Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Что будет » (14.04.1912) Призраки во льдах


(14.04.1912) Призраки во льдах

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название: Призраки во льдах
Дата, время: из 15 ноября 2430 в 25 марта 2014 и оттуда сразу в 14 апреля 1912 года
Место: северная часть Атлантического океана, лайнер «Титаник»
Участники: Шарлин Рипли, Данте С370
Краткое описание: опытные путешественники знают: если межконтинентальные перевозки не сработали, лучше воспользоваться межвременными. Данте и Шарлин оказались в том времени, но не в том месте. Им предстоит разгадать, что на самом деле стало причиной крушения «Титаника», поверить в духов и пережить худшее свидание в мире.

0

2

Данте был не из тех людей, кто волнуется напоказ. Мало кто видел его шагающим из угла в угол комнаты, нервно теребящим край одежды или грызущим ногти. Он всегда казался невозмутимым и непричастным к любого рода волнениям, и любая буря мыслей, чувств и сомнений происходила внутри. Возможно, именно это стало причиной, по которой многие считали Данте бесчувственным роботом. Возможно, потому что его голова наполовину состояла из железа и он редко сопереживал кому-то. Кто знает.
Впрочем, сегодня Данте решил несколько изменить своим правилам, поэтому узнал, что: мастерская Сэя составляет 15 шагов в длину и восемь в ширину; если приложить толику усилий и фантазии, кожаную куртку можно порвать одним движением; у него подозрительно сладкие ногти.
Возможно, всё дело было в кальции.
На всей станции не было ни одной живой души. Всяких там других душ – полно, но живой ни одной. Поэтому у Данте было время на раздумья, которые неизменно возвращали его к некому рыжеволосому существу, застрявшему в прошлом.
В конечном счёте, она приличная девушка с весёлым характером и правильными манерами. И кажется хорошим человеком. Особенно когда плюётся.
Он со стоном приземлился на стул и закрыл лицо руками.
Данте не знал точно, сколько ему лет, но именно сейчас чувствовал себя на все 15. Он даже заглянул в зеркало, чтобы убедиться, не стоит ли там маленький лопоухий мальчик, тщательно краснея, смущаясь и покрываясь прыщами. Нет, из зеркала на него смотрела привычная физиономия, вот только уши действительно казались несколько перпендикулярнее, чем он привык их считать.
А ведь Данте совсем-совсем не привык бояться будущего.
В общем и целом всё было готово: свой манипулятор он настроил на нужное время, и Нью-Йорк начала 20 столетия – разве можно найти место романтичнее? – ждал их. Дело оставалось за малым: придумать, о чём говорить, куда смотреть и что делать с руками, которые внезапно стали двумя чужеродными деталями, болтающимися без пользы и только мешающими передвигаться в пространстве. Но Данте воспринял грядущую встречу как испытание собственного характера и проверку: прав ли был Вернон, называя его бесчувственной колодой.
В конечном счёте, это просто свидание. Что может пойти не так?

Два часа спустя и 416 лет назад
– Боже мой, мы все умрём!
И это не та фраза, которую хочется услышать от стюардессы.
Самолет трясло хуже, чем на аттракционе в Диснейленде. А ведь Данте никогда не был в Диснейленде! Сверху сыпались кислородные маски, но люди были слишком занятыми криками и рыданиями, чтобы обращать на них внимание. Впрочем, страшный рев разгерметизированного салона заглушал человеческие вопли, тряска, дым – в общем, самолет решил, что сегодня отличный день, чтобы умереть. Данте посмотрел в растрескавшийся иллюминатор и не увидел ничего, кроме синевы. Несколько секунд ему потребовалось, чтобы понять – они несутся прямо в океан.
Он даже не умел плавать.
Данте повернулся к Шарлин, указал на собственное запястье и прокричал ей на ухо:
– Нам нужно прыгать. Слышишь? Здесь мы всё равно разобьёмся!
Конечно, океан в прошлом мало чем отличается от океана в настоящем – в этом-то и кроется страшная тайна воды, однако у Данте оставалась крохотная надежда, что при перемещении во времени какое-нибудь событие притянет их, и они окажутся в сухости и безопасности.
Взяв Шарлин за руку, он потащил ее по проходу к ближайшему аварийному выходу, с трудом расталкивая паникующих людей на пути.
– Только не отпускай меня! Ни в коем случае не отпускай.
Он запустил манипулятор, обеими руками обхватил девушку и прижал её к себе так, чтобы разлучить их не удалось даже потоку воздуха за бортом. После чего, глубоко вдохнув, снял блокировку с аварийного выхода и со всей силы ударил по ней ногой.
Из самолёта они вылетели втроём – Данте, Шарлин и дверь.

+2

3

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/nA3RO.png[/AVA]
[audio]http://pleer.com/tracks/12740617uxx1[/audio]

Если долго вглядываться в платье, платье заглянет в тебя. Чарли прямо кожей ощутила, как кусок чёрной ткани пытается проникнуть в самые сокровенные её мысли, поёжилась и отвернулась от витрины дорогущего бутика, напротив которого стояла уже сорок минут к вящему недовольству длинноногих продавщиц и охраны. Все эти приготовления к свиданию оказались более тяжёлым занятием, чем Рипли вообще могла предположить. Так уж сложилось, что опыта в подобных мероприятиях у девушки было крайне мало. Точнее, количество этого опыта стремительно приближалось к нулю. Как же при таких исходных данных она умудрилась попасть в подобную ситуацию? Элементарно.
Чарли привыкла провоцировать окружающих, разводить всех на «слабо», подкалывать мироздание и вести себя, как распоследний трикстер. Данте же был слишком интересным, симпатичным и загадочным, чтобы в один прекрасный день не стать мишенью Шарлин.
Тем вечером шёл дождь, атмосфера «Часа» настраивала на какой-то космически-романтический лад, глаза Данте завораживали как никогда, поэтому слова совершенно естественно, сами собой вылетели из мира подсознательного в мир реальный. Это даже прозвучало не как вызов, что было бы обычно для Рипли, а как тихая, искренняя просьба, чем, по всей видимости, и являлось.
Ощущаемое девушкой волнение не было похоже ни на один из оттенков этого чувства, испытанного Чарли ранее. Даже переживания перед первой операцией в должности хирурга не шли ни в какое сравнение с тем ужасом, который испытываешь в свои солидные 32 года перед первым свиданием. Перепробовав три миллиарда образов (от вечернего платья до спортивного костюма), Чарли уже собиралась идти в ближайший хозяйственный магазин за верёвкой и мылом. Пара безжалостных пощёчин вернула девушке решимость и подкинула пару здравых идей. Самое отвратительное в этом всём – желание понравиться. Вот если бы шла в ресторан с каким-нибудь престарелым миллионером, не парилась бы ни секунды, а тут Данте… — «Весь такой сложный, закрытый, неразговорчивый, из будущего, красивый, сильный, вы вообще видели его руки? А шею? Чёрт, опять кровь носом».
К моменту встречи Чарли успела напиться вдрызг, протрезветь, купить билеты на ближайший рейс в Исландию, вернуть их обратно, погрызть собачью косточку, купленную в ветеринарной аптеке, привести себя в идеальное состояние, в каком не бывала с момента появления на свет, сделать неброский макияж, простенькую причёску, залиться румянцем и расплыться в счастливой улыбке.

Чарли не сразу поняла, что они падают. Далеко не сразу. Она была слишком занята разглядыванием тыльной стороны ладони Данте. Её бросало то в жар, то в холод, желание прикосновения с каждой секундой становилось всё нестерпимее. Но если в своём обычном режиме Рипли лапала, шлёпала и тискала всех подряд, то сейчас ей казалось истинным святотатством вот так просто взять Данте за руку. Это же ритуал, священнодейство, имеющее сакральное значение. Поэтому мир вокруг стремительно нёсся в тар-тарары, а Чарли, побелевшими от напряжения пальцами держалась за подлокотники кресла, чтобы ненароком не коснуться сидящего рядом.
Из ступора внезапных переживаний Рипли вывел голос Данте. С370 коснулся губами уха девушки, а подбородком – щеки. Чарли показалось, что в неё жахнуло молнией и она обратилась горкой пепла, на мгновение она увидела белый свет в конце туннеля, приоткрывшего двери.
— Ты прав, надо прыгать! — решительно произнёс кто-то голосом Чарли, пока сама она пыталась не скончаться от букета новых переживаний. Данте держал её за руку. Тащил к аварийному выходу и крепко-крепко держал за руку. А потом прижал к себе и велел ни за что не отпускать. — «Да никогда!» — Стараясь не превратиться в плавленую лужицу кромешного мления, Чарли вжалась в Данте что есть силы и зажмурилась. Она никогда не отходила далеко от станций и не прыгала, потому что до смерти боялась высоты.

Отредактировано Charlene Ripley (02.07.2015 11:24:15)

+1

4

Температура снаружи оказалась гораздо ниже, чем Данте надеялся – но, слава Кроту, оценить это он не успел, потому что был слишком занят, пытаясь дышать. Вокруг воцарилась бездонная темнота, и невозможно было определить, где небо, где горизонт, а где поверхность океана, долетев до которой они с большей вероятностью разобьются, чем утонут. Только свист ветра в ушах напоминал, что органы чувств Данте ещё работают – а может, просто все остальные ушли, оставив слух на дежурстве.
А потом мир вокруг вдруг сжался, да так, что Данте сдавило со всех сторон сразу и даже изнутри – вздохнуть решительно не получалось, оглядеться тоже – глаза будто бы сплющились внутрь, а в ушах на смену ветру пришёл ни с чем не сравнимый звук лопающегося времени. Вы никогда не слышали, как лопается время? Что ж, достаточно однажды узнать этот звук, чтобы запомнить навсегда и ни с чем уже не спутать. Представьте, как рвётся струна, только это не струна вовсе, а множество дней, прожитых и не прожитых на славу. И прошлое втянуло их, как водопровод втягивает воду из раковины – сравнение не особенно поэтичное, зато верное. Недаром же временную воронку так назвали.
Что до поэзии, то напоследок в голове Данте мелькнула мысль о том, что у гравитации и любви много общего – например, обе заставляют тебя падать.
И он упал.

Данте обнаружил себя в сухости и относительном тепле. Приподняв голову, он увидел сплетение нитей – увы, не судьбы, а ковра. Он лежал на животе и на полу. И, главное, в одиночестве. Он оказался в богато обставленной комнате – резные стулья, стены обиты красным деревом, а поверхности вокруг блестят так, будто их не касалась рука человека.
Он поднялся и позвал Шарлин по имени. В собственном голосе Данте услышал отчаяние.
Просто переход был необычным, вот нас и разбросало, – попытался он отговорить себя от очевидного, подсказываемого логикой, наиболее возможного варианта.
И сразу же пообещал себе, что если с девушкой что-то случилось, он себя не простит.
Данте пересек комнату и открыл дверь, которая вела в следующую – спальную, надо полагать. В углу он заметил вешалки с одеждой и саквояж, так что по отработанной за годы путешествий во времени привычке первым делом направился туда, рассчитывая найти что-то из одежды. Мужской, если повезёт.
Впрочем, под руки попадалось всё некстати – необъятные чулки, подвязки, ленты и даже корсет. Данте лихорадочно перебирал их, когда за спиной раздался кашель. И ещё один – громче и настойчивее.
– Милый юноша, позвольте узнать, что вы делаете в моей каюте?
Данте чертыхнулся, помянул Крота и всех старьёвщиков вместе взятых, а потом обернулся для того лишь, чтобы увидеть перед собой даму в бархате, бриллиантах и в шляпе необъятных размеров. Дама были из той разновидности, что рано называть пожилой, но уже можно – повидавшей жизнь.
Теперь она повидала и Данте.
– Я не вор, уверяю вас.
Интересно, это фраза когда-нибудь срабатывала?
– Это я вижу. Вору хватило бы ума сперва взяться за шкатулку с драгоценностями. А ваш нервно дышащий вид красноречивее любых слов подсказывает, что тут происходит приключение и мелодрама – этого я уж никак не ожидала от сегодняшнего вечера. Так что вопрос остаётся в силе: что вы делаете?
Данте вздохнул, решил, что лгать, как и прикрывать обнажённые части тела, не имеет смысла, и выложил всё как есть.
– Я ищу девушку.
Дама растянула губы в том, что в высшем обществе называют улыбкой, а в дикой природе – хищным оскалом. И тут же подтвердила сравнение с хищником, осмотрев Данте с ног до головы и обратно.
– И должна отметить, пока вы всё делаете правильно. Но зачем же останавливаться на одной? Мальчикам, как вы, ветреность очень к лицу. А эта причёска – совсем нет. Тридцать лет назад цирюльников за такое пороли.
Тридцать лет назад? – мысленно ужаснулся Данте. – Куда уж дальше?
Дама прошествовала к креслу в углу и опустилась в него со всей возможной грацией, которую ей позволяли объемы, платье и качка.
– Это особенная девушка.
– Все вы так говорите. А потом особенная девушка становится обычной вдовой, которая вынуждена коротать вечера за бриджем в компании торговцев акциями, промышленников и прочего капиталистического сброда. Так это конкретная девушка?
Данте усмехнулся.
– О да, она очень конкретная. Если говорить коротко, то она пропала. Если её нет на этом корабле, то она мертва.
– Она точно мертва, если попала на бридж. Капиталисты никого живьём не отпускают.
Дама некоторое время внимательно разглядывала Данте, будто принимая решение, а потом махнул рукой в угол:
– Там, красная коробка. Вообще-то я везла его сыну в подарок, но будем честны – мальчишка даже не курит, чтобы носить смокинг.
Помимо «курительного пиджака» Данте обнаружил внутри брюки, рубашку и даже галстук-бабочку. Впрочем, обуви там не оказалось, но это было меньшей из насущных проблем. Быстро натянув на себя одежду, он спросил, поможет ли новая знакомая ему.
– Я собиралась дочитать одну поучительную книгу, а тут в моей каюте появляются приключение, мелодрама и таинственный незнакомец. И, возможно, кто-то сегодня умрёт. Да я в жизни этого не пропущу, – она требовательно протянула затянутую в перчатку ладонь, не оставляя Данте шансов кроме как помочь ей подняться и взять под руку. – Маргарет Браун. А тебя, должно быть, назвали в честь какого-то поэта.
Они вышли в гостиную, а оттуда уже в коридор первого класса. Проницательности миссис Браун можно было только удивляться. Или тут замешано что-то более серьёзное, чем простая догадливость? Слишком уж хорошо она видела путешественника во времени.
– Вы правы. Меня зовут Данте.
И вы правы. Кто-то сегодня умрёт, – добавил он мысленно, разглядывая табличку на стене, уведомлявшую, что они находятся в первом классе пассажирского лайнера «Титаник».

+1

5

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/o4j6n.png[/AVA]
[audio]http://pleer.com/tracks/12004812S7qw[/audio]
Ветер свистел в ушах, и если первые секунды падения Чарли думала, что визжит во всю глотку, то вскоре поняла, что волею ужаса она не способна издать хоть какой-нибудь звук, и весь этот душераздирающий неумолкающий крик – всего лишь порождение бурной фантазии. Тьма океана надвигалась на путешественников с решительной неотвратимостью. Чарли даже не нужно было смотреть вниз, чтобы понять – смерть подобралась как никогда близко. Впрочем, погибнуть в объятиях Данте было не так обидно. Мысль цеплялась за мысль, и девушка внезапно поняла – если произойдёт чудо и в ближайшие пять минут они не станут кормом для акул и гигантских кальмаров, то Чарли окажется в компании С370 в самом что ни на есть обнажённом виде. Так уж вышло, что в соответствии с личной шкалой страхов Рипли гораздо сильнее боялась увидеть голого Данте, нежели умереть. Это простое и незамысловатое озарение привело к тому, что руки девушки разжались, а когда проходимцев захлестнул временной поток, кажется, она даже попыталась отпихнуть от себя Данте, не смотря на технику безопасности и всё, чему её учил Замша.

Не успев толком обрести твёрдую поверхность под босыми ступнями, Чарли, словно заправский ниндзя сделала кувырок и в следующее мгновение осматривала помещение, в котором оказалась волею случая, из-за импровизированной баррикады в виде сундука. С облегчением отметив, что голого Данте поблизости нет, девушка выбралась из укрытия и принялась уже свободнее осматриваться. Само собой, Рипли прекрасно осознавала, какую невероятную глупость совершила, отцепившись от напарника, у которого находился манипулятор. Но с каким же ощущением расслабленности она сейчас могла потянуться и хорошенько прохрустеть всеми позвонками, не заботясь о том, как выглядит. Да, женская логика способна на такие выверты, которые никогда не сможет себе позволить ни один мужчина и механизм.
— И куда ж нас занесло? — Чарли пребывала в наивной уверенности, что С370 где-то рядом и обязательно её найдёт, поэтому можно спокойно побыть девушкой в беде.
Комнатушка, в которой очутилась Рипли, не внушала особых восторгов – теснота, темень, полное отсутствие интерьерных излишеств. Две двухъярусные кровати, сундук и пара небольших чемоданов. Покопавшись в одном из чемоданов, Чарли выудила простую белую рубашку, принадлежащую мужчине среднего телосложения, завернулась в неё и вышла в коридор. Странный гул был слышен отовсюду. Девушка не сразу поняла, что ей напомнил этот звук, но потом сообразила – корабельные двигатели. А судя по тому, что слышно их было отлично, она оказалась на палубе третьего класса. Осталось только выяснить – какого корабля. Впрочем, этот вопрос витал в воздухе недолго. На первом же повороте, у служебных лифтов Чарли уткнулась носом в латунную табличку.
— Вы это сейчас на полном серьёзе? — обескуражено пробормотала девушка. Сегодня она рассчитывала на многое, но путешествие на «Титанике» в эти планы не входило совершенно точно.
— Число! Мне нужно узнать, какое сегодня число!
Чарли нажала на кнопку вызова, тросы с удивительной для начала двадцатого века бесшумностью пришли в движение. Дальше по коридору были слышны громкие голоса и ирландская музыка. В обычное время Рипли с удовольствием присоединилась бы к веселью, но сегодня у неё были дела поважнее.
«Сейчас я переверну вверх дном весь первый класс, найду подходящее платье и сделаю ему предложение. Помирать, так с оркестром и без пяти минут замужем».
С этой решительной мыслью Чарли проскользнула в кабину мимо паренька, обслуживающего лифт. Он поозирался ещё какое-то время по сторонам, не понимая, кто мог с ним так неприятно пошутить, вернулся в кабину и направил лифт вверх.

— Ух сколько тут чудесного барахла! Жаль, в качестве сувенира ничего не прихватишь.
В одной из кают, походивших на просторные квартиры в центре Лондона, Чарли наконец-то нашла гардероб подходящего размера. Приодевшись и повалявшись на кровати, девушка решила, что теперь можно снова отправиться в омут нереализованных желаний, для чего просто необходимо найти Данте, который совершенно точно есть на этом корабле.

Отредактировано Charlene Ripley (13.07.2015 08:12:35)

+1

6

Трагедия Титаника не трогала Данте – он оставался к ней безучастен, как и к любым трагедиям прошлого. А также к пушистым котятам, рассветам и маленьким детям, едва научившимся ползать.
С котятами понятно, но в рассветах-то что люди нашли? В его времени все прекрасно обходились без них.
Впрочем, в его голове была сосредоточена полная база – вся информация, существовавшая о крушении, была сейчас в его распоряжении. И пока Маргарет Браун вела его коридорами первого класса, Данте быстро провёл рекогносцировку. Цифры, имена, фотографии хроники мелькали перед его мысленным взглядом – скупые и бесстрастные, тогда как мир вокруг постепенно наполнялся жизнью, как чёрно-белая плёнка постепенно становится цветной. Всё чаще они встречали женщин в вечерних нарядах, а когда вышли на прогулочную палубу, окунулись в шум из голосов, музыки оркестра и задорного смеха, доносящегося откуда-то издалека. Корабль светился – яркая точка посреди темноты, и в сумерках он казался звездой, спутавшей океан с небом.
– Итак, как она выглядит? Та, кого мы ищем, – голос Маргарет Браун положил конец его раздумьям.
– Она женского пола. У неё есть уши, глаза и нос, который мы, вероятно, найдём в чужих делах, – Маргарет хохотнула, заслужив тем самым удивлённый взгляд Данте – он-то говорил на полном серьёзе.
– У неё рыжие волосы и, когда она на вас смотрит, всегда кажется, что она сейчас начнёт хохотать.
– Уверена, эти приметы очень помогут нам в поисках, – заметила Браун, оглядываясь вокруг, словно действительно искала рыжую девушку, готовую рассмеяться в первое попавшееся лицо.
– Только должна спросить: если мы не обнаружим её здесь, будешь ли ты готов отправиться за ней в ад?
– В ад? – не понял Данте, удивлённо уставившись на неё. Кто-то рассказывал ему, что кротовые тоннели порой делают неожиданные повороты и заводят даже в мир мёртвых, но это скорее было байкой, которую проходимцы рассказывали друг другу в часы досуга. Данте никогда не воспринимал их всерьёз – а ведь он всё воспринимал всерьёз.
– Да, это недалеко – в третьем классе.
В этот момент к ним не то подбежала, не то подпорхнула дама в бриллиантах (возможно, на ней было ещё что-то, но обилие драгоценностей всё затмевало). Она начала страстно приглашать Маргарет в салон, где Клэренсы собирались устроить сеанс – «там уже все собрались, не хватает только нескольких человек. Нас должно быть тринадцать, потому что без тринадцати не получится».
– О, милая, я бы с радостью, однако сегодня этот молодой человек нуждается в моей компании куда больше, чем уважаемые Клэренсы.
Дама посмотрела на Данте, а точнее – сквозь него, словно он был окном, за которым обнаружился некий пейзаж.
– Этот молодой человек? – переспросила она.
Тем временем сам проходимец ловко выскользнул из хватки Маргарет Браун и прошел дальше по палубе. Было прохладно, не сказать – холодно. Здесь, в открытом океане, небо казалось в разы шире, чем с земли; и происходило на нём куда больше событий. Данте запрокинул голову и некоторое время всматривался в небеса, тёмные, но не чёрные – если хорошо приглядеться, можно было заметить, как тёмно-синие оттенки сменяют друг друга.
Но Данте не был романтиком и сейчас так внимательно вглядывался вверх вовсе не от любви к поэзии. Его внимание привлекла рябь, проходившая по воздуху в нескольких метрах над палубой – она появлялась при сильных порывах ветра, будто волны шли по поверхности воды.
Наверное, это из-за нашего появления. Время пытается исправиться, – подобрал он самое просто объяснение, совершая при этом непоправимую ошибку.
– Данте, идём. Кажется, я знаю, где ваша me amore.
– Она не me и точно не amore, – отмахнулся Данте, без особого возмущения, впрочем. – А где?
– Мне сказали, что Клэренсы привели на сеанс какую-то рыжеволосую даму, которую не знает Джоанна, – так, похоже, звали даму в бриллиантах. – А если Джоанна кого-то не знает – значит, он либо в природе не существует, либо делает это из рук вон плохо. Либо… – умолкнув, она красноречиво смерила его взглядом.
– Поторопимся, – коротко бросил Данте и позволил увлечь себя вглубь салона.
В комнате, в которую они пришли, уже собралось с десяток человек. Некоторые из них переговаривались, другие просто стояли или сидели на кожаных диванах. В воздухе царило нервное предвкушение. А внимание Данте сразу приковал круглый стол в центре комнаты – он был застелен чёрной тканью, окружён стульями, а в самом его центре стоял полупрозрачный шар.
– Маргарет, на какой сеанс, вы говорите, мы пришли? – шёпотом поинтересовался он, высматривая среди собравшихся Шарлин.
– На спиритический, конечно же.
Данте застыл на месте. На лице его явно отпечаталось разочарование. Он не то чтобы не верил в духов, просто не доверял им.

+1

7

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/o4j6n.png[/AVA]
За вид, открывавшийся с палубы первого класса, можно было спокойно поднимать мятежи, устраивать восстания и косить всех, кто попадался на пути. Покинув богатые на интерьерные изыски коридоры, Чарли намеревалась просто вдохнуть свежего морозного воздуха перед очередным этапом поисков потерянного спутника. Но вы бы видели это звёздное небо 1912-го года. Чарли вообще не представляла, как это – смотреть на звёзды посреди океана, а тут такое волшебство. Мерцающая пыль рассыпалась по всему небосводу и отражалась в водной глади. Звёзды были повсюду. Рипли, как была с открытым ртом и запрокинутой головой, улеглась на первый же, чуть не сбивший её с ног, шезлонг. В сияющем великолепии она пыталась разглядеть знакомые силуэты, но быстро сдалась, придя к выводу, что это небо ей совершенно незнакомо. Решив, что потом на досуге обязательно погуглит информацию на тему расположения созвездий и их видимости из различных точек Земли, Чарли собралась ближайшую ночь просто лежать и созерцать прекрасное в надежде, что парочка созвездий на веки останется отражением в её глазах. Не тут-то было.
— Милочка. Эй, — сухонькая дама в шляпе с огромным количеством кружева постучала своим кружевным зонтиком по шезлонгу рядом с ногой Чарли.
— Зачем вам зонт от солнца? Сейчас же, как минимум, вечер, — Рипли очень не хотелось отвлекаться от звёзд, но окружающая действительность требовала её незамедлительного реагирования. К тому же, настораживало, что ей так быстро встретился человек, способный увидеть проходимца.
— Вы бы для начала представились, юная мисс.
— С чего бы это? Не я же стучу вас зонтиком по ноге.
….

— И вот прогуливалась я по палубе, как вдруг увидела босую девушку в платье, в котором только вчера выходила к ужину леди Атертон. Представляете, какой конфуз! Конечно же, я не могла пройти мимо, так поступила бы каждая из нас.
С тех пор, как Дороти Клэренс приволокла Чарли в какой-то тёмный салон, утопающий в сигаретном дыме, эту историю она рассказывала уже в пятый раз. Чарли мужественно терпела и пыталась понять, почему все собравшиеся здесь так или иначе воспринимают её присутствие. Не порядок.
— Дамы и господа! — невысокий мужчина с седой бородой и мягким взглядом привлёк внимание аудитории. — Все мы помним причину нашего сегодняшнего собрания. Сейчас мы находимся посреди океана, в воде, где грань между миром живых и миром мёртвых необычайно тонка. Не мудрено, что гости из прошлого здесь нас стали навещать с назойливостью, не свойственной им при жизни. Давайте же откроем свои сердца и души, дабы услышать послание, которое они пытаются до нас донести.
Чарли смотрела на говорящего, подперев щёку рукой, и барабаня пальцами по столешнице.
— Что-то у меня очень плохое предчувствие, — тихонько пробурчала Рипли, хмуро наблюдая за собравшимися.
— Сегодня нам несказанно повезло, — продолжал джентльмен, — потому что моя дорогая миссис Клэренс смогла найти медиума! Поприветствуем нашу гостью.
Каково же было удивление Чарли, когда она поняла, что взгляды всех собравшихся обращены к ней.
— Что? Я – медиум? Я и в призраков-то толком не верю.
Впрочем, попытка выпутаться из этой истории как можно быстрее, провалилась.
— Ладно, чёрт с вами, садитесь за стол, возьмитесь за руки и закройте глаза. Ах да, молитесь, чтобы у меня ничего не получилось.

Отредактировано Charlene Ripley (13.12.2015 01:04:40)

+2

8

Спиритический сеанс. Надо же. Данте даже зубами скрипнул, сетуя на собственную неосмотрительность. Потратить на эту чепуху столько времени, когда он должен искать Шарлин, которая, возможно, сейчас замерзает на льдине за бортом, задыхается от вредных паров в машинном отделении или, чего хуже, добралась до капитана лайнера и рассказывает ему о грядущем крушении. Её нужно было остановить или спасти, в зависимости от обстоятельств. Но сделать это немедленно.
Данте уже бочком двинулся к двери, когда услышал знакомый звонкий голос, возмущённо убеждающий окружающих, что его хозяйка тоже не верит в призраков.
Данте так и замер, уставившись на Шарлин, которая не только не тонула, не истекала кровью и не пыталась изменить ход истории, но успела обзавестись одеждой и, судя по всему, репутацией.
– О, Данте, судя по твоему взгляду, я была права, – зашептала ему на ухо Маргарет Браун, подталкивая юношу к столу. – Как всегда.
– Мне нужно увести её отсюда, – выдавил Данте, прилагая почти физическое усилие, чтобы моргнуть.
– И лишить всех нас удовольствия пообщаться с иным миром?
По этому поводу волноваться не стоит. Скоро большинство из вас его очень хорошо узнают, – мрачно подумал Данте, усаживаясь по левую руку от Шарлин и по правую – от Маргарет.
Брать остальных присутствующих за руки он категорически отказывался.
Когда он повернулся к девушке, она, видимо, впервые заметила Данте. Он протянул ей руку ладонью кверху, молча улыбнувшись и почувствовав, как тревога становится слабее. Он вдруг понял, что последние полчаса были хоть и не худшими в его жизни, но однозначно входили в пятёрку самых неприятных. И это включая день, когда его едва не повесил Карл Первый.
Ладонь у Шарлин была тёплой, но не влажной. Это вселяло уверенность.
– Я подозреваю, что за всем этим, – он указал взглядом на соседний край стола, – кроется какая-то история.
Правда, он сомневался, что хочет её услышать. Будь у Данте чувство юмора, он бы знатно позабавился, наблюдая за потугами Шарлин вызвать призраков, духов или хотя бы какого-нибудь завалявшегося полтергейста. Вместо этого он перестал улыбаться и принялся разглядывать собравшихся за столом людей. Все они были представителями первого класса, что существенно повышало вероятность – в сегодняшнем крушении они выживут. Впрочем, для Данте все они виделись покойниками, которые погибли так далеко от его времени, что общение с ними само по себе представлялось спиритическим сеансом. И даже медиум не нужен. Даже Шарлин будет давным-давно мертва, когда он вернётся в своё время.
Об этом Данте раньше не думал. Это было… болезненно.

+1

9

[ava]http://sg.uploads.ru/t/o4j6n.png[/ava]
Рипли изо всех сил напрягала извилины и пыталась вспомнить все просмотренные ею фильмы, в которых так или иначе фигурировали спиритические сеансы. В конце концов, ей доверили почётную должность тамады на этом макабрическом параде мёртвых, а значит, она должна была создать антураж.
Машинально взяв за руку даму, севшую справа, Чарли потянулась к руке, поданной слева, но что-то заставило её помедлить и посмотреть на владельца конечности. Во взгляде Чарли за секунду пронёсся караван эмоций: «Данте? Мы ведь все умрём, да? ДА? Это же Тот Самый корабль! И тот самый день? Как хорошо, что ты меня нашёл, вместе умирать не так страшно. Его ладонь. Боже мой, его ладонь! Возьми его за руку, не привлекай внимание. Чёрт, я держу его за руку! Как это круто!».
В самом деле, сжав пальцы Данте, Рипли стала чувствовать себя гораздо спокойнее. Его присутствие придавало Чарли уверенности в том, что они обязательно что-нибудь придумают. Улыбнувшись в ответ, девушка откашлялась и заголосила с потусторонними завываниями:
— О души, что тревожат пассажиров «Титаника», откликнитесь! Подайте знак, что вы здесь! Скажите нам, что не даёт вам покоя!
Сидевшие за столом знатные дамы и джентльмены заметно напряглись. Совершенно очевидно было, что они действительно верят во всю эту чушь. Чарли удивлённо переглянулась с Данте. Хотела было дунуть на ближайшую свечу, дабы организовать запрошенный «знак», но делать этого не пришлось. В одно мгновение пламя всех горящих в комнате свечей потухло. У Чарли мурашки побежали по затылку, и она крепче сжала ладонь Данте. Очень хотелось сигануть в окно, но, как известно, шоу должно продолжаться.
— Мы приветствуем вас, духи! Поведайте, что потревожило ваш покой? Из-за чего вы оказались в мире живых?
Рипли предполагала, что сейчас в неё вселится какая-нибудь сущность, и она начнёт ползать по потолку, вращая головой на сто восемьдесят градусов. К счастью этого не случилось. Зато сидящая рядом с Чарли дама дёрнулась и вырвала свою узкую ладонь из пальцев проходимки. Девушка совсем даже не противилась и предоставила особе пространство для манёвра, придвинувшись ближе к С370.
— Я не специалист в спиритизме, но даже мне кажется, что сейчас что-то пошло не так.

Отредактировано Charlene Ripley (13.12.2015 09:55:16)

+1

10

Данте мог бы сказать, что не верит в сверхъестественное. Но подобное заявление требовало определить границы того естественного, сверх которого вещи не имеют права происходить. А этого он сделать не мог. Путешествуя во времени, начинаешь понимать, что в этом мире куда больше загадок, чем разгадок, и на каждый ответ найдётся вопрос. И если викинги помогали Ною строить ковчег, Леонардо да Винчи проектировал пирамиду Хеопса, а древняя цивилизация воевала с птицами,
то почему бы призракам не появиться на «Титанике»?
Потому что призраков не существует, – произнёс Данте хоть мысленно, но твёрдо, глядя, как в разных точках комнаты воздух густеет, меняет цвет на молочно-серый и материализуется в человеческие фигуры.
В то же время одна из участниц сеанса стала забираться на стол. Её движения – резкие, дёрганные – напоминали паучьи. Если, конечно, пауки носили бы корсеты и подъюбники. Некоторые из присутствующих по эту сторону стола мужчин даже деликатно отвернулись – джентльмен всегда остаётся джентльменом, особенно когда общается с гостем из иных светов.
Данте же глядел во все глаза. Но не под юбку, а чуть выше, где над причёской дамы воздух дрожал и покрывался рябью. Он уже видел подобное на этом корабле.
– «Не так» – слабо сказано, – тихо произнёс он.
Оказавшись на столе, дама встала на четвереньки и огляделась вокруг, задержав взгляд на каждом человеке. Все хранили молчание, никто не знал, как поступить. В комнате нарастал звук, который Данте сперва принял за жужжание мотора – это оказался смех женщины, полубезумный и жуткий. Он разрастался, как шум приближающейся машины.
– Я вижу путника. Он всегда в дороге. С ним дым и ветер, другой компании нет. Он видит впереди свет, он слышит звон колокола. Он хочет спать. Он думает, что мёртв.
Она хихикнула и коснулась пальцем губ, что в любой другой ситуации и в более молодом возрасте можно было бы принять за кокетство. Фигуры за спинами людей не двигались; они просто были здесь, появившись, когда – Хорошо, пока назовём это так, но не будем рассматривать как теорию, – в женщину вселился чужой дух.
– Маргарет, вы видите эти фигуры? – тихо спросил Данте у своей соседки слева.
Миссис Браун улыбалась. Ни капли страха не читалось в её лице, скорее – недоумение, какое может испытывать дама из высшего света, обнаружив в своей сумочке таракана: неизвестно, как он здесь появился, но разобраться с ним нужно.
– Я вижу только, как Эйлин возомнила себя четвёртой сестрой Фокс.
Тогда Данте повернулся к Шарлин.
– А ты? Ты видишь эти фигуры?
Дама, теперь известная как Эйлин, тем временем продолжала свой рассказ. Попутно она поворачивалась вокруг себя, хватаясь руками за края стола и время от времени придвигаясь поближе к тому или иному участнику сеанса, чем не особенно радовала «счастливчиков».
– Но нет, это не рай и не ад. Это просто гостиница, и там его уже ждут. Он заходит внутрь, и со всех сторон слышит голоса. Шёпот из стен. Он приветствует путника. Ему здесь рады.
Она очутилась лицом к лицу с Данте, провела ладонью по его щеке, взяла за подбородок, прижалась лбом к его лбу. Юноша не двигался, не пытался убрать её руки, но испытующе смотрел в глаза. От женщины пахло чем-то очень знакомым.
– Эйлин, это уже не смешно, – наконец вмешалась Маргарет. – Посмотри на этого милого мальчика, ты ведь пугаешь его.
Она ткнула в сторону Данте, после чего решительно встала. Эйлин обернулась к ней и, в точности копируя движения, также встала на ноги.
– Милый, милый мальчик… – эхом откликнулась она и, снова хихикнув, вытащила заколку из волос, которую бросила Данте. Тряхнув длинными локонами, она запрокинула голову и развела руки: – Но я уже позвала капитана!
– Немедленно прекрати, – громыхнула миссис Браун таким тоном, что Данте, будь он на месте Эйлин ли, духа ли, немедленно выполнил бы указание.
Последняя фраза – «я позвала капитана» – обратила на себя внимание 370-го. Зачем призраку звать капитана? Он хочет предупредить его об айсберге? Или он хочет навредить кораблю ещё больше?
– Здесь зеркальный потолок. Зеркала повсюду, но особенно много – на потолке, – продолжала Эйлин, стоя в прежней позе. Стоит ли упоминать, что потолок в комнате и не думал о том, чтобы отражать что-либо?
Маргарет попыталась схватить женщину за руку; Данте вскочил и помешал ей.
– Не прикасайтесь к ней, – велел он, после чего сам повернулся к одержимой: – Эйлин, зачем вы позвали капитана? Что ты хочешь ему сказать?
– Я позвала капитана. Пожалуйста, принесите мне вина.
Данте медленно опустился на своё место.
– Это же…
– Мы все здесь узники. Мы сами с собой это сделали.
Миссис Браун наконец удалось схватить Эйлин за руку – ты зашипела, ударила ей по лицу и попятилась назад. Вот только стол очень скоро закончился, а Эйлин всё не останавливалась: она наступила на чужое плечо, а потом её ноги уже свободно переступали по воздуху.
Все присутствующие вскочили и бросились в противоположную от одержимой сторону; комната заполнилась гулом.
– И в комнате хозяина они собрались, чтобы пировать! – кричала Эйлин.
Невидимые фигуры по-прежнему не двигались, даже когда кто-то проходил сквозь них.
– Это же… – снова повторил Данте, собираясь с мыслями, прокручивая в голове всё, что сказала одержимая – с некоторых пор он взял в привычку хранить увиденное и услышанное в течение пяти минут.
– Их кинжалы сделаны из стали. Но они не смогут заколоть чудовище. О нет, ха-ха-ха, они не смогут!
– Медиум, сделайте что-нибудь! Остановите её!
– Беги, путник, беги! Ты не сможешь убежать. Ты никогда не вернёшься домой. Ты никогда не сможешь уйти… – Эйлин прижалась спиной к стене и поползла вверх, пока не добралась до угла. Там она и остановилась, упершись руками и ногами в разные стены.
Раздался женский крик, и его обладательница тут же упала в обморок.
– Это же… – осознание пришло, как по щелку пальцев: всё встало на свои места. – Это же «Отель Калифорния»!
Данте повернулся к Шарлин. Будь у него чувство юмора, он бы сейчас смеялся. Он смеялся бы так, будто и сам вот-вот поползёт по стене в незанятый угол. Вместе этого Данте вздохнул:
– Призрак просто пересказывает нам песню Eagles.
– Нет! Не Калифорния! Час. Это отель «Час».
Голос принадлежал Эйлин. Оставалось понять, что она только что сделала – дала песне новое название или представилась.

+1

11

[ava]http://sg.uploads.ru/t/o4j6n.png[/ava]
Чарли любила фильмы ужасов той странной любовью, что свойственна ванильным хирургам вне операционной. Больше приключений с расчленёнкой и кровавым потрошением студентов она любила старые-добрые истории о призраках. В эту категорию входили, конечно же, все разновидности одержимости, полтергейсты, мстительные призраки прошлого и проклятые души, застрявшие между миром живых и миром мёртвых.
Сейчас, глядя на выделывающую невероятные фортели знатную леди, которую наверняка в Старом Свете ждала пар-тройка фамильных замков и выводок вышколенных слуг, Чарли начинала осознавать, что предпочитает смотреть ужасы только в кино.
Дама, в сопровождении которой Данте явился на спиритический сеанс, обладала боевым и воодушевляющим характером. Всем своим пышущим здоровьем и доброй иронией видом она как будто невербально вещала в пространство – ЖИТЬ ХОРОШО. Так что, пока одержимая чем-то потусторонним дама, самым неприличным образом нарушала личное пространство Данте, Рипли глазела на миссис Браун, изо всех сил стараясь впитать как можно больший заряд храброго здравомыслия.
— Я вижу и фигуры, и как тебя мацает эта припудренная мадам. Я вообще, знаешь ли, не слепая, — огрызнулась Чарли.
Это свидание должно было быть идеальным, самым лучшим и незабываемым, потому что наверняка С370 больше никогда не решился бы на такую аферу вновь. Чарли готовилась, планировала, проигрывала в голове миллиард раз их первый поцелуй. Конечно, она тут же отгоняла эту мысль, потому что Данте и поцелуи – это как-то вообще из области фантастики. Но, всё же, неугомонное романтическое мышление возвращалось к рисованию приятных картин в миллиард первый раз.
За всеми этими внутренними мыслями, метаниями и переживаниями Чарли не сразу сообразила, что напевает вслух. Причём, что удивительно, напеваемый ею текст поразительно совпадал с тем зловещим бредом, который произносила одержимая. Наверное, именно поэтому взгляды собравшихся вновь обратились к рыжей незнакомке. И, что-то подсказывает, что именно из-за этого кружок далеко не юных спиритуалистов вдруг вспомнил о том, что у них же есть целый настоящий медиум.
— Расслабьтесь, — уверенно сказала Чарли, невольно продолжая прерванную песню. — Мы можем освободить каюты в любое время! Но никогдааа не сможем уйтиии…
Чарли посмотрела в глаза Данте, чью руку она всё ещё судорожно сжимала в своей. С такого близкого расстояния он казался просто невыносимо красивым.
«Я должна быть мужественной. Если мы тут сейчас по-быстрому со всем разберёмся, я могу ещё успеть получить своё обещанное свидание».
Чарли решительно моргнула и поднялась из-за стола.
— Видимо, с нами зачем-то пытается связаться наша станция. Это очень странно, но вполне объяснимо. Я того, подойду, наверное, спрошу, в чём дело.
Нехватку уверенности в голосе Чарли с лихвой компенсировала чётким строевым шагом.

+1

12

Данте едва удержался от того, чтобы закатить глаза – и с чего Шарлин вздумалось подыгрывать созданию, вселившемуся в Эйлин?
Тем временем Эйлин вцепилась в руку Шарлин, приподняла её в воздухе и прижала к себе, опровергая законы не только гравитации, но и викторианской морали, которая хоть и отходила в прошлое, но по-прежнему была жива в сердцах большинства присутствующих.
– Оно говорит… Говорит… Что кто-то пытается изменить время. А время нельзя менять. Тогда оно… обидится. Как время может обидеться?
Люди в панике начали убегать из салона, и в дверях образовалась толчея. Кто-то оттолкнул Данте со своего пути, и в сутолоке он оказался зажатым между стеной и миссис Браун.
– Что происходит, Данте? Объяснишь ты мне, наконец?
– Ничего хорошего, Маргарет, – отмахнулся он, пытаясь разглядеть, что происходит с Чарли.
А про себя добавил: Ничего хорошего не происходит там, где появляемся мы.
Наконец, когда в комнате остались лишь они вчетвером – да призрачные фигуры, ему удалось обойти стол. Как раз вовремя, потому что Эйлин отпустила Шарлин. Данте почти успел подхватить её, но не удержать – вдвоём они упали на пол, причём в процессе выяснилось, что у девушки весьма острые локти, и натыкаться на них лицом – не самое приятное занятие.
А вот ловить Эйлин было некому. Она упала спиной вперёд, и её возвращение на пол сопровождал хруст, которые не сулит ничего хорошего тем, кто его издаёт. Когда Данте удалось сесть, он увидел, что женщина лежит в позе слишком неестественной, её глаза закрыты, а грудь не поднимается от дыхания.
– Маргарет, врача. Живо!
В другой ситуация миссис Браун вряд ли позволила так собой командовать, но сейчас лишь согласно кивнула и с неожиданной для её телосложения прытью бросилась прочь.
– Ты в порядке? – Данте помог Шарлин подняться, после чего склонился над Эйлин, пытаясь нащупать сонную артерию. Последняя ответила молчанием.
Авиакрушение, нападение призраков, смерть – не многовато ли для одного свидания? А ведь впереди их ещё ждёт кораблекрушение.
Крушение! Эта мысль напомнила ему проверить время.
– 23:47, – произнёс Данте с видом, каким обычно объявляют смертный приговор. Побледневший, он перевёл взгляд на Шарлин. – Семь минут назад «Титаник» должен был задеть айсберг. Толчок почувствовали на всех палубах…
Стоило ли добавлять, что ничего подобного не произошло?
Кто-то врал: либо архивы Данте, либо законы природы, и последним он не очень-то верил.

+1


Вы здесь » Дело времени » Что будет » (14.04.1912) Призраки во льдах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC