Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Лом » (8.05.1477) Дурак


(8.05.1477) Дурак

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Название: Дурак.
Дата, время: 8 мая 1477 года, около полудня.
Место: Флоренция, мастерская Турка.
Участники: Алим, Турок.
Краткое описание: любознательный гость из далёкой Гранады, выполняя поручение почившего отца, разыскивает диковинного человека, известного всей Флоренции не по имени, а по одному только прозвищу, преуспевает, наконец, и оказывается лицом к лицу с в высшей степени странной личностью.

0

2

Можно ли найти в огромном шумном городе одного-единственного человека, о котором не знаешь ничего, кроме прозвища, и довольно пугающей репутации, которая, впрочем, может только заставить презрительно фыркнуть того, чьё образование не позволяет всерьёз верить в шайтана, искушения джиннов и прочие диковины, обычно обсуждаемые свистящим шёпотом на базаре? Покидая Марбелью, Алим не сомневался в безнадёжности своего предприятия и поднялся на корабль только потому что и помыслить не мог о том, чтобы пренебречь последним желанием отца. Добравшись до Флоренции, учёный сын Гранады убедился, как заблуждался: в этом красочном, разноцветном городе, шумном, как базар в праздничный день, все, казалось, знали всех, а если не знали, то никогда не отказывались рассказать, к кому именно надо пойти, чтобы за пару звонких флоринов получить сведения или провожатого хоть к в ад, хоть в рай, хоть к краю небесного свода.
  Флоринов у Алима было не так уж много, а на исходе третьей недели своего пребывания в городе он выяснил, что они стремительно утекают сквозь пальцы при встречах со всеми этими торговцами, шлюхами и бродячими актёрами, которые клялись чуть ли не в тот же день "в лучшем виде устроить встречу с господином Турком", а потом бесследно исчезали, прихватив с собой золото. Мысль о том, что ещё дней десять в том же духе - и он не сможет ни дальше платить за комнату в гостинице, ни даже сесть на корабль обратно в Марбелью заставила проявить фантазию и несвойственное обычно сыну достойного Хатима лукавство. Теперь, разыскивая дорогу к дому Турка, Алим принялся туманно рассказывать изъявлявшим желание помочь, о своём дальнем, но значимом родстве со знаменитым портным, о том, как тот заждался своего молодого родича и, разумеется, о награде, на которую "дядя" наверняка не поскупится для того привёл на его порог долгожданного "племянника". Незамысловатая ложь и ломаная итальянская речь, щедро пересыпанная арабскими словами сделали своё дело: торговец певчими птицами на рынке неподалёку от гостиницы соблазнился туманными посулами и отправил с Алимом своего сына показать дорогу. Юный флорентинец оказался на редкость сердоболен и по дороге в мастерскую Турка посоветовал "господину арабу" быть поосторожнее и "уж как-нибудь не дать сварить себя в молоке, потому как чёрный козёл, что к маэстро портному ходит в гости, очень любит такой суп, а хозяин его потчует". Алим очень серьёзно поблагодарил, вежливо поклонился и заверил провожатого, что будет осмотрителен.
  Возле мастерской было тихо, из-за тяжёлой деревянной двери не доносилось ни звука, окна казались тёмными провалами. Алим немного помялся на пороге, покосился на сына торговца, который не решился подойти близко и остался стоять на углу, потом поправил на плече тяжёлую сумку с отцовскими рукописями и поднял руку, чтобы постучать. И в этот момент выглянувшее из-за тучи солнце рассыпалось тысячей бликов на выполненной на дверной колотушке - затейливо отлитой из металла голове какого-то диковинного животного. Солнечный луч мягко коснулся лица, и Алим, сочтя это добрым знаком, наконец, решился постучать. Было слышно, как звук трёх глухих мерных ударов далеко разнёсся по дому.

+3

3

Три стука в дверь. Не поспешных и сбивчивых, а размеренных и уверенных удара. Это было знаком, точно было. Условный стук, который Турок уже слышал и даже, кажется, сам придумал именно так стучать, с таким интервалом и столько раз. Только когда это было и где? С кем вместе они стояли в душной ночи у чьих-то дверей и кому он говорил стучать громче? Турок помнил столько разных вещей, что поневоле что-то должно было уходить в прошлое. Но не такие вещи, вот это надо помнить.
Аль-Рахим тихо встал и подошел к окну. Аккуратно выглянув из него, извернувшись так, чтобы видеть дверь, но не быть видимым самому тому, кто стоит у нее, Турок посмотрел на стучавшего. Им оказался приятного вида юноша, одетый странновато для здешних мест, но в каких-то других местах его одежда точно была бы кстати. Только в каких?
Турок осознавал, что причиной его забывчивости и некоторой растерянности, могло быть то, что он с самого утра курил кальян и думал о чем-то очень важном. К сожалению, о чем именно он уже тоже не помнил - кальян оказался крепче, чем он рассчитывал. Не самое подходящее время для визитеров. Но юноше следует открыть, как же иначе, вдруг он посланник судьбы. Скорее всего так и есть, интуиция не отказывала Аль-Рахиму даже тогда, когда прочие чувства были не на высоте.
Он открыл дверь, впуская солнечный свет в свое прокуренное жилище. Краем глаза он заметил в отдалении еще одного юношу, который спешно ретировался едва только открылась дверь.  Он уже привык, что люди его побаивались, это его никогда не расстраивало, скорее веселило, особенно истории про черного козла, которые Турок сам с удовольствием дополнял и распускал. Однако, его всегда печалил тот факт, что для того, чтобы заслужить мистическую  и пугающую репутацию ему достаточно было просто быть турком. И все его знания, весь его богатый опыт были тут в общем-то не при чем. Не всегда, конечно. Он знал, что найдутся и порой находятся люди способные оценить его личность в полном масштабе. Вот интересно, к какому типу людей принадлежит  его гость.
- Что вам нужно, юноша? - спросил Турок, слегка морщась и прикрываясь рукой от солнца.

Отредактировано Turkish (27.06.2015 17:25:22)

+4

4

Когда дверь распахнулась, Алим невольно отступил на полшага и покосился туда, где прятался его провожатый, в тщетной надежде найти поддержку. Сын торговца, впрочем, исчез, как не был: видимо, встреча с собутыльником чёрного козла была слишком серьёзным испытанием для его смелости. Тихонько вздохнув, Алим снова посмотрел на хозяина мастерской, на сей раз в немалом замешательстве. Как объяснить, зачем ты явился на порог к тому, кого никогда в жизни не видел, что тебе от него нужно и почему нужда настолько велика, что довела тебя от Марбельи до Флоренции, чужого города под рукой чуждого бога? И каков риск, что тебя погонят прочь, если ты заведёшь речь о странных дневниках и трактатах на ломаном языке? И, наконец, смеет ли он размышлять обо всём этом, если явился сюда выполнять отцовскую волю? Алим вздохнул ещё раз, слегка приободрился и, наконец, заговорил:
- Приветствую вас, господин, да осветит солнце ваши дни, - на латыни это звучало непривычно и немного неестественно, но юноша рассудил, что его собеседник наверняка человек учёный и всё поймёт и почувствует верно. Почтительно опустив глаза, как это приличествовало сделать, обращаясь к старшему, он выждал немного и продолжил: - Я - сын достопочтенного Хатима ибн Юсуфа аль-Марбели, учёного и лекаря, почившего с миром несколько месяцев назад. Он был высочайшего мнения о вас и раз упоминал ваше имя в беседах. Перед своей кончиной он работал над трактатом... посвящённом времени, - на лице Алима появилось сосредоточенное и несколько хмурое выражение: он до сих пор не понял до конца, о чём рассуждал отец в своём труде и не был сейчас уверен, что незнакомец не погонит гостя прочь за бредни и странные повадки. Однако останавливаться в любом случае было поздно, и юноша от волнения даже взгляд на собеседника поднял: - Увы, отцу не было отпущено Аллахом достаточно времени, чтобы закончить, он умер этой зимой. Но перед смертью велел мне отправиться во Флоренцию, разыскать того, кто "открыл время Хатиму несведущему", то есть, вас и передать вам его незаконченный труд и старые дневники. Выполняя отцовскую волю, я здесь и они при мне, - Алим положил руку на тяжёлую сумку. - Вы впустите меня?
  Он совсем не был уверен, что дверь сейчас не захлопнется, но несколько вещей вселяли надежду на успех: у загадочного флорентинца было лицо единоверца, солнце, недавно игравшее на медной колотушке, теперь странным образом осветило притолоку, будто свод сияющих врат, а ещё из недр дома тянуло запахом пряной курительной смеси, точь-в-точь такой, как курил его отец. Алим невольно улыбнулся и чутко потянул знакомый аромат носом, даже ноздри слегка затрепетали.

+1

5

Турок рассмеялся. Юноша не показался ему смешным, ни в коем случае, это был смех удивления и радости от того, что это удивление еще может с ним случаться. Молодой человек говорил на латыни, грамотно, хотя и было видно, что это давалось ему с трудом. Понятно теперь почему он так одет, и понятно, кто научил его правильно стучать в правильные двери. Хатим ибн Юсуф аль-Марбели... Мертв? Не совсем, правильнее было бы сказать - сейчас мертв. На данный момент времени, когда его сын стоит у дверей Турка, солнце недавно достигло зенита, а сам Турок вспоминает имя дорого друга. Да, в это мгновение он мертв. Но где-то, а точнее когда-то он все еще жив. Турок и сам не знает, что более реально - то, что происходит в его памяти или то, что он видит перед собой. Тем более, что путешествия во времени стирают границу между "есть" и "было". Только "будет" ему не доступно, но может быть то, что "было" и есть немного измененное "будет". Где начало, где конец, откуда тянуться взаимосвязи, в какую сторону на самом деле течет река времени. Нет, нет, для таких размышлений нужны смеси, а мальчику нужно что-то ответить. А то выходит, что он рассмеялся над ним.
- Алим ибн Юсуф, я рад тебя видеть. Никогда не принимай радость за насмешку - это твой первый урок, подумай о нем сегодня, когда будешь засыпать. Ты будешь моим учеником.
Турок зашел обратно в свой дом, не проверив, следует ли за ним юноша. Через пару минут он сообразил, что так и не пригласил его войти.
- Входи, Алим, садись за стол, рассказывай, что ты понял из разговоров о времени со своим отцом?

0


Вы здесь » Дело времени » Лом » (8.05.1477) Дурак


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC