Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Лом » (18.07.1862) О тюрьмах и превратностях судьбы


(18.07.1862) О тюрьмах и превратностях судьбы

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название: О тюрьмах и превратностях судьбы
Дата, время: 18.07.1862
Место: Техас, город Эванстоун
Участники: Бруно Эдж Пасс, Джейд де Грей
Краткое описание:
Иногда лучше не полагаться на чужой здравый смысл, а прислушиваться к собственному голосу разума. Иначе в итоге можешь получить совершенно не тот результат, на который рассчитываешь. Жаль, что Джейд пришлось убедиться в этом на собственном горьком опыте. Досадная и несвоевременная истерика спасаемого, и теперь незадачливого провальщика придется вытаскивать не только из прошлого, но из тюрьмы небольшого техасского городка, ибо тут его приняли за опасного преступника. Проблемы, как водится, в данной ситуации на этом не заканчиваются, а только множатся. Но когда и кого, собственно, это останавливало?

Отредактировано Jade de Grey (12.07.2015 20:18:22)

0

2

В этот раз Джейд готова была признать, по большей части она была сам виновата в произошедшем. Да, не стоило надеяться на разумность провальщика и все-таки оглушить его, но вера в человеческий разум оказалась сильнее разума собственного. Как итог – вместо родного 1888 и "Лавки любопытностей мадам Вандермар" их выбросило из кротовины на двадцать шесть лет раньше да еще и на другом континенте. Да еще и с некоторым интервалом, и провальщик снова попал в неприятности. Что, разумеется, самой Джейд тоже не добавило настроения, в конце концов она отвечала за его судьбу до того момента, пока они не вернутся в Лондон.
- Ну, по крайне мере хорошо уже то, что он не наткнулся на койтов, индейцев или бандитов, а тихо-мирно сидит в местной тюрьме. - Пробормотала девушка, поглубже надвигая шляпу на нос и из-под полей разглядывая это самое здание. Плохо было другое - кое-кто из местных мог прекрасно ее видеть и это создавало определенные проблемы и заставляло действовать с удвоенной осторожностью. И не факт, что шериф, у которого наверняка и хранились ключи, не окажется таким же слишком глазастым и не схватит за руку в тот момент, когда она будет одалживать у него ключи. Так что с активными действиями девушка медлила, за полдня только и успев, что обойти городок и прикинуть, как им лучше будет выбираться. Теперь оставалось только изучить тюрьму снаружи и внутри, и если с первым делом она уже закончила, то теперь надо было улучить момент и пробраться внутрь, по возможности не столкнувшись с местными. Разумеется, сейчас девушка никого не собиралась выпускать, местные жители, в чьих сплетнях "преступник" фигурировал в трогательной близости с виселицей, вряд ли оценили такой поступок. Другое дело - ночь, именно тогда Джейд и собиралась все провернуть.
Маленькая загвоздочка заключалась в том, что с устройством тюрем в данном временном отрезке и регионе она совершенно не была знакома, и пробел в образовании приходилось восполнять сейчас, чтобы в урочный час не попасть впросак.
"И почему в этот раз мне достался провальщик, явно родившейся в пятницу тринадцатого, да еще и умудрившийся потерять свою кроличью лапку?" - мысленно посетовала проходимец, глубоко вздохнула, отлипла наконец от стены и, оглядевшись, двинулась к зданию тюрьмы. С учетом последних неприятных открытий, это, конечно, было наглостью, но с другой стороны - прыгать по крышам было бы еще неразумней, а делать подкопы аки крот, Великий или обычный не столь важно, она не умела, да и вряд ли когда-нибудь научится. Ну а если кто и заметит, что с того, никаких преступных действий она пока не совершает и придраться не к чему. Разве что кто-то опознает костюм из местного магазинчика, да и то вряд ли, ничем особым он не выделялся, опознавательных знаков не имел и был взят чуть ли не из самого дальнего угла. Револьвер, конечно, другое дело, но его под удлиненным и слегка мешковатым женским жакетом (какое счастье, что тут они уже были популярны) и не видно. И девушка в принципе надеялась, что оружие, взятое просто на всякий случай, не понадобится. Хотя теперь Джейд была склонна думать о том, чтобы сбить с его помощью замок на двери камеры, если с ключом выйдет загвоздка.

+2

3

«Добрый вечер, леди и джентльмены. Мы надеемся, что вам понравился рейс Time Travel Airways Прага – Эванстоун. К несчастью, из-за того что жизнь – кусок дерьма, который давно-давно должен был быть утилизован, у нас возникли технические проблемы, заставившие нас остаться в прошлом. Разумеется, мы и не почешемся из-за неудобств, которые это вызовет. А также добавим – с радостью! – что всякие компенсации невозможны. Мы надеемся, что вы сдохнете в горе и нищете, так и не дождавшись открытия пенициллина».
Это не совсем точная цитата, но смысл вы уловили.
Бруно давно понял, что останется здесь навеки, то есть на ближайшие десять, а если бросит пить, то и двадцать, лет – всё, конечная станция, приехали, дальше только Внешняя Монголия. Интересное государство – Внешняя Монголия, он вычитал это название в одной из книг шерифа Ходженса. Тот книг не читал, но испытывал перед ними некий духовный трепет. Наверное, у него это было сентиментальное; в остальном же он был кремень, не человек, а прообраз Клинта Иствуда.
У кого-то был край света, земля обетованная, американская мечта – словом, место, куда ты рассчитываешь смотаться, если дела пойдут совсем уж плохо. Бруно выбрал своей promised land Внешнюю Монголию. Ничуть не хуже и не лучше других. Правда, из обещаний на ум приходило лишь то, что все грешники попадают в ад. Но никто же не говорил, что они там остаются? И с этой точки зрения Бруно был оптимистом. И не только потому, что его стакан был наполовину полон каждый вечер (виски в прошлом был что надо).
Вот и сегодня, подкрепив свой оптимизм до такой степени, что даже не смог вернуться домой, он еле дополз до участка. Год назад шериф Ходженс выделил ему комнату, которую гордо окрестил врачебным кабинетом. Полицейский участок, тюрьма, морг, больница – всё под одной крышей, прямо торговый центр какой-то. Эванстоун был очень маленьким городом.
Он проспал, казалось бы, несколько суток; 10 часов точно, и пропустил все последние обновления текущей новостной сводки. А проснулся от того, что время начало колебаться – Бруно ненавидел, когда оно так делало. Попробовал решить проблему привычным способом – повернуться на другой бок и уткнуться носом в стену, но не тут-то было. События вокруг настойчиво требовали его вмешательства. Мир становится жутко докучливой штукой, когда начинаешь обращать на него внимание.
Бруно слез с кушетки и огляделся.
Разглядеть изменения во времени очень просто, если обладать некоторым опытом и сноровкой. Окружающая действительность пытается исправить вмешательство, смущается, покрывается рябью, словно воздух над горячим асфальтом. Об асфальте в Эванстоуне и речи быть не могло, спасибо за напоминание, но он всё-таки увидел это – прямо тут, в кабинете.
Растрёпанное похмельное чудовище выкарабкалось на улицу, обвело пространство вокруг красными с перепоя глазами и направилось к ближайшему колодцу. Третье ведро ледяной воды вернуло его на путь эволюции – хоть Бруно и не стал человеком, но уже начал стремиться к этому. Оставалось вернуться к участку и отираться неподалёку, покуривая и наблюдая, не объявится ли подозрительная личность. Они всегда объявлялись, эти личности, особенно когда время сбивалось с толку. Не обошлось и в этот раз – проходимцев он чуял за несколько километров, а у этой девицы разве что транспаранта над головой не было.
А ты забралась недалеко от дома, – по привычке прикинул он временную эпоху незнакомки.
В прошлый раз Бруно ясно дал всем им понять, чтобы и не думали появляться поблизости Впрочем, девчонка была ему не знакома, так что оставался шанс сойти за местного. У него было всё необходимое для этого – загар, акцент и перегар. Словом, без двух веков коренной американец. А то и внешний монгол. Вот Бруно и занял стратегическую позицию на крыльце участка, закурил и начал буравить незнакомку тяжёлым взглядом, какой встречаешь у английских мясников и всех без исключения жителей южных штатов. Оглядись она, заметила бы на себе ещё с пару таких же. Война в разгаре, а чужаков в Эванстоуне не жаловали. Впрочем, этому конкретному чужаку повезло, что не все могли заметить её.

[AVA]http://savepic.su/5804791.png[/AVA]

+1

4

Уверенность в себе просто замечательное качество, и жизненно необходимое в таких вот неудобных ситуациях. Джейд нравилось быть невидимой для людей прошлого, нравилось наблюдать за ними и ощущать себя этаким эльфом, ну в крайнем случае брауни из ирландских легенд. То есть приходить, по-тихому одалживать необходимые вещи и так же тихо уходить. И крайне не нравилось, когда ее замечали. Вот прямо как сейчас.
Так что не будь она в себе уверена, и не натренируйся на взглядах в высших лондонских кругах, наверняка бы споткнулась, сбилась с шага и изменилась в лице. А так, проделав все то же самое, но в мыслях, девушка как ни в чем не бывало продолжила свой путь, сохраняя на лице абсолютно уверенно выражение человека, знающего, что он делает и чего хочет. А взгляды… Ну, сами по себе они не несли ровным счетом никакой угрозы. Если, конечно, перед тобой был не старьевщик, и не пигмей из племени каннибалов, у которого между разделывающим на части (грудинка, ливер, суповой набор и т.д.) взглядом и попыткой привести задуманное в исполнение проходит лишь пара мгновение. На пигмея сидящей на крыльце абориген похож не был ни капельки, ну а глаза у мужчины, если не считать их красноты, были вполне обычными. Все остальное Джейд игнорировала как факт незначительный. Она ведь была серьезным ученым и не верила всяким досужим сплетням об американцах, курсировавшим по гостиным и бальным залам квартала Мэрилебон. Но на всякий случай прикинула, успеет ли добраться до расположившегося на крыльце типа и прикрыться им, если вдруг местные от взглядов перейдут к активным действиям и схватятся за оружие.
Но никто хвататься не спешил, и девушка спокойно дошла до рыжего мужчины. За несколько шагов остановилась, вежливо приподняла шляпу.
- Добрый день. Позвольте пройти, - и, соблюдя минимум приличий, поднялась по ступенькам, входя в сухой полумрак местной тюрьмы.
Первым, что бросилось в глаза – жутковатый плакат о розыске, с которого на проходимку взирала зверская рожа ее подопечного провальщика. То есть, естественно, это был не сам провальщик, а кто-то очень на него похожий. Это наталкивало на мысль, что несчастный парень не просто потерял свою кроличью лапку, а уничтожил ее каким-то особо изуверским способом и длинноухий хозяин мстит ему за свою поруганную конечность.
Вторым – клетка, больше напоминающая те, в которых держат животных в зверинцах, и трогательно спящий потеряшка.
"Не Тауэр, но тем лучше, проще его будет достать отсюда" - мысленно вздохнув Джейд, даже немного позавидовавшая спящему провальщику, огляделась. Ни намека на какого-либо шерифа внутри помещения, что с одной стороны хорошо, с другой – торчать тут в одиночку не имело смысла, да и вообще выглядело крайне подозрительно. По крайне мере для самой девушки точно. Поэтому она быстро глянула на клетку и вновь вышла на крыльцо.
- Прошу прощения, мистер, - обратилась она все к тому же рыжему типу, - вы не подскажите, где я могу найти шерифа? – был, конечно, шанс, что шерифом является он, но если так, то этому городку определенно не очень повезло. Или для Америки времен гражданской войны такие шерифы норма? Ответа на этот вопрос у Джейд не было, потому она предпочла не делать поспешных выводов.

+1

5

Незнакомка распространяла вокруг себя время – воздух вокруг неё слегка колебался, не зная, как вести себя с этим инородным телом. Так всегда бывает с людьми, прошедшими сквозь кротовину – она оставляет пыль. Редкий трубочист может пролезть через дымоход, не измазавшись в саже. Бруно проводил её оценивающим взглядом, чуть ли не присвистнул – тут уже напрашивается рифма «хам». Но таков закон Дикого Запада – всегда и везде вести себя так, будто владеешь миром. И это, пожалуй, главный закон среди ковбоев юга – после запрета уводить чужой скот и отказываться выпить за здоровье старины Джефа Дэвиса.
Он подкурил новую папиросу, дожидаясь её возвращения. Что бы там ни было, никто по своей воле не задерживается в этой тюрьме, будь он хоть из будущего. Слишком много сырости, крыс и прутьев в решётке.
Дама не заставила себя ждать. Бруно сдержал самодовольную ухмылку, ведь голова болела так, что лишние эмоции ему были не по карману. Так что медлительность, с которой он отреагировал на вопрос, была наигранной лишь наполовину.
И действительно, где шериф? Ясно, что не преступников ловит – его трудами таковых здесь не водится. Но позволить путешественнице встретиться с Ходженсом Бруно не мог. Старик раскусит её и даже не подавится. Разве что добавки попросит.
– В ближайшей таверне. А может, окопался среди юбок какой-нибудь  голубки – почем мне знать? Но не переживай, милочка: в наших краях если ты не находишь шерифа, то он обязательно находит тебя. 
Бруно щелчком отправил окурок в гравий, поднялся со ступеней и выпрямился перед проходимкой во весь рост.
– У нас здесь вообще-то не театр, – кивнул он на дверь, из которой она только что показалась. – Представлений не даём, чтобы за так приходили поглазеть.
Это был не особенно вежливый способ поинтересоваться, чем он может ей помочь. В былые – или будущие? – времена Бруно пытался найти себе применение в сфере обслуживания, но всё закончилось мордобоем. Видимо, ему не хватило стрессоустойчивости. Что ж поделать, рыжие славятся взрывным темпераментом. И веснушками.
Сейчас он внимательнее рассмотрел девушку. Несмотря на одежду явно с чужого плеча, дамочка выглядела настоящей леди – выдавало превосходство во взгляде, о котором она сама наверняка и не догадывалась. Такие в Эванстоун редко заезжают. Бруно всё больше не нравилось, что облюбованный им городок становится Меккой временной тусовки.
– Итак, кого прекрасная леди ищет? Или уже нашла? – и он демонстративно откинул полу потертой куртки, открывая взгляду общественности значок «помощник шерифа», приколотый к ремню.
[AVA]http://savepic.su/5804791.png[/AVA]

+1

6

Рыжий медлил с ответом, и про себя Джейд поморщилась, но тут же сама себя и одернула. Вот так чуть подзадержишься в Лондоне и забудешь, что это там ты аристократка и все тебе обязаны, а в других местах и особенно временах всем на данный факт плевать. Поэтому она ждала, сохраняя на лице все то же спокойное и даже дружелюбное выражение.
- Было бы неплохо, если бы это утверждение соответствовало действительности, - проходимка чуть улыбнулась, - мне необходимо с ним поговорить. Посоветоваться, так было бы правильнее. - Еще одна улыбка, оставалось надеяться, что она получилась в меру очаровательной и уместной.
"Но чем дольше его не будет, тем лучше, может даже удастся разбудить провальщика и предупредить его заранее." - "дожидаться" шерифа Джейд была твердо намерена на его рабочем месте, и желательно в полном одиночестве, чтобы успеть осмотреть все. Оставалось надеяться, что тут было не принято оставлять посетителя дожидаться хозяина на пороге.
- Ну что вы, конечно не театр, - это мало тянуло на светскую беседу, да и совершенно не улыбалось проторчать на крыльце до прихода шерифа, но приходилось быть вежливой и сдержанной, - никакой театр не в силах похвастаться таким колоритом и, пожалуй, инвентарем. - Но я искала шерифа, но я логично предположила, что шерифа можно найти на его рабочем месте, потому и зашла. Жаль, что это оказалось не так... - тут Джейда смолкла, задержав взгляд на явленном ей значке. На несколько секунд в глазах девушки появилась досада и молчаливое пожелание помощнику шерифа провалиться, но она справилась с собой, тем более что план в целом предусматривал и почти такой вариант.
- Хм, да, похоже, что нашла. - Она кивнула, несколько нервным жестом сдвигая шляпу на затылок и рассматривая рыжего куда внимательней. Вдруг у него и ключи при себе... Хотя как их забрать, чтобы он не хватился пропажи, это уже другой вопрос. - Может быть мы вернемся внутрь? Там, конечно, не особо приятный вид, но все же тень. Видите ли я не привыкла к такому климату, - она "смущенно" пожала плечами и улыбнулась. - И здесь оказалась исключительно случайно и исключительно по семейным обстоятельствам. - Тяжкий вздох и, не дожидаясь согласия, Джейд опять шагнула в полумрак здания тюрьмы. - Я направлялась в Даллас, там с родителями жила моя двоюродная племянница, сейчас девочка осталась совсем одна, и я должна была ее забрать, но так получилось, что не добралась до места назначения... - взгляд проходимки между тем скользил по помещению, цепляясь за каждую значимую деталь вроде запора на двери, камеры, расположения мебели и светильников, а язык работал фактически сам по себе. Она даже и не соврала почти, так, подправила кое-какие факты.

+1

7

У человека, на долю которого выпало провести хотя бы 24 часа в компании Аманды Ларскин, было два пути – либо сломаться, либо до конца своих дней противоречить любой женщине вне зависимости от цвета волос. Бруно с честью прошёл это испытание и, как видите, не покрылся сединой. Поэтому и сейчас ему хотелось заявить, что он и с места не двинется, будет сидеть на этом крыльце до второго пришествия. Не Иисуса, а шерифа, разумеется. В Иисуса Бруно не верил, а вот на Ходженса рассчитывать мог.
Чёрт его дёрнул в это время зевнуть. Незнакомка уже отправилась в здание участка, а возражать в спину уходящему составу очень неразумно – это вам любой местный разбойник подтвердит.
К тому же тон дамочки был таким подчёркнуто вежливым, что выходило настоящее хамство! Наверняка она хотела спровоцировать местного деревенщину на скандал и ссору.
Фиг тебе, а не истерика! Я, может, в колледже и не учился, но на биологии лягушек лучше всех резал! – думал Бруно, топая за ней следом.
В отличие от лягушек, к женщинам ему не всегда удавалось найти нужный подход. Вскрыть их и заглянуть внутрь было не так-то просто. Поэтому каждый раз, когда он чувствовал, что ему не хватает тепла, ласки и понимания, что пришла наконец пора ему завести отношения с нежной и любящей женщиной, Бруно подходил к зеркалу, бил себя по лицу и одумывался.
– Да-да, бедное дитя. С каждым из нас могло случиться, чего уж там: ехала к девочке, свернула не туда и случайно провалилась во времени, – съязвил Бруно и прикусил язык.
Он-то решил сойти за местного, но от старых привычек избавиться нелегко. Ладно, чего уж там, слово – оно не чайка: с тридцати футов не подстрелишь.
Ещё и голова гудела, как тот котёл.
– Случайно аспирина нет? Или у вас его ещё не изобрели?
Они прошли в небольшую приёмную настолько маленькую, что размерами с ней могли поспорить разве что кладовка, минивэн и совесть Бруно. Однако здесь был стол и пара стульев, на один из которых Бруно и опустился с тяжким вздохом.
Вагоны он вчера, что ли, разгружал? Решительно, местное пойло превосходит временных блох – те, по крайней мере, не оставляют побочных эффектов.
[AVA]http://savepic.su/5804791.png[/AVA]

+1

8

На какое-то мгновение Джейд показалось, что она ослышалась, потому на лице возникло весьма озадаченное выражение, напрочь уничтожившее прежнюю маску спокойствия. Впрочем, взяла она себя в руки быстро, встряхнулась, вперив в помощника шерифа куда более заинтересованный и дружелюбный взгляд.
- Вот как?  - даже интонация стала более живой и эмоциональной. – Времявидец или проходимец из данного времени? – тот факт, что этот человек оказался не столь заурядной личностью, несказанно радовал. И, по совести говоря, то, кем он являлся, было второстепенным вопросом, главное, что теперь задача изрядно облегчалась. По крайне мере так считала сама Джейд.
- Видите ли… - она смолкла, задумчиво наморщив лоб и пытаясь вспомнить, что за аспирин имеет в виду мужчина. Название было вроде бы знакомым, но в то же время и не казалось, что девушка слышала его часто. Иначе бы она его помнила. Наверное. Потом до нее все же дошло. – А, вы имеете в виду Ацидум Ацетилсалициликум. В мое время еще не открыли его лечебных свойств. Да и вряд ли бы мне удалось протащить его через кротовину. Так что извините. – Джейд развела руками и чуть улыбнулась. – Кстати, меня зовут Джейд, очень приятно, - спохватилась девушка, теперь вполне можно было вспомнить и о правилах хорошего тона, а он настоятельно требовал для начала представиться, а уже потом переходить непосредственно к делам. – И я тут по делу. – Дожидаться приглашения она не стала и опустилась на второй стул без оного. – Мне необходимо вернуть в свое время одного человека, это, конечно, не девочка, но держу пари он тоже бедный, глубоко несчастный и очень одинокий человек, застрявший в чужом времени. А еще очень неудачливый, в процессе его возвращения возникли некоторые, ммм, накладки… - тут Джейд замялась, не горя желанием слишком уж вдаваться в подробности. – В общем, он оказался в этом временном отрезке и в этом городе, где тут же был принят за местного бандита и посажен за решетку, что в целом – хорошо, ибо в другие неприятности ему попасть уже не удалось. – Она досадливо поморщилась, потому как позитивность данного факта была весьма спорной. – Но я  так понимаю, что его собираются повесить или что-то в этом роде, что уже не так хорошо. И мне хотелось бы его забрать, как можно меньше при этом потревожив местных жителей, и нарушив как можно меньше законов, разумеется.

+1

9

Значит, придется выживать без аспирина. Бруно ни за что бы не стал глотать дрянь, которая называется Ацидум Ацетил-что-то-там – звучало не столько как лекарство, сколько как диагноз. Это он вам как врио врача может подтвердить. Впрочем, он попытался запомнить название мудрёного препарата. Никогда не знаешь, когда пригодится – не то перед девицами блеснуть, не то на этикетке прочитать. А без Википедии в этих местах жилось тяжко.
Тем не менее упрямства ему было не занимать. Бруно твёрдо решил, что станет хорошим врачом или умрёт. Правда, пока умирать приходится другим.
Слышать привычные, но давно вышедшие для него из употребления слова – «времявидец», «проходимец», «кротовина» – было по меньшей мере странно.
– Ни то ни другое, – ответил он на вопрос англичанки.
Да! Точно! Это британский акцент!
Если обязательно нужно помещать себя в энциклопедию временных мутаций и отклонений, то он займет страницу с картинкой провальщика на ней.
Выслушав историю о мальчике, который оказался не в том месте, не в то время и не девочкой, Бруно поморщился – не то от головной боли, не то от раздражения. Выбрать было сложно. Боль у него была свежая, вчера заработанная и только головная, а проходимцев он ненавидел давно, заслуженно и всем сердцем.
Наконец-то Бруно оказался в ситуации, когда голова и сердце не могли поладить между собой.
Обычно в таких ситуациях на выручку приходил желудок, но съестного в радиусе мили не наблюдалось, да Бруно и сомневался, что сможет удержать в себе хоть одну калорию. Он начал сворачивать себе папиросу.
– О, не думаю, что у тебя получится, Джейд, – хмыкнул он почти дружелюбно. – Наше правосудие никого не выпускает из своих крепких мозолистых рук. Но не волнуйся, виселица у нас высокая, а пенька – крепкая.
Это была сущая правда. От шерифа Ходженса ещё ни один головорез не ушёл. Даже Джек-Полмолитвы – и тот поостерегся впредь связываться с главным копом Эванстоуна.
– А ты уверена, что его просто приняли за бандита? Некоторым провальщикам напрочь сносит голову. Человека и преступление разделяет одно неверное решение,  – глубокомысленно произнёс он и, помедлив, добавил: – И 24 часа без еды.
Наконец совладав с непослушной бумагой (или это его пальцы тряслись?) Бруно чиркнул о подошву сапога шведской спичкой – их нынче называли люциферами, что было, во-первых, жутко, а во-вторых, ненадолго. Сделал пару быстрых, глубоких, одна за другой затяжек, отчего комната заполнилась сизым дымом, а в голове, напротив, просветлело. Так что до Бруно дошло, как по-свински ведёт он себя в отношении дамы. Нужно было срочно исправиться.
– Папироску? Я могу оставить.

[AVA]http://savepic.su/5804791.png[/AVA]

+1

10

- Оу, - Джейд быстренько провела в уме необходимые исчисления и почувствовала себя несколько неловко, - ясно.  - Продолжать дальнейшие расспросы или сочувствовать она сочла излишним, не та это была ситуация и не стоило её обострять. Помнится, её наставник в путешествиях по времени имел в своём арсенале множество историй о том, насколько могут быть расстроеными люди, не имеющие уже возможности вернуться домой. И как рьяно они пытаются это продемонстрировать не слишком гуманным путём. У Джейд такого опыта ещё не было, но это явно был именно тот случай, когда огорчаться и пытаться восполнить его точно не стоило. Так что разговор лучше было держаться в рамках делового. Тем более что он тоже не шибко вдохновлял.
- А я и не волнуюсь, - очаровательно улыбнулась девушка, - крепкая виселица и верёвка несомненно нужная в хозяйстве вещь для любого города. Вот только за этого человека до его возвращения в своё время я несу некую ответственность, и именно поэтому вынуждена крайне негативно отнестись к факту его возможной смерти здесь и сейчас. - Проходимка качнула головой. - Так что думаю, вам придётся испытывать крепость верёвки на чей-нибудь иной шее. Но это все моё личное и частое мнение, которое, я так думаю, мало волнует вас и правосудие. - Ещё одна милая улыбка, и девушка поднялась. - А теперь, что касается того, уверена ли я. Во-первых, этот человек уже был в другом времени, довольно долго, надо признать, но не совершил ничего предосудительного, даже в ущерб самому себе. С чего бы ему вдруг сменить линию поведения здесь?  Но это опять-таки субъективное наблюдение. Спасибо, не курю, и вам не советую. - Джейд на мгновение сбилась, но тут же вернулась к основной теме. - Теперь, что касается фактов... - она сходила за листовкой с наградой и шлепнула её перед мужчиной, который, кстати, так и не подумал представиться в ответ. - Факт первый  - награда. Он что - вырезал сиротский приют целиком или семейство какого-нибудь плантатора? Слишком большая награда за того, кто пробыл в этом времени не так уж много. Факт второй, - тонкий пальчик с аккуратным, но достаточно коротким ноготком постучал по запиской роже преступника, - человек, рисовавший это, конечно, не Веласкес, но даже так можно сказать, что они всего лишь похожи. Возможно, мой подопечный потомок или дальний родственник, но его внешность изрядно разбавлена новой кровью. У этого более массивные надбровные дуги, более плотная переносице, к тому же нос судя по всему ломали, да и вцелом  - полагаю кости у него более широкие. Возможно, имейся оригинал, то есть сам человек, можно было бы провести более полное сравнение... - забормотала девушка, в которой от возникшей перспективы очнулся учёный, но она быстро себя одернула, вспомнив, с чего все, собственно, все началось. - Кхм, вот именно поэтому мой подопечных не может быть этим человеком. - Она снова ткнула в плакат пальцем.

Отредактировано Jade de Grey (04.08.2015 16:05:54)

+1

11

Бруно смерил Джейд угрюмым взглядом – мол, вот надо было всё усложнять, нормально же разговаривали! Одним висельником больше, одним меньше. Люди постоянно умирают. Как знать, может, и Бруно завтра проснется мертвым. У него даже голова будто сильнее разболелась.
– Фактов всегда достаточно. Чего не хватает, так это фантазии, – пробубнил он, расплющивая окурок о подошву сапога.
Бруно уже пожалел, что начал с ней разговаривать. С этого всё и начинается: пара слов – и вот ты уже втянут в сомнительную авантюру по спасению провальщика. И был бы этот неудачник из нормального времени, так нет. Жаль собственных усилий: спасёшь его здесь от виселицы, а он вернётся назад и отбросит коньки от холеры или туберкулёза. У этих людишек нет совершенно никакого уважения к чужому труду. И иммунитета.
Бруно тяжело вздохнул, поднялся и подошёл к стенду, на котором были развешаны плохо отпечатанные листовки с разыскиваемыми преступниками. Разыскиваемые в основном нужны были как в живом, так и в мёртвом состоянии, а качество печати вряд ли помогало распознать нужного человека среди этих Бутчей Кэссиди, Бешеных Биллов и Кидов Гастингсов. Увы, век hd всё так же недостижим, как крабовые чипсы, и придётся воспользоваться воображением. Бруно сорвал листовку с именем «Рой “Дикий Пес” МакКормик» и направился к камерам, сделав Джейд знак идти за ним.
Шаги Бруно позвякивали шпорами по коридору, пока он с тихим ворчанием приближался к той части здания, где шериф хранил свой улов. Эванстоун был настолько мал, что не мог позволить себе мало-мальски приличной тюрьмы. Так что пьяные скотопасы, неудачливые воришки и негры ждали своего часа в комнате, одна половина которой была отгорожена от другой стальными прутьями. Заезжие бандиты были редкими гостями в этих застенках, и человек, которого Бруно обнаружил спящим на узкой скамье, явно не входил в их число. Тем не менее помощник шерифа некоторое время усердно сравнивал лицо на листовке с лицом провальщика, переводя взгляд с одного на другое. Создание из иной временной зоны не то что на Дикого, но даже на ручного пса не походило. Что уж говорить о МакКормике.
А ведь Бруно всеми силами пытался этого избежать.
– Ладно, пойдём, найдём шерифа.
Как уже упоминалось, Эванстоун был маленьким городом, да и городом звался скорее из лести, чем ради топонимической точности. Ведь «город» – слово гордое, предполагающее наличие перекрёстков, площадей, казённых учреждений и хотя бы двух-трёх тысяч обывателей. В Эванстоуне ничего этого не было. Он представлял собою одну-единственную улицу, над которой вилась жёлтая пыль. Две шеренги дощатых домов в один-два этажа, на задах – загоны для лошадей да сараи. Бруно, отправившись на поиски шерифа, повёл Джейд в «Голову индейца» – единственное местное питейное заведение. Шерифа Ходженса он рассчитывал найти в компании лучших друзей Джека Дэниелса, Джима Бима и полковника Тэйлора.
Размашистым шагом Бруно пересек центральную площадь с огромными часами и направился к «Голове индейца», где в стеклянной банке действительно хранилась чья-то голова. Его собственная голова болела бы не столь сильно, если бы вчера он провёл меньше времени в компании лучших друзей шерифа Ходженса, – и тогда Бруно непременно заметил бы несколько тёмных фигур, пришвартовавшихся в дальнем конце улицы и подозрительно не привлекающих к себе внимания. Более того, он бы насторожился, узнав, что в «Голове индейца» шерифа не видели ещё со вчерашнего дня. И точно не проигнорировал бы колебания времени, которые стали настойчивее и будто преследовали его. Но бармен поставил перед ним стакан холодного, со стекающей по краю пеной, пива, и целую минуту Бруно не мог думать. А потом показалось дно, и он велел повторить.
Только сейчас он почувствовал себя живым человеком, более того – мужчиной в самом соку и расцвете сил. Повернувшись к Джейд, он впервые заметил, что у неё есть волосы, щёки и локти – словом, все эти женские штучки, которые заставляют писать серенады и заявления в ЗАГС. Окинув её оценивающим взглядом, он сказал единственное, что было уместно в этой ситуации:
– Меня зовут Бруно Эдж Пасс.
Он скрестил пальцы в замок, вывернул ладонями вперёд и с чувством хрустнул костяшками, усаживаясь на высокий стул за барной стойкой и с вожделением наблюдая, как перед ним возникает ещё один стакан. Женщинам здесь не наливали, так что Джейд приходилось довольствоваться разве что видом скуластой головы, замаринованной в банке на верхней полке.
– Подождём шерифа здесь, рано или поздно он придёт. Он же всё-таки живёт наверху. Так как дела в будущем?
[AVA]http://savepic.su/5804791.png[/AVA]

0


Вы здесь » Дело времени » Лом » (18.07.1862) О тюрьмах и превратностях судьбы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC