для свершения своего диктаторского долга) по именам, случайно или нарочно забывая их фамилии, при этом она умудрялась переступить через мысленную брезгливость и даже обращаться к ним на «Вы». Не ко всем, конечно, тут уж как повезет.

Отредактировано Amanda Larskin (05.06.2015 01:07:38)

+3

3

[AVA]http://savepic.ru/7218318.png[/AVA]
Одно, а точнее одна из немногих, к чему Вернон так и не смог привыкнуть, была миссис Ларскин. Он знал, что она попала в 2014 из будущего и так и не смогла вернуться, он понимал ее замешательство и грусть по этому поводу. Вот чего он не понимал, так это всепоглощающее желание Аманды доминировать.
Возможно она могла бы делать это профессионально в каком-то специальном учреждении за огромное вознаграждение, но предпочитала упражняться на обитателях гостиницы "Час". Это одновременно поражало и завораживало Вернона. Он полагал, что миссис Ларскин, будь она свободной женщиной, стала бы отличным кандидатом для участия в нездоровых отношениях, где он занял бы пассивную сторону. И эта мысль пугала Бостика еще больше. Поэтому он старался не называть ее по имени даже мысленно, а также не смотреть ей прямо в глаза. Так мадам Ларскин превратилась в эту женщина и эта женщина сейчас собиралась заговорить о  кухне.
- Аманда, - он выдавил имя, которое держало в страхе многих, с особыми осложнениями в ответ на обращение к себе.
В его кухне все было так, как должно было быть и этот порядок нарушать не следовало ни при каких обстоятельствах. Эта женщина могла высмеивать его нос или его достоинство, оскорблять и переиначивать его имя, но никогда, и это важно запомнить, никогда ей не следовало совать свой прелестный нос в его кухню!
Постой за себя, Вернон! Будь сильным! В конце концов, ты работаешь на Кнедлика, а не на нее!
- Нет.
Казалось, что мир рухнул. На секунду абсолютно все в гостинице задержали дыхание, само время остановилось, чтобы поразиться и внутренне сжаться между ударами сердца, чтобы "нет" разнеслось эхом по всем коридорам громче, чем звон колоколов. И понеслось:
- Моя кухня в идеальном состоянии, меню сбалансировано и направлено на обогащение витаминами и жизненной силой каждого постояльца на ежедневной основе.
Страх делал с Бостиком странные вещи. Наверное, окажись он в клетке со львами, полез бы чесать их за ушком или спел бы что нибудь из репертуара Тейлор Свифт. Однажды с помощью страха он победил Бульдога Джо в неравной схватке на пыльном ринге незаконных кулачных боев.
- Поэтому диета по понедельникам совершенно неуместна! Я не знаю, как у вас там в будущем, а у нас люди едят каждый день и это помогает им оставаться живыми, - Вернон чувствовал, как перегибал, запал от первоначального испуга постепенно улетучивался и слова его становились все менее уверенными. - И, если вы похожи на богиню, это еще не значит, что мы должны приносить вам в жертву большую часть своего времени, - он озирался в поисках поддержки и совершил самую большую ошибку из всех, которые были только возможны. - Чарли, вот скажи, да? Прав я или не прав? Вот скажи, скажи! Ну, совершенно же не дает право наличие шелковистых волос и идеальной кожи вот так себя вести, - Бостик запутался. - Мы не рабы! - оставалось выкрикнуть проходимцу и обратиться к толпе. - Долой тиранию! Долой! Долой, - призывы стали все тише и тише, он почти физически ощущал, как Аманда мысленно разделывает его мертвую тушку, поэтому захлебнулся собственной слюной и закашлялся.
- Ты пахнешь корицей и мятой, - в качестве последнего аргумента слабо добавил Вернон, а затем провел ладонью по лицу, придержав ее у рта, и добавил куда-то в пальцы: - Великий Крот, что со мной не так?

+2

4

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/05/2f5d31b5a0952a12e1a088f750ed6eef.png[/AVA]
Не многие путешественники во времени могли похвастаться тем, что понятия не имеют, какой нынче год, месяц и день недели. Чарли могла. Она могла забыть даже о том, что в этот понедельник лучше не высовывать носа из номера, дабы не быть замеченной деятельной миссис Ларскин. Зато Чарли прекрасно помнила, что её пузу нужна еда, где эту еду можно в неурочное время раздобыть и как туда проникнуть кратчайшим путём.
Конечно, попасть на кухню в разгар кулинарных приготовлений не так-то просто. Ещё сложнее не привлечь к себе внимание рыжей девушке в пижаме с вырвиглазной расцветки принтом. Но с этой миссией Рипли справилась на отлично! Во всяком случае, так она думала до тех пор, пока её не окликнул коварный шеф-повар, нос которого являлся Шарлин во снах с тех самых пор, как она увидела его на боксёрском ринге. Что Чарли запомнила лучше всего, так это то, что носу Вернона Бостика страсть как шла кровь. А после того, как он привлёк внимание миссис Ларскин к не успевшей толком наесться Чарли, это воспоминание захотелось воплотить в реальность сейчас же.
— Я ничего не знаю, не храню наркотики, не обворовываю комнаты наших постояльцев, и нижнее бельё из бани тоже утаскиваю не я! — выпалила Рипли, вцепившись мёртвой хваткой в кастрюлю со спагетти. Она не собиралась сдаваться живой и голодной, чего бы там от неё не требовали.
Медленно пятясь к кладовке с продуктами, Чарли не спускала глаз с людей, заполнивших кухню практически полностью. Впрочем, всё было хорошо, пока никто не пытался отобрать у доктора Рипли еду.
Тут один из подмастерьев Бостика решил проявить свои профессиональные качества, преградил Чарли путь и вцепился в кастрюлю. Взгляд Рипли потемнел, речь превратилась в жутковатое шипение:
— Да я аппендицит сама у себя вырезала без наркоза, а ну руки прочь от моих макарон.
Повар поспешно ретировался и тогда Рипли заметила странную атмосферу – на кухне словно начался ледниковый период и вот-вот должна была сойти лавина прямо на голову Вернона.
Чарли намотала на вилку макароны, подкралась к Бостику и выглянула у него из-за спины:
— Пока мне не гарантируют кетчуп и жареный бекон, я отказываюсь вести переговоры! Ах, да, ещё чай. С бергамотиком.
Взгляд Чарли скользнул по настенному календарю, понёсся дальше, но что-то заставило его вернуться на пол метра назад и внимательнее прочесть увиденное. Там был красным обведён понедельник и большими буквами отчётливо значилось – «СУББОТНИК». Разрозненные детали головоломки сошлись воедино, и на Рипли снизошло озарение.
— О, зеленоволосая богиня! — вместе с кастрюлей Чарли бухнулась на пол и потянула Вернона следом. — Не вели казнить! Вели доесть эти богоугодные макарошки, переодеться в костюм горничной и внести свой посильный вклад в чистоту нашего общего дома! Кстати, костюм новый, вы его ещё ни разу не видели, только вчера курьер привёз спецзаказ, если вы понимаете, о чём я, — Рипли многозначительно подмигнула Аманде. В девушке крепла вера в то, что в будущем ассортимент секс-шопов гораздо интереснее, и при любом удобном случае она пыталась выведать подтверждение тому у первого свидетеля того самого будущего.
Чтобы Вернону не так скучно валялось на холодном полу, Чарли протянула ему оторванную от сердца макаронину.
— Тебе пойдёт килт, котик. Килт и больше ничего. Самое то, чтобы мыть окна и протирать дорогущие хрустальные люстры, — Рипли мечтательно зажевала очередную порцию спагетти и ущипнула Вернона за задницу.

Отредактировано Charlene Ripley (08.06.2015 00:29:52)

+2

5

Аманда замерла на месте и уставилась на мистера Бостика, в чьих жилах вместе с кровью забурлил адреналин и который, кажется, растерял своего терпение так же, как это случилось с кастрюлей, полной макарон. В далеком будущем, которое по стечению ужасающих сознание обстоятельств стало ее прошлым, Аманда Ларскин не единожды сталкивалась с попытками поднять бунт на корабле. И для нее это были крохи, которые она съедала за завтраком, обедом, ужином и поздним ужином.
При дурном расположении духа она бы просто взяла в руки свой кнут – этого было бы достаточно, чтобы служащие гостиницы закрыли рты и принялись за работу, но ведь субботник – дело забавное и благородное, им предстоит шутить и веселиться, радоваться чистоте и любоваться своими отражениями в блестящих поверхностях столиков и куда еще там доберется Фейри.
Так что в этот раз она позволила Вернону произнести эту душещипательную тираду от первого до последнего слова (и даже больше), при этом благодушно улыбалась, скрестив руки на груди. Рядом тут же оказалась и Чарли – эта неугомонная энергичная девушка, в настройках по умолчанию которой были комплименты, радость к жизни, радость при виде Аманды и бесконечная любовь ко всему, что плохо лежит и грозит оказаться съедобным. Миссис Ларскин хлопнула в ладоши и, продолжая улыбаться, мирно произнесла:
- И чтобы задать нашему действу нужное настроение, - она обвела взглядом толпу, стоящую позади наших главных героев, - я сделаю вид, что не слышала ровным счетом ничего из сказанного нашим чудесным поваром и нашей замечательной помощницей Чарли, за исключением слова «богиня».
И вот тут случилось непоправимое. Аманда перестала улыбаться. Резко так, внезапно, как в лучших традициях триллера с ноткой саспенса; руки от груди переместились, так сказать, в боки, а голос стал громче и четче. Потому, что миссис Ларскин занималась вокалом и знала толк в этих голосовых штуках.
- И я даю вам десять секунд, чтобы приступить к работе, иначе вы забудете о выходных и существовании мира за стенами гостиницы.
А пока толпа рассеялась по периметру кухни, вооружившись щетками, тряпками и чистящими средствами, миссис Ларскин подошла ближе к павшим ниц Вернону и Чарли, которые, впрочем, уже перестали обниматься с полом. Она положила руку на плечо мистера Бостика и произнесла, глядя ему прямо в глаза.
- Вас что-то беспокоит, Вернон? – глядите, какая нежная интонация. Не зря же Аманда участвовала в мюзиклах, - вы хотите об этом поговорить? А знаете, чего я хочу? – она понизила голос так, чтоб это слышали только Вернон и Чарли, - хочу, чтобы это место оставалось нашим прекрасным чистым домом, чтобы мы все о нем заботились. Но, - она поочередно бросила на них взгляд, полный тоски, - я вижу, что вы не нуждаетесь в моей помощи, как не нуждаетесь и во мне, Вернон.
Завершив эту свою ответную речь, Аманда сделала глубокий вдох, затем выдох, посмотрела на то, с каким усердием Дженни принялась драить раковину, удовлетворительно кивнула. Выждала паузу и с видом, будто она сдерживала в себе желание все тридцать четыре года, а ведь только ради того и существовала, она всплеснула руками, прижала ладони к груди (к своей, Бостик) и довольно воскликнула:
- Боже мой, я прекрасна!
Как говаривал бы мистер Ларскин: Аманда придет – порядок наведет. Пусть не сама, а с помощью нескольких десятков работящих рук, зато кто эти руки направил в нужное русло, а?

+2

6

Вернон не был доволен собой. Также он не был доволен Амандой и Чарли, которая его не поддержала. В общем, в воздухе в это утро понедельника витало слишком много недовольства.
Будь он сейчас дома, в родной Алабаме, все обернулось бы иначе. Хотя, кого он обманывает, там тоже нашлась бы какая-то властная женщина с запросами к чистоте и диете. Вся печаль в том, что в Праге таких женщин было целых две и обе пытались им повелевать.
Бостик отмахнулся от макаронины, как от насмешки, и скривился, когда Чарли заговорила о килте.
- Я южанин, а не шотландец, - сжав зубы, проговорил он и поднялся на ноги, отряхивая колени.
В душе проходимца гнездилась обида, которая грозила вылиться в месть. Только вот отомстит он не сейчас, это блюдо подают холодным, кто-кто, а он это знает.
Вернон стоял там, как гордых конфедерат, глаза его блестели, но не от слез, а от радости, губы сжались в тонкую белую линию, которая искривилась в мстительной улыбке, больше напоминавшей судорогу. Аманда даже не придала его словам значения, она пропустила все мимо ушей и за это поплатится. В тот момент, когда она будет меньше всего ожидать этого, в тот судьбоносный момент!
Нет надо мной твоей власти, Аманда, - Вернон повторял это про себя, злобно улыбаясь.
Когда толпа начала рассеиваться, он почувствовал руку миссис Ларскин у себя на плече и только чудом не дернулся, чтобы высвободиться.
- Мне беспокоит поясница в последнее время, а на той неделе я немного кашлял, - но Аманду это не волновало, она продолжала гнуть свою линию, чего и следовало ожидать.
- Нет, что вы, Аманда. Все совершенно наоборот, это вы не нуждаетесь во мне, - он убрал ее руку со своего плеча так нежно, как только мог. - Видимо вы считаете, что сможете обойтись без меня, - Вернон поднял обе брови. - Видите ли, Аманда, поваром может быть кто угодно, даже вы. Не подумайте, я не намекаю на то, что вы плохо готовите, - честно говоря, он никогда не видел, как она готовит, - просто говорю, что я не повар, я шеф. А вот те двое, которые сейчас дрожат на кухне, они повара, - Бостик старался не потерять самообладание, он ходил кругами вокруг дивы отеля и даже втянул воздух, оказавшись сзади, закатив глаза и получил немного наслаждения.
Южный акцент очаровывал женщин, вводил их в состояние транса и влиял на их мозг совершенно невообразимым образом. В Луизиане было больше харизмы, но в Алабаме зато о растягивали шире.
- А сейчас, моя дорогая, - по телу Бостика прошла мелкая дрожь, он начинал чувствовать себя, как мышь перед питоном, которая ведет опасную игру, - я стану потакать вашим желаниям, но в самый последний раз, потому что отныне вы не смеете врываться в кухню и запугивать мой персонал.
Он отвернулся от Аманды и пошел к группе запуганных, слыша за спиной, как Аманда называет себя прекрасной.
- Хей, йоу, чистим кухню в последний раз утром по понедельникам, потом я составлю новое расписание. За работу!
Вернон повернулся к Чарли, у нее все еще была кастрюля, которую отбирать сейчас было себе дороже.
- А ты, - он ткнул в Чарли пальцем, - от тебя я такого не ожидал. Тоже мне друг называется. Кто спас тебя в 1888?!
Этот вопрос Бостик решил оставить без ответа, он крутанулся на каблуках, кинул фартук, который снял по пути к выходу, на один из столов и практически бегом отправился в свою комнату. Возможно спустя несколько минут на его щеках появится мокрые потеки, возможно он обнимет подушку и забудется в рыданиях. А, может, всего этого не произойдет. Кто знает.
[AVA]http://savepic.ru/7410227.png[/AVA]

+3

7

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/05/2f5d31b5a0952a12e1a088f750ed6eef.png[/AVA]
— Мы нуждаемся в вас, богиня! Без вас это место превратится в мерзостную гниль, в тленное болото, в отхожую яму! — в отличие от Бостика Чарли обожала эту игру, тем более, из Адаманды получилась совершенно прекрасная Госпожа. Рипли как раз ползла к ногам миссис Ларскин, чтобы вцепиться в них и умолять не бросать заблудших увальней на произвол судьбы, когда вдруг почуяла неладное.
Резко обернувшись, она посмотрела на Вернона и всеми своими лицевыми, а на всякий случай и ягодичными, мышцами просигналила ему немое:
«Да что с тобой не так, Бостик?! Моли о прощении и мы все выживем!»
Но шеф «Часа», по всей видимости, плохо читал по лицам (и ягодицам) и очень любил нарываться на неприятности. Вернона понесло. Он нарезал вокруг Аманды круги, будто надеялся, что она не прорвётся сквозь установленный им энергетический барьер, и дерзил.
— Ну вот, всю игру испортил, — Чарли тоже поднялась с колен, уселась на стол, придвинула к себе кастрюлю и принялась наблюдать за стремительным развитием событий.
Вернон тем временем демонстрировал чудеса полного отсутствия чувства самосохранения. Зрелище это поистине завораживало. Он метался от персонала кухни к Аманде, словно это было последнее, что он намеревался сделать в своей жизни. Впрочем, вполне могло статься, что предчувствия его оправдаются в самое ближайшее время.
Когда пришёл черёд Чарли получить порцию бодрящих откровений, она не растерялась и ответила мгновенно:
— Твой дружище-гей из далёкого 1888-го.
А потом Бостик сбежал.
Рипли посмотрела ему вслед, потянулась за очередной макарониной и, обращаясь к Аманде, зловещим шёпотом произнесла:
— А ещё он называл тебя червяком! Земляным червяком! Но если серьёзно, ты же не можешь это оставить вот так? Я вот не могу.
Оставив кастрюлю на произвол судьбы, Чарли помчалась выламывать дверь в комнату Бостика. В последнее время это стало её любимым хобби.
— За Нааааарнию!

Отредактировано Charlene Ripley (02.07.2015 11:13:40)

+3

8

Отныне вы не смеете врываться в кухню, говорил он. Запугивать мой персонал, говорил он. И говорил, и говорил, и говорил, а Аманда поглядывала на часы и подсчитывала, сколько штрафных она насчитает тем, кто прямо сейчас стоит, раскрыв рот, и слушает вместе с ней эти словоизлияния вместо того, чтобы орудовать тряпкой в царстве макарон и тефтелек. Просто Аманда была как Юлий Цезарь, пусть она и не слишком хорошо помнила, какой нимфе он пел песню в Аидовом царстве и сколько подвигов совершил для царя Эврипида.
- А ты не сдерживай слез, - деловито кивнула миссис Ларскин Вернону, - реви, реви.
К шеф-повару гостиницы «Час» она испытывала самые теплые чувства. Потому, что на кухне всегда было тепло и пахло вкусно, и потому, что Бостик кормил ее даже тогда, когда и сам об этом не подозревал. Не думаете же вы, что Аманда смогла бы контролировать работу всего персонала, если бы не совершала проверки лично и в любое время суток?
- Да, а потом вы построите Звезду Смерти и завоюете эту Галактику! – вдогонку прокричала миссис Ларскин, умиляясь тому, какой у мистера Бостика красивый и торопливый зад. Наличие супруга ей нисколько не мешало подмечать все достоинства работников гостиницы. В конце концов, мистер Ларскин за эти несколько лет так и не соизволил отыскать свое сокровище с зелеными волосами.
- Мисс Рипли, - с достоинством ответила управляющая, - когда закончите спасать нашего принца – можете надевать униформу, вы всё же нам как родная.
У Аманды было множество родственников – она знает в этом толк. И те, которых видеть хотелось, и те, которые, что называется, с глаз долой – из сердца вон. Указывать таким на дверь – для Аманды было настолько несказанным удовольствием, что она намеренно приглашала эту часть родного генофонда, особенно по пятницам, чтобы выпроводить их обратно. И те каждый раз приезжали. И каждый раз – как в первый раз. Только мистера Ларскина она была готова видеть всегда и везде, в любом виде и состоянии, и в печали, и в радости, разве что до смертного одра пока не дошли.
- Также спешу сообщить, что в среду к нам собирается заглянуть инспектор и если вы, смертные…О МОЙ БОГ!
Перед самым носом управляющей гостиницей резво пролетела птица. Казалось бы, ничего особенного, если вы к тому же привыкли коротать деньки своей никчемной жизни в этом пражском отеле, но птица-то была совершенно необычная. Аманда таких никогда не видела и в иной ситуации смогла бы заткнуться и просто полюбоваться каких-то пару секунд прежде, чем объявить начало охоты, но не в этот раз.
Это было чудесное оперенье: яркий голубой плавно переходил в лазурный, а затем в зеленый, хохолок птицы был желтым, а на хвосте мелькали белые пятнышки. Такая птица не могла просто залететь с улицы в окно – Аманда просто отказывалась в это верить с тех самых пор, как увидела это незабываемое оперенье. Это знак! Это же чертов знак из, мать его, будущего, в котором остался ее дорогой мистер Ларскин.
- Поймать! Доставить живой! – завопила госпожа Ларскин, в один миг отбросив весь пафос и все тряпки. Она еще пнула ногой ведро, а затем сделала вдох и помчалась навстречу судьбе. Судьба оказалась ловкой и проворной – сперва она сделала круг почета над головами работников, искусно избегая протянутых рук, а затем метнулась в сторону, которая вела к двери мистера Бостика.
- Лови! Лови ее! – верещала Аманда, несясь прямо на Чарли, подобно огромному неумолимому снежному шару с самых вершин Килиманджаро, - Джеронимо! – промелькнуло в ее голове перед неизбежным.
А потом Аманда не смогла затормозить. На всей своей беспощадной скорости она налетела на мисс Рипли, придавив ее к двери, а дверь решила не выпендриваться, прохрустела что-то дамам и повалилась на пол вместе с багажом в виде двух прекрасных женщин.

Отредактировано Amanda Larskin (12.07.2015 01:14:36)

+3

9

[AVA]http://savepic.ru/7410227.png[/AVA]
Во всем этом сумбуре, происходящим в отеле "Час" и напоминающем съезд всех дальних и ближних родственников семьи Бостик, мысли Вернона были далеко. Он искал, обдумывал и надеялся вычленить из своей памяти человека, который смог бы ему сейчас помочь. К Петру идти было совершенно бессмысленно, неизвестно почему, но он ценил мадам Ларскин и, кажется, даже питал к ней какую-то необъяснимую привязанность. Сам Кнедлик был по натуре человеком не особенно жестким, но требовательным и умеющим сказать нет всем, кроме сами знаете кого.
Замша в такие дни обычно сваливал куда-то подальше, а на порицания со стороны домомучительницы сурово и молчаливо продолжать пить то загадочное пойло, что у было у него во фляге. Иногда после пары глотков он заливисто хохотал и все же уходил через кротовину туда, где его не могли достать. "Мужчине нужно уйти в море, обдумать все," - как-то сообщил он Бостику. Вернон понял Мюррея, ну, по крайней мере, ему казалось, что понял.
В памяти проходимца внезапно всплыл человек, который всегда оставался холоден к чужим слезам и рассказам о марафонах в поддержку борьбы с раком груди, человек, которому было плевать на секретный ингредиент паэльи Бостика, человек, который реагировал одинаково на видео с котятами и встречу со старьевщиком.
Бостик улыбнулся собственным мыслям и завернул на пути в свою комнату к многострадальному временному факсу. На чистом лите бумаги он написал следующее "Никогда не думал, что скажу это тебе, но ты - единственный, кто может мне помочь..." и, немного подумав, добавил "друг", оставил свою подпись, вставил бумагу в факс лицом вниз и нажал кнопку "старт".
Ему даже стало немного легче, поэтому по дороге к своей комнате Вернон насвистывал какую-то легкую мелодию. Он зашел в свой номер, взял с кресла, которое стояло у окна, подушку и ухмыльнулся, глядя на нее.
- Лучше отдать все подарки, - твердо решил он, вознамерившись отнести вещь обратно Аманде.
И ей не обязательно будет знать, что иногда по вечерам, когда было особенно одиноко, Бостик нюхал подушку и представлял, что они ведут приятную беседу за  коктейлем в непринужденной обстановке.
Вернон уже подошел к двери и потянулся к ручке, когда решил, что можно вдохнуть аромат духов, исходящий от вещи, последний раз пока никто не видит. Он поднес подарок к носу, снаружи послышался грохот, дверь скрипнула и ввалилась в комнату, а вместе с ней и две властные дамы.
Бостик поднял глаза к потолку, мысленно поблагодарил Господа.
- Все как в том сне, - медленно проговорил он.
Пришлось бы себя даже ущипнуть, но мимо его лица пролетела разноцветная птица совершенно не похожая на попугая и Бостик все понял. Конечно же, не было никакого сна, все еще продолжался каторжный понедельник и ввалившиеся дамы не станут с ним любезничать также, как в его фантазиях.
- Чееерт. Давайте помогу, - Вернон подал обеим женщинам руку, все еще зажав подушку под мышкой, - вы не ушиблись?
Птица сделала круг под люстрой и вылетела в выбитую дверь, скрывшись из виду в коридоре.
- Нужно ее поймать, - еще более очевидного вывода сделать не смог бы никто, - давайте разделимся что-ли?

+2

10

Да кому важны эти бренные тела, думала себе Аманда, пока Вернон помогал им с Чарли принять вертикальное положение. Только бежать, только вперед – не сдаваться, солдаты, на Трою, за Сталина! Эти и прочие мотивирующие лозунги миссис Ларскин вот-вот готова была выкрикнуть, как вдруг почувствовала, что у нее, как бы помягче сказать, коленки болят. Последний раз подобные ощущения она испытывала, когда у мистера Ларскина был юбилей – Аманда тогда делала ему много подарков. Очень много. Самых разных. И так, и этак подарки делала она.
Но еще раз и с чувством – кому важны сейчас эти их бренные тела, когда перед самым носом мельтешит эта живая весточка от чудесного, от чуткого мистера Ларскина? Она толкнула мисс Рипли в спину, дабы та пошевеливалась и мчалась навстречу Амандовой судьбе. Она также схватила за руку мистера Бостика, чтобы тот и подумать не мог о побеге, как только подвернется возможность завалить за женщинами вход в свою комнату, и это, пожалуй, было самое трогательное, самое чувственное прикосновение из всех, которые промелькнули в их с Верноном совместной жизни в стенах гостиницы.
- Вы должен поймать ее, Вернон, - с придыханием произнесла Аманда, горячо дыша в ухо Бостику, и ринулась вслед за добычей, - если разделимся – нас всех убьют, я смотрела ваши фильмы! – крикнула она, перепрыгивая порог комнаты шеф-повара гостиницы «Час».
Что она будет делать с этой птицей, которая каким-то образом должна продемонстрировать ей послание от дражайшего супруга, миссис Ларскин еще не знала – но шестеренки в ее голове уже вовсю работали над этим вопросом. Она быстро перебрала все возможные варианты, которые заканчивались «пыткой ядовитыми червями» в случае отказа от сотрудничества. А червяков они накопают на заднем дворе – Аманда лично начинит их мышьяком.
Птица исчезла из виду. Так и знала, что вежливость Бостика замедлит погоню, мысленно сокрушалась Аманда, пока не увидела, как над потолком взмыл яркий хвост, а его хозяйка пронеслась от кухни дальше в коридор. Вернон тут же был реабилитирован обратно в главного джентльмена, галантного рыцаря и просто прекрасного мужчину. А если он поймает вестницу Амандового счастья – цены ему не будет. Нет, серьезно, миссис Ларскин уберет записку с его именем из чудо-шара, который она заготовила для аукциона одиноких дам.
Работники гостиницы, казалось, специально делают это: они намеренно путаются под ногами, бросают растерянные взгляды на метающуюся управляющую, замирают на своих местах и даже не думают шевелиться. Не то чтобы Аманда обладала супер-скоростью, но сейчас для нее всё выглядело именно так. А пробегая мимо очередного замешкавшегося подчиненного, она на ходу восклицала:
- Ты уволен! – и пробегала мимо. Так и прошел весь ее путь от кухни до холла, - ты уволена! И ты уволен! Салли, неси сеть!
Салли бежала в каморку в поисках чего-то, чем можно было загнать в угол несчастную птицу. Но даже оттуда она слышала, как по всей гостинице эхом отзывалось громогласное:
- Ты уволен – олен, олен, ен, ен, ен…

+2

11

[AVA]http://savepic.ru/7410227.png[/AVA]
Аманда прошипела ему на ухо приказ и это был, пожалуй, самый интимный момент за все их совместное существование в отеле "Час". Поэтому вместо того, чтобы нормально подняться, привести себя в порядок и заняться дверью в его номер, ему пришлось быть схваченным за руку и нестись по коридорам, виновато пожимая плечами после того, как людям просто так прилетало увольнение.
- На самом деле, нет, вы не уволены, - прикрикивал вслед Бостик, но все настолько привыкли к резкостям в свой адрес от главной королевы хозяйственной части отеля, что просто не обращали внимание.
С лицом Ларскин творилось что-то совершенно невообразимое, сначала ему казалось, что женщина на что-то очень обижена, а спустя несколько минут, что он согласна пойти с ним под венец, хоть Бостик и не предлагал. Предусмотрительно он отступил на шаг назад, где и обнаружил, что все еще сжимает в свободной от мертвой хватки руке подушку подаренную Амандой.
- Не знал, что вы так беспокоитесь о хрупкой психике жильцов. Птица очевидно из будущего, ее нужно поймать, но вы бы как-то успокоились, остыли что-ли...
А потом безумная беготня возобновилась. Нет, он не был против бега, разумное количество кардио будут держать его в форме в случае опасности в прошлом. Вообще путешествия во времени состояли из огромного количества физических путешествий и попыток спасти свою жизнь. Если бы тогда в самом начале он об этом знал, возможно сейчас был бы уже на полпути в Украину за рецептами борща, пампушек и вареников. Но увы и ах, от судьбы не уйдешь, а опасность и физические упражнения Вернон уже принял как данность.
Они добежали до второго этажа, когда Вернон вырвал руку и остановился. Он больше не мог бесцельно двигаться по отелю, но этого и не требовалось, ведь птица с разноцветным оперением кружила над потолком рядом с головой работника подрядной организации, который стоял на раскладной лестнице, держал в руках решетку от вентиляции и отвертку, собираясь применить оба предмета по назначению.
- Вот она! Вот эта птица, - Вернон ткнул пальцем в пернатого пришельца из будущего, а через секунду запустил в него подушкой с вышивкой, которая пролетела мимо, ударилась о лампу, отскочила и попала в голову работнику подрядной организации.
- Ээээ, - протянул проходимец, наблюдая, как лестница пошатнулась, а мужчина в форме свалился на пол, - прости, мужик, - сказал он уже лежащему на полу, разводя руки в стороны.
На краю вентиляционного отверстия сидела птица с разноцветными перьями по внешнему виду напоминающая что-то среднее между чайкой и попугаем. На секунду она повернула голову и пропела "Ты уволен" так, будто проигрывала голос самой Аманды Ларскин в записи, а затем исчезла в трубе.
Какое-то время Бостик не знал, что сказать. Он переводил взгляд с отелеуправительницы на вентиляцию и обратно, но потом все же взял себя в руки.
- Отверстие большое, туда сможет пролезть упитанный ребенок или стройная женщина...
Нет, он ни на что не намекал, но лестницу уже пододвинул.

+1

12

В этом мире было очень мало вещей, которые Данте С370 расценивал как опасность. Открытое горение – нет. Огромные магниты – да. С опоссумами, енотами и дикобразами было сложнее, но с опытом он научился выявлять их слабые места. Сегодня опасность сама пришла в мастерскую «Мистер Сэй, замена чипов, микросхем и карт памяти». Посетитель стоял, размахивая перед Данте обугленным дискоблоком – несколько безнадёжно испорченным, о чём 370-ый и поспешил уведомить клиента. Это было фатальной ошибкой.
– Ты тут один такой, умный самый? Да у тебя ещё гарантия на процессор не истекла, а ты мне уже советы даёшь. Давай-ка, мод, позови мне кого-то, у кого мозги целые. Или уже начни делать свою работу.
Пренебрежительное мод резануло, но Данте проглотил оскорбление – только сжал челюсти так, что желваки заходили.
Лет шестьсот назад за такие слова я пригласил бы тебя на прогулку за город, с которой ты бы не вернулся, – подумал он.
Сдержанно кивнув, он взял дисклоблок, после чего пошарил под прилавком и достал молоток. Потребовалось всего несколько ударов, чтобы деталь разлетелась на множество кусочков. Под ошалелым взглядом буяна Данте собрал их в пакетик и вернул владельцу.
– Как я и сказал. Починке не подлежит.
Следующие несколько минут опустим, скажем только, что Данте узнал несколько новых слов, получил бесплатное предсказание своего будущего (не особенно радужного, впрочем), после чего был вынужден продемонстрировать пару экземпляров из оружейной коллекции Мистера Сэя.
Где-то в разгар перебранки временной компьютер ожил, поэтому сообщение Данте заметил только по мигающему уведомлению на экране, когда несостоявшийся клиент ушёл, обещав вернуться уже с полицией.
Данте потребовалось перечитать послание несколько раз, чтобы поверить собственным глазам. А заодно и тому, что их сеть не взломали, пространственно-временное кодирование работает исправно, а мир не сошёл с ума.
Вернон Бостик назвал его своим «другом».
Объяснение тут могло быть только одно. На «Час» напала банда старьёвщиков, они убили Кнедлика, отправили в прошлое постояльцев, связали сотрудников, а Ларскин заставили мыть полы. Единственным, кому удалось сбежать, оказался Вернон, но у него было мало времени, чтобы рассказать об опасности, поэтому он намеренно привлёк внимание Данте этим словом, столь мало подходящем к их отношениям.
Как назло, Мистер Сэй ушёл по делам в 2370-ый, Лена отправилась покупать новые запчасти, а на станции Данте был в одиночестве. Медлить было нельзя, поэтому он решил рискнуть и не вызывать подмогу.
В кротовину он вбежал, даже не потрудившись раздеться.

Если старьёвщики и напали на гостиницу, то сделали это очень тихо и незаметно. Либо обитатели «Часа» успели совершить диверсию и сформировать ополчение. Едва Данте вышел из подвала, как его с ног чуть ли не сбила Салли, в руках у которой был моток верёвок, подозрительно напоминавший сеть.
– Я всегда знала, что этот день настанет! Но надеялась, что не доживу! – сообщила она Данте, после чего всхлипнула и помчалась дальше.
Тут вообще много кто куда-то мчался. Топот на верхних этажах заставлял раскачиваться люстру в вестибюле и дребезжать стёкла, где-то завывала пожарная сигнализация, а из кухни валил дым, сопровождавшийся запахом гари и криком «Несите что-нибудь тушить! Великий Крот, Торри, это же сухой лёд!».
Данте захватил один из мечей, украшавших стену, и решительно направился на второй этаж. В этой части здания было не так многолюдно – впрочем, его уединению вскоре предстояло быть нарушенным. Не сделал он и нескольких шагов по коридору, как откуда-то сверху вылетела птица – не то попугай, не то сильно откормленная канарейка. Будь Данте впечатлительнее, решил бы, что пернатое возникло из вентиляции. Птица спланировала ему на левое плечо и, усевшись, сбросила Данте в руку свёрнутый в трубочку бумажный лист.
Тут-то перед ним и возникла запыхавшаяся, раскрасневшаяся компания. Ни один из них не походил на человека, которого недавно пытали, связывали или хотя бы заставляли мыть пол. Критически осмотрев их, Данте разочарованно покачал головой и сурово произнёс, будто вынося вердикт не в пользу подсудимых:
– Иногда мне кажется, что этой гостинице не повредило бы немного скуки.
Стоит ли упоминать, что из одежды на нём был только меч, да и тот зажат в руке?

+2

13

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/05/2f5d31b5a0952a12e1a088f750ed6eef.png[/AVA]
За последние сорок минут Чарли ровно одиннадцать раз успела порадоваться тому, что так и не переоделась в костюм горничной. Открыв в себе великое множество талантов, связанных с проникновением, вскарабкиванием, полётами и ползаниями, Рипли окончательно и бесповоротно решила уйти в запой сразу же после поимки птицы. Голубое крылатое из будущего явно состояло в какой-то организации борцов за здоровый образ жизни, а потому отчаянно сопротивлялось отлову. В погоне за неуловимым сокровищем миссис Ларскин Чарли повисела на шторе, покачалась на хрустальной люстре, чуть не сгорела, упала с лестницы (благо приземлилась на проходящего мимо Бостика), вступила в профсоюз домовых эльфов и вот теперь изучала богатый внутренний мир вентиляционных шахт. Периодически по зданию разносился странный звук, похожий на чихание спящего в недрах отеля древнего монстра. В роли монстра выступала Рипли, вдохновлённая облаками пыли, которые вздымались в шахте от малейшего движения.
И вот, проделав такой долгий, полный опасностей путь, сбив в кровь коленки, Чарли увидела голого Данте, птицу, мирно сидящую на его плече, и послание. Тут как раз подоспели остальные участники команды по соколиной охоте.
— А что, так можно было? Птица любит нудистов? Что ж вы сразу не сказали!
Потерев ушибленное колено, Чарли уселась на пол. Погоня явно закончилась победой будущего над здравым смыслом.
— Ну что же, что же там в этом письме? Не томи.
Чарли смотрела на стену за спиной Данте, на оперение птицы, на пол, на собственные руки и стремительно заливалась румянцем.
— Кстати, что он тут делает весь такой… голый? — сей вопрос тишайшим шёпотом Рипли задала Бостику. Потому что если в «Часе» что-то случалось, до выяснения подробностей виноватым считался Вернон, и кто Рипли такая, чтобы нарушать старые, давно устоявшиеся традиции.

+1

14

- Если она упорхнет, я умру! – воскликнула Аманда и тут же сурово уточнила, - советую не радоваться. Воскресну же.
Чтобы лишить птицу полета – можно отстрелить ей крыло. Правда, тогда пользы от нее уже никогда не получить,  но главное свое достоинство пернатый летчик держал при себе и оно напоминало свернутый в крошечный рулон кусок бумажки. Отчаяние порой доводило Аманду до жестоких и безрассудных вещей, как то: учеба фехтованию в складе хозяйственных приборов, день почитания брокколи или тот же субботник.
- Господи, когда ж я к этому привыкну? – проворчала женщина, оказавшись лицом к лицу и гордость к гордости с самым голым посетителем гостиницы в эту самую секунду. Нега была Данте к лицу – он и так почти сиял, во всяком случае висками пускать солнечных зайчиков не каждый сумеет, а теперь так вообще казался ярким пятном спокойствия на фоне всеобщей паники.
- Отдай послание, - решительно повелела Аманда, а как вы помните – она любила повелевать; и вслед за тем протянула руку, - птицу забирай себе, или отдай Вернону – уверена, он найдет ей применение.
Не то чтобы миссис Ларскин сомневалась в составе котлет, на которые тут и там наталкивалась в периоды голодания, просто в жизни не бывает совпадений, справедливости и ненужных продуктов.
- Чарли, - управляющая оглянулась на негласного талисмана персонала гостиницы, - иди, раздобудь немного одежды для нашего гостя, ты знаешь где.
Но миссис Ларскин недооценила всё очарование Данте, которое тот выставил на всеобщее обозрение. Мисс Рипли пришлось подтолкнуть легким, заботливым пинком, что хоть немного, но всё же привел в чувство воодушевленную особу.
- Иди, Чарли, - настойчиво повторила зеленоволосая, чья протянутая рука всё еще трепетно выжидала. Меч в руке Данте убеждал Аманду не горячиться, но долгая беготня за птицей зарядила ее бесстрашием – еще немного и она будет готова угрожать.
Чарли упорхнула прочь с благой целью, подразумевавшей поиски подходящей одежды, а как известно – в «Часе» что упало, то пропало, и даже что не падало, а лежало тихо-мирно в углу – всё равно пропало; здесь и бутерброд на столе не оставишь, ведь оглянуться не успеешь – уже кто-то умыкнул кусочек сыра.
Зато рядом был Бостик. Она не даст Аманду в обиду, ведь в глубине души он понимал, что без ее легкой, направляющей руки здесь больше не будет диет и субботников, и что всё в гостинице развалится, и что никто не будет так любовно на него покрикивать. Миссис Ларскин искренне в это верила, а потому подняла выше нос и сощурилась.

+1

15

- Я не знаю, - соврал Бостик на вопрос Чарли, скрестив за спиной указательный и средний пальцы.
Благо девушка была отослана Амандой за одеждой для Данте. Кстати, тот сейчас походил на пирата, сошедшего с картинки исторической книги. Только при составлении изображения художник ошибся и вместо повязки на глаз нарисовал провода в черепе, а про одежду вообще забыл.
Пости всякий голый человек выглядел по сути своей нелепо, по крайней мере так казалось Бостику, когда он мельком смотрел на собственное изображение после душа. Однако Данте все это шло и выглядел он скорее как рыцарь без сияющих доспехов.
Вернон вздохнул и пообещал себе узнать у коллеги из будущего, как он это делал. Знать о таких хитростях всегда полезно, особенно если каждый вторник сам оказываешься голым посреди какой-то чужой эпохи.
Нужно было отреагировать мужетственно, не показывать радость, иначе его коварный план будет раскрыт, а кухня лишена особого статуса.
- Не волнуйся, Аманда, я разберусь с посланием, - он подмигнул зеленовласой женщине и рискнул.
Собравшись с силами, Вернон вздохнул и шагнул навстречу Данте, распахнув руки для объятий, сердце для дружеской теплоты, уши для позорных оскорблений.
- Ты быстро, я думал, мое сообщение будет дольше идти.
Уже дойдя до проходимца, Бостик опустил руки потому, что осознал тщетность их положения. Обниматься никто из них не собирался, а в глазах Ларскин уже формировались злобные мстительные молнии, которые она готова была метать. Много времени у отелеуправительницы осознание предательства не займет.
Сейчас очень пригодился бы крутой сюжетный поворот и наличие в отеле пиратского кодекса, согласно которому он смог бы затребовать переговоры, а уж потом пройти по рее и стать кормом для рыбы.
- Быстрее, отдай ей записку, на кону моя жизнь, - шепнул Вернон Данте, когда поравнялся с ним, а затем произошло невероятное.
Неизвестно какие боги услышали в тот момент мольбы Бостика, но все предметы, которые могли звонить в гостинице, разом исполнили свое предназначение. Послышались крики «держитесь!», «осторожно!» и даже «мой виски!», они тут же утонула в какофонии писков, звонов и других мелодичных сигнализируеющих преспособлений.
Станция сообщала обитателем о незапланированном отключении гравитации. Вернон почувствовал, как его тело становится легким и поднимается под потолок. Его примеру последовали все остальные участники сцены.

+1


Вы здесь » Дело времени » Что будет » (17.03.2014) в понедельник начинается субботник


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC