Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (2530 до н. э.) Утка в пирамиде


(2530 до н. э.) Утка в пирамиде

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Название: "Утка" в пирамиде
Дата, время: 2520  до н. э.
Место: спустя 20 лет после постройки пирамиды Хеопса
Участники: Делия, Зигмунд Шмид
Краткое описание: с помощью птиц Делия и Зигмунд получают сообщение о том, что в определенном времени и месте находится провальщик, ждущий спасения. Сообщения не подписаны, для каждого проходимца детали свои. Например, Делия думает, что провальщик из ее времени, а Зигмунд уверен, что бедняга из Средневековья. Инструкции очень подробны и ведут к одному и тому же месту внутри пирамиды. Ожидает ли их там вечеринка-сюрприз или одна из загадок времени? Как знать? Как знать?

+1

2

Жара проникала даже в самые укромные уголки храма, заставляя тихонько вздыхать, стирать с висков капельки пота. Конец лета выдался невероятно жарким. Люди не думали о поклонение богам - они все больше ругали своих покровителей, лишь иногда взывая к их милости да вопрошая о причинах.
Жрицы молились усердно, принося жертвы, надеясь, что вскоре боги смилуются над смертными и отпустят им их грехи, наградят дождем и похолоданием, но словно в ответ на эти молитвы Везувий попыхивал тонкой струйкой дыма. Жрицы Аполлона были уверены - это он требует от них большего усердия.
Вот только это самое усердие не разделяла их главная жрица - Делия. Молодая женщина всегда отличалась от других жен красавца-бога. В ней была тайна. Словно она знала что-то такое чего больше никто не знал. Младшие жрицы считали будто Делии является сам Аполлон, поскольку не возможно быть такой высокомерно-горделивой с прямой спиной и холодным взглядом с рождения, даже владыки не обладали такой грацией, умением себя так держать себя. Таким могли наделить только боги.
Сама же Делия на нескромные вопросы вскидывала свои тонкие брови, окидывая спрашивающих холодным взглядом из под полуприкрытых глаз.
Что знали эти девочки о ее жизни?
Ничего.
Они думали, что легко вот так смотреть на окружающих, не выказывая интереса? Это трудно. Это очень трудно одним жестом, одним взглядом выгонять богохульников из храма. Это очень тяжело не отвечать на улыбки Леонардо. Но еще тяжелее не думать какие красивые губы у Зигмунда и на вкус он как вересковый мед - и за чем он тогда ее только поцеловал?
Ответ Делия знала. Сама завала его взглядом, а теперь взгляд прятала от него да румянец от других жриц, когда думала о могучем кузнеце.

Так что крылатый посланник прибыл очень даже во время. Кого же было ее удивление. Провальщик. Провальщик из ее времени в Египте. Как? Когда?
Жрица тут же встрепенулась: как она пропустила провальщика? Его надо было срочно вернуть домой!
Времени Делия не теряла. Раздав указания, молодая женщина накинула на голову плотную ткань своей паллы, отдернула столу и шагнула в кротовую нору.
Тоннель, в котором Делия оказалась, был мрачным с горящими факелами, закрепленными на стенах, каменные своды дарили долгожданную прохладу. И все же жрица была рада идти по этому древнему пути.
Дорога в нужное время ей была не известна, но, как и любой проходимец и времявидец, Делия хорошо ориентировалась в тоннеле с его многочисленными дверями. Все было как всегда, пока ей не почудилось эхо шагов.
Могло, конечно, и померещится, но сердце предательски затрепетало, заставляя оглянуться - никого. И снова шум. Делия вздрогнула и решилась:
- Кто здесь?

+2

3

Птица сопротивлялась, она кричала и вырывалась, оставив пучок перьев в руке Зигмунда. Эта был ворон или что-то типа того, большая черная тварь, которая сначала дразнила получателя сообщения, а потом многократно пыталась клюнуть его в незащищенные одеждой места. Когда месть была реализована, ворон каркнул и с напыщенным видом улетел куда-то к крыше крепости, чтобы через небольшое окно башни пробраться внутрь.
Зигмунду не нравились пернатые братья меньшие, хоть они и относились к путешественникам во времени. В местах с большим скоплением птиц он испытывал неловкость и приступы паранойи. Наверняка в будущем этому придумают какое-то название, там вообще все стремились называть и классифицировать. Нужно было обозначить каждый прием пищи и дать название всем приборам на столе без остатка. Почему бы просто не взять нож и не есть им когда захочется?
Впрочем, с такими сложностями Шмиду никогда не столкнуться, что заставляло его лучезарно улыбаться. Это и парнишка сын пекаря, который привез хлеб ранним утром к крепости тамплиеров на продажу. Парнишка продешевил, за что ему позже сегодня влетит от отца, но все же держался молодцом, ведя переговоры. Он объедет все возможные места в городе, где купят хлеб, а затем вернется в теплый уютный дом, где мать накормит его горячей похлебкой и, возможно, затрещинами за гипотетические проступки.
О такой жизни всегда мечтал Зигмунд - спокойной, простой и достойной мужчины. Ради нее он смог бы пожертвовать даром видеть время. Но этого никогда не случится, поэтому у охотника на ведьм были совершенно другие развлечения.
Мужчина разломил хлеб на несколько частей, сидя за столом в зале собраний, и поднес его к губам. Хлеб был еще теплым, он пах пшеном и заботой, вложенной в него умелыми руками мастера. Зигмунд прикрыл глаза и отправил кусок в рот, запив его парным молоком из глиняного кувшина. Несколько капель белоснежной жидкости остались на бороде и были вытерты с нее рукавом.
В утреннем послании говорилось о провальщике, который застрял где-то в Древнем Египте, была названа дата и точное место его расположения, однако подпись отсутствовала. Никто в крепости не знал об этом, Ля Роше не получал никаких известий, даже в книге не проявилось ровным счетом ничего.
Все, что похоже на ловушку, скорее всего ей и окажется. Но, когда живешь дольше, чем рассчитываешь, риск становится шансом свести счеты с судьбой.

В кротовине было необычно прохладно. Зигмунда всегда интересовало, происходило это из-за того, что он чувствовал, или нечто другое влияло на состояние туннеля. Он шел уверенно, двигался к двери, которая вела к первой остановке - станции Амена, дальше придется двигаться своим ходом и только потом использовать манипулятор, который красовался на его левом запястье.
Прежде, чем увидеть проходимца, Шмид услышал дыхание, туннель под его ногами стал мягче, а стены немного светлей. Возможно, дело все-таки в настроении тех, кто попадает в кротовину. А, может, у норы есть любимчики.
Зигмунд услышал женский голос и, узнав его, с облегчением выдохнул. Увидеть того, кому доверяешь перед опасной вылазкой - всегда добрый знак.
- Охотник, - ответил он также тихо, ступая из темной части туннеля на свет. - Я иду к Амену, судя по направлению, ты тоже.
Оставалось только свернуть налево, чтобы найти нужную дверь. Они вышли в освещенное факелами помещение, находящееся в одной из комнат пирамиды-станции. Там же предусмотрительно было сложено несколько комплектов одежды для временных странников. Поспешно надев широкие просторные штаны, что он посчитал своим приоритетом, Зигмунд заговорил снова.
- Что привело тебя в Египет? - после той охоты в Помпеях Шмиду было сложно говорить полными предложениями и одновременно смотреть в глаза Делии, поэтому он занимался одеждой спиной к ней, давая женщине возможность одеться без посторонних взглядов. - Я здесь из-за провальщика. Странный случай, получил сообщений птицей без подписи, никаких сведений о нем больше ни у кого нет, человек из моего времени.

+2

4

Интуиция редко подводила Делию. И то что она чувствовала в кротовине явно было предвестником будущему. Страх закрадывался в душу в месте с холодом, хотя огонь факелов разгонял дурманящую голову темноту. Свет и тьма плясали в фантастическом танце теней на стенах и сводах кротовины.
Что там говорили велики о страхе?
Не боится лишь глупец?
Так вот Делия боялась. Обхватив себя руками за плечи, молодая женщина шла вперед и ощущение опасности шло за ней, заставляя оборачиваться и слышать того чего не было... Но каким же было облегчением услышать знакомый с еле приметной хрипотцой мужской голос, от которого по всему телу пробежала приятная дрожь.
Зигмунд...
Прикрыв на мгновение глаза, Делия улыбнулась и последовала за другом. Она шла позади мужчину, взглядом скользя по его прямой спине, широким плечам, и молчала. Он был одним из тех не многих людей, которые понимали ее без слов. К тому же после их последней встречи - их последнего задания - она не знала, что ему сказать, а главное  - как.
Ведь была же искорка. Она же ей не померещилась?
Делия коснулась кончиками пальцев своих губ, вспоминая трепетное мгновение... Но как на зло они уже были в комнате "приема" и ей в руки тут же вручили подобающее одеяние.
Как же задать правильный вопрос? - думала Делия, скидывая с себя одежду.
Легкая материя с тихим шелестом легла мягкими складками у ее ног и пока она размышляла Зигмунд ее опередил, заставив замереть.
- Я тоже получила сообщение "птичьей почтой" о провальщике, - она обернулась и подошла к кузнецу, позабыв поднять свою одежду с пола. - Провальщике из моего времени... Зигги? - ее ладонь замерла в сантиметрах от его спины, но лишь на мгновение. Делия прикоснулась к мужчине. - Зигмунд, нам надо поговорить.
Это могли быть, конечно, два разных провальщика, но интуиция не зря предупредила ее в кротовине - что-то надвигалось на них. И все же прежде чем идти не понятно куда, женщина хотела убедиться, что Зигмунд все еще с ней и защитит ее, так как и она его в любой ситуации.
- Зигмунд, повернись.
О чем она думает!?
Она же жрица Аполлона! Она должна поклонятся лишь одному мужчине - своему богу, а вместо этого богохульствено думает, что Аполлона вообще не существует, а вот кузнец из другого мира был очень даже реальным.

+2

5

Зигмунд не спешил оборачиваться, но слушал внимательно, быстро двигая руками с целью облачить себя в местное одеяние. И то, что он слышал было потрясающе и поразительно странно. Хотя, если задуматься, именно так начинается то, что люди их типа называют классической ловушкой.
Он повернулся. Неловкость, которая присутствовала в помещении буквально минуту назад, исчезла.
- Что? - уточнил он, хотя расслышал и с первого раза.
Когда Делия рассказала о том, как получила приглашение, стало совершенно очевидно, что их обоих пригласили в одно и тоже место таким способом, от которого отказаться было очень тяжело.
- Я думаю, что никакого провальщика там нет и мы с тобой станем гостями на чьем-то празднике. А, может, то будет и не праздник. И теперь остается один главный вопрос, - помимо многих, - примем ли мы это приглашение?

Недолгий разговор с Аменом, чтобы тот знал, куда оба направляются, и очень длительное путешествие до пирамиды Хеопса на кораблях пустыни. Под настоящим парусом Зигмунд сам никогда не ходил, поэтому сравнение не мог оценить, но Амену, по определению, доверял. Хороший мужик, честный. Годы "службы" с Ля Роше заставили его ценить это качество чуть-ли не из первых.
Путь оказался долгим и изнурительным. Где-где, а в пустыне он бы не хотел оказаться один на один с силами природы, здесь победитель был очевиден и шансы говорили не в его пользу. Один раз им пришлось переночевать прямо в пустыне под прекрасным звездным небом. Оба проходимца сидели, облокотившись на верблюдов перед костром, а рядом их ждала импровизированная палатка для Делии.
- Знаешь, - вдруг заговорил Шмид, проронивший до этого момента всего пару слов, - люди из будущего говорят, что там в городах звезд совсем не видно, что их затмили другие огни. Я не представляю, какая это жизнь, - он смотрел вверх, кутаясь во всю ту одежду, что была в распоряжении.
Ночи в этом месте были холодными не в пример дням.
- Что нас связывает, помимо очевидного? - вдруг Зигмунд перевел взгляд на Делию.
В голову не приходило ничего такого, что могло бы быть нужно таинственному человеку.
- Если бы это был только я, то подумал бы о старьевщике, но приглашение получили только мы двое. Хотя и этого мы не знаем наверняка. У нас есть только один шанс выяснить.

В первой половине дня они достигли места назначения. Стоя на вершине пирамиды, Зигмунд настроил манипулятор, обнял Делию за талию, прижав ее к себе, и совершил прыжок веры.
Они стояла у входа в нужном времени и в нужном месте, но без такой необходимой одежды.

+1

6

Всего лишь за мгновение до того как Зигмунд переспросил ее, Делия хотела спросить его в лоб о том что случилось в Помпеи. Его поведение, отношение, к ней изменились после того злополучного поцелуя, а вместо этого она выложила ему историю о получение послания.
Глупая, безвольная,бестолковая женщина - ругала себя жрица пока мужчина строил предположения о причине их приглашения.
Делия пожала плечами, поправила свое новое одеяние.
- Но их может быть и два, - вздохнула она. - Один из твоего времени и один - из моего. Но, я с тобой согласна, это может быть и ловушка. Очень заманчивая ловушка.
у них было другого выбора как принять приглашение и узнать, что их ждет в конце пути.

Путешествие было приключением. Тем чего у Делии никогда ны было бы в Помпеях. Здесь, в пустыни, под палящим солнцем не было суетящихся жриц и наглых прихожан, молящих богов о спасание лишь когда уже не было другого выхода. Да, здесь она была свободна. Ей не надо было скрываться за холодными взглядами и делать вид, что ее интересует то о чем сплетничают вокруг. Здесь, рядом с этим молчаливым мужчиной можно было молчать и при этом чувствовать себя невероятно уютно, слегка скривив губы в улыбке и бросая взгляды из под ресниц.
И когда Зигмунд заговорил с ней у ночного бивака, Делия удивленно вздрогнула. Она так старалась унять дрожь от холода, что не сразу поняла о чем говорит мужчина.
Звезды. Ночная жизнь в ее городе была яркой, но и звездное небо у них было притягательным. Не таким близким, как в пустыни, и не таким ярким, но оно, это сказанное звездное небо над ее родным городом, было красивым.
- И я не представляю, - тихо продолжила за ним Делия. - Здесь оно другое. У нас далекое, высокое, а здесь, - молодая женщина подняла руку к небу, - такое близкое...
Она закусила нижнюю губу. Ей было холодно и совсем не хотелось спать одной, дрожа от холода. У нее было два варианта согрева: под боком у верблюда, но это создание жутко воняло и под боком у Зигмунда. Второй вариант был ей больше по душе.
Взгляд карих глаз скользнул по мужчине. Кажется, не она одна страдала от холода.
- Мы... Мы оба проходимцы и времявидцы, - Делия покачала головой и, собрав силу воли в кулак, подсела к Зигмунду под бок. - Я замерзла, - тихо прокомментировала она свои действия, - и ты тоже. - Вздох. - Мы искрим, Зиг.
И осторожно, словно боялась, что кузнец отстранится, склонила голову на сильное плечо.
- Мы много кому попортили нервы, - снова вздохнула Делия.
Зигмунд Шмид - сильный мужчина в расцвете лет - действительно избегал говорить с ней о том что между ними происходило или это ей только казалось? Наверное, казалось. Надумала себе глупостей от безделья!

Доверие.
Вот на нем самом и строятся подобные путешествия. Делия верила Зигмунда и была рада, что именно его рука обнимает ее талию, а ее руки обвились вокруг него. Прыгая в нужное тебе время, где нет станции, ты никогда не знаешь что тебя там ждет.
А еще они были оба обнаженными.
Делия прикрыла глаза, крепче прижимаясь к мужчине, пряча от окружающего их мира свою наготу. Как же горели щеки! Раньше она не замечала за собой подобного смущения.

+1

7

Неловкость вернулась так быстро, будто никуда и не исчезала. Нужно было избрать другой путь! Отправиться в прошлое где-то поблизости населенного пункта, хотя в Древнем Египте найти высокое здание рядом с населенным пунктом было достаточно сложно, а он не хотел упускать времени.
Что касалось загадочных сообщений, интриг, расследований и всяческих тайн, Зигмунд не отличался особой осторожностью. Он шел напрямик, видя цель, но совершенно не замечая препятствий.
Возможно это и было его ошибкой, но кузнец об этом никогда не задумывался, он и так прожил гораздо дольше, чем следовало.
- Я сейчас подумал, - сообщил он Делии, - что, наверное, глупо было вот так голышом явиться в ловушку.
Для разнообразия Шмид улыбнулся, при чем сделал это винотей некуда. Он считал, что ответственность за провал будет лежать на нем и только на неми одном. И пусть по меркам пришельцев из будущего кузнец слыл знатным шовинистом и угнетателем женских прав, только вот в его времени это было совершенно нормально. Ты не выпустишь девку поперек дороги решать твои проблемы, не возложишь на жену задачу следит за тем, чтобы в доме еда была. Это всегда была и будет мужская задача!
Хотя был с ним один случай в детстве, маленький Зиг страшно боялся одну бабку с бородавкой на базаре, у нее было уже мало своих зубов, а лицо было покрыто пятнами - верными признаками увядания свежести кожи. Мальчишкой он искренне не понимал, что заставляло взрослых считать ведьмами здоровых красивых девиц, а не ту самую Гудрун с базара.
- Но, кажется, у нас есть шанс все исправить, - а под "нами" он имел в виду себя.
Первыми Шмид услышал голоса, попросил Делию остаться на месте, а затем двинулся по краю пирамиды, пригибаясь, чтобы его невозможно было заметить.
В тени погрибальницы Хеопса стояло несколько человек с верблюдами. Что они здесь делали, Зигмунду было неизвестно, да и они не поняли, кто опустил на их затылки тяжелую руку. Возможно боги разгневались на путешественников, а, может, и сам Хеопс с того света пожелал им спокойной ночи.
В любом случае, обежда и оружие были раздобыты.
- Прости, было только мужское, - сознался кузнец, протягивая Делии вещи.
Одетые и вооруженные, они ступили в пирамиду.
- Помни, что бы там ни было, позволь мне умереть первому, - Зиг подмигнул, это был такой аккуратный способ сообщить ей обо всем.
В эти слова он вкладывал следующее значение: ты мне нравишься, поэтому твоя жизнь гораздо ценней моей, и пусть я предам память своей любимой до сих пор жены, но все равно скажу это.

+1

8

Мать всегда твердила, что Пейрак был послан ей Богом, а значит, составлял важную часть его, божественного, замысла. Вот только к двадцати годам Пейрак точно знал, кто и как посылает женщинам детей, да и в Бога не верил, как и в его замысел. Он не верил в них тайно, украдкой, позёвывая на молитве и не усердствуя в постах.
Механический прибор с тремя циферблатами заключал в себе куда больше чудес, чем Библия. Вот только воспользовавшись им в этот раз, Пейрак не знал, что исполнить чужой замысел ему так или иначе придётся. И пусть замысел этот не так велик, как божественный, но в жизни Пейрака сыграет решающую роль.

Его внимание привлекли чужие голоса – осторожности ради Пейрак некоторое время прислушивался к ним, затаившись в тени саркофага и вооружившись для верности факелом. Не то чтобы ему хватило смелости кого-то поджечь. Впрочем, с облегчением выдохнул, когда узнал обладателя баса.
Пейрак был слишком умён, чтобы выпрыгивать перед охотником на ведьм из темноты, размахивая факелом. Так недалеко и оказаться в саркофаге, а юноша и без этого успел измазаться в песке, грязи и пыли, которым только предстояло стать вековыми. Поэтому он осторожно позвал:
– Месьё Шмид! Это я, Пейрак!
И только покинув своё укрытие, он понял, что ведьмолов не один, а в сопровождении дамы.
– Оу, миледи, прошу простить меня.
Пейрак огляделся было в поисках чего-то, чем можно было прикрыть наготу, которая ничуть не беспокоила его ровно до сего момента. Но воспитание тут же взяло верх, ведь французский дворянин не смеет ронять лицо, пусть бы оно голое, грязное и в нескольких тысячах лет от родного поместья.
– Позвольте назвать моё скромное имя и надеяться, что получу в ответ ваше. Шевалье де Бриньяк к вашим услугам, – он чинно склонил голову. – Мне, скромному юноше, выпала честь – нет, великое счастье! – принадлежать к числу избранных, способных провидеть незаметное и постигать невероятное.
Незаметное и невероятное, несмотря на всю галантность Пейрака, не спешило провидеться и постигаться.

[ava]http://savepic.su/6144826.jpg[/ava][nick]Peyrac de Brignac[/nick][charinfo]<br><b>Пейрак де Бриньяк, 20 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> проходимец<br><b>Время:</b></b> 1336 год<br>[/charinfo]

+2

9

Делия чувствовала как напрягся Зигмунд. Мда, они где-то просчитались. Это все потому что они, проходимцы и провидцы, не привыкли работать в паре.
Будь она одна ничего бы не было. Собственная нагота ее не смущала, а вот быть обнаженной рядом с мужчиной, который тебе нравился - это было как-то не к месту. К тому же этот мужчина похоже решил взять все их общие просчеты на себя. Делия этого не любила. Она сама решилась на столь опасное путешествие. Она сама не подумала, что может при последнем прыжке оказаться без одежды.
- А как бы ты протащил одежду? - спокойно поинтересовалась Делия. - Ты не можешь знать все.
Попытка заглянуть в глаза охотника увечилась успехом и, еле сдерживая улыбку, молодая женщина подняла руку, коснулась кончиками пальцев подбородка и заставила повернуть голову к ней. Сколько же вселенской вины было в этих красивых глазах. В такие моменты ей хотелось обнять этого сильного мужчину, прижать к груди и сказать, что все будет хорошо, что он не виноват.
О, Делия не знала каковы женщины в его времени, но ей почему то казалось, что они жутко немощные создания, раз мужчины так трясутся над ними. Быть такой было не по душе ей. Она была сильной и, порой, сильный мужчина рядом, старающийся оградить ее от проблем начинал раздражать.
- Вот именно что у "нас", - Делия подчеркнула последнее слово. - Я не позволю тебе отдуваться за нас двоих.
А мысленно лишь качала головой, думая как не во время она завела этот разговор.
В любой другой момент Зигмунд скорее всего бы сбежал, а здесь никуда было бежать. Хотя... он все же умудрился ускользнуть, оставив ее одну в вековом мраке. Обхватив себя руками, жрица прислушивалась к каждому звуку, пока к ней не вернулся Зигмунд с оружием и одеждой. Одежду встряхнули на вытянутых рука, скептически поглядывая на мужчину поверх вонючих тряпок.
- Спасибо... Хоть я и предпочла бы ходить обнаженной.
Но морща носик, Делия все же натянула на себя одежду и поспешила за Зигмундом к пирамиде по дороге затягивая пояс потуже.
- Нет, не позволю, - серьезно ответила жрица. - Если умрешь ты, но меня некому будет защищать, - она давали на его любимые мозоли, - так что даже не надейся на подобный исход.
И закатила глаза. Почему мужчины не могут говорить напрямую? Например, ты мне нравишься и я буду защищать тебя до последней капли крови? Помпезно, но приятней, чем "позволь мне умереть первому" - от этого в голове появляются картинки того что будет после смерти Зигмунда с ней.
Положив руку на эфес изогнутой сабли, она все же шла чуть позади. Она с им поговорит, потом, об этом его поведение, иначе ему грозили бы те самые взгляды, от которых некоторые не добропорядочные жители Помпей прятали глаза и уходили с ее дороги.

Ожидавшая, после появления Зигмунда, ловушку, Делия была немного удивлена, обнаружив перед собой обнаженного юношу, которые очевидно знал кузнеца. Молодой человек был воспитан, о говорил слишком много. Бросив на своего сопровождающего косой взгляд, жрица кивнула:
- Я - Делия. Что вы здесь делаете?

+2

10

- Это точно, - букрнул Зигмунд, даже не думаю о том, что мог сказать что-то не так.
Кузнецу не была свойственна рефлексия в этом отношении, зато была свойственна во всех остальных, чем он постоянно и занимался. "Нужно было отправляться одному, это совершенно ненужный риск, как бы сделать так, чтобы не пришлось комментировать тот раз в Помпеях" - эти и другие мысли витали в его голове, цепляясь одна за другую и совершенно мешая появлению других более продуктивных мыслей о том, куда бы дальше идти и что вообще делать.
Воздух в пирамиде был спертым, в тех местах, где свет факела падал на тонкий слой песка под ногами, принесенный из щелей в строении, можно было увидеть пыль, которая летала в каком-то своем порядке совершенно безмятежно, будто знала, что она часть чего-то огромного и исторически значимого. Самого себя Зигмунд таковым совершенно не считал, что бы там ни говорил Ля Роше. Он просто делал свое дело и делал его хорошо, особенно в те моменты, когда не был отвлечен образами нагой женщины у себя в голове.
Шмид шумно выдохнул в попытке сосредоточиться на миссии, открыл рот, собираясь что-то сказать, и даже выдавил вступительное "Так", но был перебит или спасен (нужное подчеркнуть) Пейраком, который откуда ни возьмись откуда-то взялся.
- Ха-ха, мой друг, как я тебе рад, - огромные руки кузнеца обхватили тело проходимца, живущего на столетие позже.
Речь его была утонченней, а кожа не такой грубой, хоть, по его словам, в столетии позже было множество жизненных трудностей. Делия ответила как-то сдержанно, поэтому пришлось подтвердить статус Пейрака, как доброго человека и отчаянного проходимца, объяснив его запутанные речи.
- Он проходимец из тех же мест, что и я, только сотней лет позже, наш человек, - Зигмунд хлопнул мужчину по плечу, заставив того пошатнуться, и принялся снимать с себя рубаху. - На вот, прикрой своего Бриньяка, - кузнец заговорщицки подмигнул, радуясь, что теперь у них с Делией есть буфер сброса сексуального напряжения.
Пока Пейрак думал, что делать с рубахой, Зигмунд все говорил. За последние несколько месяцев этот день, пожалуй, был по наполненности его голосом самым обширным.
- Что ты здесь делаешь, мой добрый друг Пейрак, ответь?  Мы оба здесь по нужде, один провальщик нуждается в спасении. И вот, что интересно, мы оба получили весть о том, что в пирамиде томится кто-то из нашего времени. Привел тебя сюда праздный интерес или дело?
Шмид ждал, факел горел, свет от пламени мерцал на его загорелом мускулистом германском теле.

+2

11

От каждого хлопка Зигмунда, которыми он показывал своё дружелюбие, съеденная Пейраком на обед куропатка пыталась совершить дерзкий побег. Впрочем, шевалье с честью вынес все выпавшие на его долю объятия, похлопывания и тычки и даже подавил сжатое «ой», когда один из них пришёлся на особо чувствительную часть тела.
Впрочем, все страдания были возмещены сторицей, когда Зигмунд отдал ему свою рубаху. Пейрак тут же принялся натягивать её, обрадованный, что с этой проблемой покончено.
– Я тоже получил! – раздался голос из-под рубахи. Когда лохматая голова появилась из ворота, юноша уточнил: – Весть. Мол, провалился один, не повезло парню – приходи, Пейрак, без тебя никак.
Он оправил рубаху, которая доходила ему ровно до колен, мысленно посетовал на отсутствие пояса и широко улыбнулся сначала Делии, потом Зигмунду.
– Но при зрелом размышлении, взяв в расчёт присутствие всех трёх нас, смею заключить лишь одно. Это ловушка, господа!
Пейрак сказал это слишком радостно – впрочем, приключение, пусть даже и в ловушке, радовало его куда больше, чем грядущий визит епископа в его поместье. Чтобы пропустить общение со святым отцом, он был готов махнуть в прошлое ещё лет на триста.
Тем временем в глубине пирамиды раздался глухой, тяжёлый стук – такой, словно Хеопс лично откинул крышку саркофага и вылез, зевая и потягиваясь. Этот убийственно нежный, умильный грохот пронзил Пейрака насквозь, как раскалённый нож пронзает тонкую кожу запечённого гуся, и он ощутил если не мистический ужас, то нечто очень похожее.
– Вы слышали? В пирамидах водятся летучие мыши? Надеюсь, это летучие мыши. Очень толстые летучие мыши.
Ничто не свете не заставило бы его отправиться в темноту и проверить, но перед мысленным взглядом вдруг предстало лицо епископа, который наверняка заготовил пару душеспасительных проповедей, а на десерт – список невест, которые составят шевалье прекрасную партию. Он бы предпочёл встретить целое облако летучих мышей, а к ним в придачу самого Хеопса, чем жениться. Так что Пейрак повернул к Делии мигом побледневшее лицо, открыл было рот, чтобы что-то сказать – что-то вроде «мы разумные люди, нам не обязательно туда подниматься». А потом вдруг вспомнил, что он-то как раз и не особенно разумен и даже, если верить утверждению некоторых родительниц, его вообще в детстве уронили в камин. Гримаса ужаса сменилась на его лице полубезумной ухмылкой, Пейрак поднял факел и призывно махнул им, воплощая черты одновременно всех французских воителей и своей бабушки, любившей собственноручно сжигать еретиков.
– Вперёд, друзья мои! Там кто-то попал в беду. Или готовит беду для нас. В любом случае, будет невежливо заставлять его ждать!

[ava]http://savepic.su/6144826.jpg[/ava][nick]Peyrac de Brignac[/nick][charinfo]<br><b>Пейрак де Бриньяк, 20 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> проходимец<br><b>Время:</b></b> 1336 год<br>[/charinfo][status]шевалье[/status]

+2

12

Делия была готова глаза закатить от поведения Шмида. Конечно, он рад. Опять его спасли от "бесполезного женского" разговора. Или это она начала превращаться в тех безмозглых девиц, что перед сочетанием со своим супругом бегали по садам храма и глупо хихикали. Нет... До такого она не дойдет.
И вообще они пришли сюда провальца спасать и попали. То что они попали стало понятно после рассказа Пейрака, молодого человека смущенного топчущегося на месте и ойкавшего каждый раз от прикосновений Зигмунда. Делия прекрасно понимала сколько силы в этом мужчине, но с ней он обращался как с хрупкой вещью, способной расколоться от любого не осторожного прикосновения.
Когда же молодому мужчине выдали рубаху, он удивил Делию своим искренним восторгом.
Надо же! Ловушка! И сколько восторга!
И от уже во второй раз Делия закатила глаза.
Как... У нее током то и сравнения не было для восторга Пейрака. Их тут, наверное убить хотят, а он...

Ее спас грохот. Он донесся из глубины пирамиды, оживляя холодные темные стены своей вибрацией, проникая под кожу. Сердце замерло в груди. Что еще могло случиться? Воскресших покойников Делия не боялась, как и летучих мышц. По ее мнению со всем можно было справится приложив достаточно усердия.
- Нет. Мышей здесь нет, - тоном эксперта выдала жрица. - Может только отъевшийся скорпион.
И улыбнулась.
Зря она так. У молодого мужчины вместо лица была какая-та предсмертная маска, а еще она со своими шуточками не в тему. На Зигмунда Делия не смотрела, но крохотный шажок к нему сделала.
- А у него с головой все в порядке? - тихо поинтересовалась она. - В него молния не попадала?
Чуть влажная ладошка сжала эфес изогнутой сабли. Делия не собиралась быть послушной и милой жертвой для... Для того кто гремел в темноте.

[ava]https://deecrowseer.files.wordpress.com/2012/03/sandstimega02.jpg[/ava]

+2

13

Входя в пирамиду, Зигмунд ожидал заглянуть в лицо опасности, встретить неизвестного человека, который заманил сразу двоих проходимцев на один и тот же мед. Однако найти ему  было суждено кое-что гораздо более интересное. Троих проходимцев... И это еще до того, как они продвинулись к центру строения.
Кузнец хмурился, от чего лицо его становилось еще более устрашающим, чем обычно. Он искренне надеялся, что все это возымеет соответствующий эффект на таинственного хозяина убийственного пира. Но пока ничего подобного не происходило. Зато прозвучало заключение о том, что это ловушка, на которое он хмыкнул и покрепче затянул штаны.
А потом случилось это. Глухой звук, похожий на стук, который оживил, казалось бы, мертвые коридоры пирамиды. Он леденил кровь, порождал в сознании ужасные картины, которое воображение подпитывало ежесекундно. Мышцы напрягались, а чувства обострялись, чтобы встретить потенциальную опасность, если не достойно, то хоть готовым.
Зигмунд не поверил своим глазам, когда песок на полу в коридоре поднялся вверх под ногами резвого шевалье де Бриньяка. Он хоть и был хилым по виду, но храбрости его хватило бы на двоих, а уж глупости так на целый отряд.
- Вроде не попадала, но теперь я начал в этом сомневаться, - ответил Шмид на вопрос Делии и двинулся следом за проходимцем, переходя на бег, - смотри в оба и за него тоже.
Звук доносился из глубины пирамиды и наверняка деформировался за то время, пока дошел до них. Но это не беда, ведь он повторился снова, а бонусом к нему стал зловещий скрежет.
Коридоры виляли, один поворот сменял другой, один рисунок другой, Шмид уже даже не старался их запомнить.
- Стой, Пейрак, не гони так, заблудимся, - крикнул Зигмунд, а затем услышал щелчок. - Назад! - он рванул рукав рубахи, которую недавно отдал французу, вместе с человеком в ней.
Оба упали на спину прежде, чем перед ними возник столп огня. Он прошел на уровне головы, затих, а дальше шел следующий и следующий. На сколько кузнец мог видеть, всего их было пять.
Проходимец медленно поменял позицию из лежачей на сидячую, похлопав себя по опаленной бороде, чтобы избежать полноценного возгорания, глубокомысленно посмотрел вперед и, все еще держась за косичку, свисающую с подбородка, произнес:
- Пора брить...
На самом деле, он хотел сказать другое, а именно:
- Пять столпов пламени, между ними разница во времени и слишком маленькое расстояние для взрослого мужчины. Хорошо, что с нами женщина, - он поднялся на ноги, похлопал Бриньяка по плечу, выражая свои искренние соболезнования по поводу возможного сожжения, а затем перевел взгляд на Делию. - Если думаешь, что не справишься или не хочешь рисковать, мы вернемся и поищем другой способ пройти дальше.
А вот насчет этого Зигмунд сильно сомневался, потому что уже не помнил, на каком повороте куда сворачивал.

+2

14

Шевалье де Бриньяк принадлежал к числу людей, которые на пасуют перед трудностями. Да, они перед ними виляют, блефуют, торгуются, ищут обходные пути, лгут, иногда плачут, но никогда - никогда! - не пасуют. Поэтому какой бы страх он ни испытывал сейчас, честь французского дворянина и опыт путешественника во времени, рождённого спустя 13 столетий от Рождества Христова, не позволили ему ударить в грязь лицом.
Вместо лица он ударил более мягкими и менее принятыми для упоминания в высшем обществе частями тела. Когда Зигмунд обрушился на него сзади с неотвратимостью Рока, Пейрак не придумал ничего лучшего, чем отпрянуть и упасть на зад. И очень вовремя, иначе его участь была бы не более счастливой, чем судьба цыплёнка, заблудившегося в замке и свернувшего в сторону кухни как раз в тот момент, когда повар обнаружил, что на ужин решительно нечего подать.
- Ого! - воскликнул Пейрак, наблюдая за языками пламени и временно пересматривая своё отношение к Геенне Огненной.
Человек, пребывающий на должной глубине шока, может вложить в "ого" очень большой смысл.
Увы, родись он несколькими веками позже, когда расхищения гробниц стали прибыльным делом и весёлым времяпрепровождением, шевалье знал бы, что древние цари любили защищать свои усыпальницы от непрошенных гостей огнём, водой, ядами, наточенным железом и отвратительного вида мозаиками. Вряд ли такое знание помогло Бриньяку пережить этот день, но он хотя бы провёл его не таким удивлённым.
Как хорошо, что рядом находился Зигмунд! Кузнец, хоть и принадлежал к низшим сословиям, обладал достаточной смекалкой, чтобы не опускаться ниже, туда, где черви, саваны и скелеты играют в пасьянс. Иными словами, возле Шмида выживать было гораздо проще.
- О, я определённо не справлюсь и, по правде говоря, не рискну доказать... А, вы обращались к мадемуазель Делии, - вовремя осёкся Пейрак и сделал неопределённый взмах рукой, который мог означать как "дамы вперёд", так и "не стоит придавать слишком большого значения моим словам".
Впрочем, лицо выдало его смятение. Пейрак покраснел. Пейрак сильно покраснел. В нём было очень много крови.
Он даже сделал шаг назад, чтобы в полумраке прохода скрыть свою неловкость. Это-то и послужило завязкой дальнейших событий.
Его смущение отошло на задний план, когда в другом конце коридора шевалье заметил мелькнувшую тень. Пока Зигмунд и Делия были заняты смертельно опасным проходом впереди, Пейрак решил самостоятельно проверить, не было ли увиденное миражом, поветрием или любым другим незначительным явлением, одно упоминание о котором в очередной раз поставит его в неловкое положение.

[ava]http://savepic.su/6144826.jpg[/ava][nick]Peyrac de Brignac[/nick][charinfo]<br><b>Пейрак де Бриньяк, 20 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> проходимец<br><b>Время:</b></b> 1336 год<br>[/charinfo][status]шевалье[/status]

+2

15

Когда мужчины рванули вперед, не оставив времени жрице на раздумье или возражение, она уже знала, что что-то пойдет не так. Кто-то говорил, что это с Делией говорят боги, но она точно знала что в далеком будущем это называется интуицией. Вся эта ситуация вызывала у нее желание ухватить мужчин за воротники и вытащить из пирамиды.
Мечты!
Еще какие мечты, когда идешь за спинами своих "защитников", а в следующий момент уже падаешь на каменный пол, пытаясь увернуться от огненного шара.
Делия слишком испугалась, что бы выдать свое состояние хоть одним звуком. Вот почему одной ей никогда не было страшно до этих жутких спазмов в желудке? Но стоило появится кузнецу и она начинала вести себя как кисейная барышня, кажется так называли слабонервных дам.
- Ее давно пора сбрить, - поддакнула Делия, тряхнув головой и меняя позиция из лежачей в стоящую на четвереньки.
Она осторожно выглянула из-за плеча Зигмунда. Пять огненный столпов - прям как из рассказов самого кузнеца. Делия прищурилась, не удержавшись от ядовитого смешка:
- Все-таки ты хочешь меня спалить, да?
Ей не особо вдохновляла идея быть первопроходцем, но Делия не стала возражать. Так было проще: пройти препятствие, заблокировать его и спокойно дождаться мужчин на той стороне - а не петлять по пыльным коридорам пирамиды, напичканными ловушками.
- Я прохожу мимо столпов и ты даешь сбрить это, - она ткнула пальцем на паленную мочалку, в которую превратилась борода Зигмунда, - безобразие.
И не получив согласие от мужчины, принялась стягивать с себя тряпки, способные в любой момент воспламенится, пока не осталась в одной длинной с чужого плеча рубахе. Волосы женщина засунула под материал и разулась.
- Думаешь на той стороне будет какой-нибудь рычаг как в пирамидах Амена?
Переступив босыми ножками на каменном полу, Делия посмотрела на Зигмунда, вздохнула:
- Там твой горе-друг куда-то рванул, - и кивнула мужчине за спину, надеясь что тот отвлечется и она, не чувствуя его взгляда на себе, легко проскочит между пламенными порождениями Плутона и Марса.

Отредактировано Delia (24.12.2015 19:47:36)

+2

16

- Ты же знаешь мою страсть к сжиганию принадлежащих к черному искусству женщин, - он подмигнул.
К счастью, оба знали, что страсть это не распространяется исключительно на слабый пол, да и относится, в основном, к старьевщикам. Но это не мешало ему шутить. Кузнец вообще любил ввернуть забавное словечко, как-то разрядить обстановку, хотя со стороны его потуги больше напоминали проклятья, запугивания и ругань. Впрочем, каждому времени свойственны свои нравы, а Зигмунд был родом из темных безрадостных времен, он сидел в них глубже некуда, многие бы даже сказали, что по самую бороду.
- Договорились. Только не под корень. Не пристало мужчине ходить бритым, как мальчик или священнослужитель, не мое это. И, Делия, - он тронул женщину на локоть, - на противоположной стене знак змеи, которая кусает свой хвост. Он не похож на остальные украшение, попробуй его нажать.
Стараясь не смотреть на в очередной раз лишенную одежды жрицу, Зигмунд отвел взгляд, чтобы проверить, что произошло с Пейраком, но того и след простыл.
- Пейрак! Эй, дружище, где ты? - раскатистый бас пронесся по коридору пирамиды, но так и остался без ответа.
Было жарко из-за пламени, на загорелом теле кузнеца засверкали капли пота, но то был привычных жар, о котором он уже стал забывать в постоянной погоней за ведьмами. Пройдясь до конца коридора, Шмид не нашел Бриньяка и решил вернуться к языкам пламени, где перед ним предстала удивительной красоты картина. Обнаженная женщина танцевала с огнем, подчиняясь особому ритму. На мгновение в его голове помутнилось, мысли стали смешанными и такими далекими, их вытеснил визуальный образ. Но наводнение прошло стоило Делии коснуться пальцами знака уробороса, который оказался будто встроен в стену и сделан из какого-то металла. Пламя исчезло, оставляя за собой лишь запах гари и копоть на стенах.
- Ты молодец, - произнес кузнец, подбирая вещи с пола, стараясь как можно быстрей преодолеть расстояние между до безопасного места. - Пейрака найти не смог, возможно он решил не участвовать и отправился обратно. Нам следует продолжить путь без него. Потом проверим еще раз.
Пока Делия облачалась, Зигмунд оценил все возможные варианты и понял, что они окончательно и бесповоротно заблудились, а в следующую секунду вернулось пламя.
- Вариантов всего четыре: пойти обратно, либо выбрать из этих трех дорог. Буду с тобой честен, я не помню обратной дороги, - в Средневековье мужчины не стыдились признавать тот факт, что заблудились, тогда еще не было навигаторов, на которые можно было сетовать. - Вон тот проход должен вести к саркофагу, посмотри на рисунки, - все и каждый проходимец знали непреложное правило путешественника во времени: «если вы заблудились в пирамиде Хеопса, ключ – в вазе у саркофага». - Воспользуемся ключом, - он кивнул в сторону нужного коридора и бодро зашагал вперед, освещая их путь факелом.

+2

17

Если бы шевалье жил в XXI веке, он, во-первых, не был бы шевалье, а во-вторых, знал бы, какой вопрос нельзя задавать ни в коем случае, входя в комнату древней и, возможно, проклятой пирамиды, где прежде заметил подозрительное движение. Но Пейрак жил в 1336 году от Рождества Христова и ещё не был знаком с голливудскими штампами. Так что слова, произнесённые им в темноте за поворотом, прозвучали так:
– Кто здесь?
Пейрак де Бриньяк был человеком тонкой душевной организации и хрупкого телосложения. Иначе и невозможно объяснить тот факт, что первый же удар, обрушившийся на его бедный затылок, сбил шевалье с ног и отправил в места не столь отдалённые – а именно на пол.
Он выронил факел, и тот покатился в сторону, от чего тени на стенах заплясали в жутком языческом танце поклонения и смерти. Обрывок света выхватил силуэт прямо перед Пейраком. Фигура надвигалась на него с неотвратимостью Рока.
– Кем бы вы ни были, бояться не стоит. Я не причиню вам вреда, – попытался он начать переговоры, не забывая отползать подальше.
Но незнакомец, кем бы он ни был, не боялся. Сколько бы шевалье ни всматривался в его лицо, разглядеть черт не мог. Будто лица не было и вовсе, а его место заняла тьма и пустота.
А потом он заметил в руке у фигуры нож.
– О, нет. Нет-нет-нет-нет. Вы не можете убить меня. Нельзя убивать меня, только не здесь! Вы не понимаете, это закончится плохо, очень плохо… – он уткнулся спиной в стену и огляделся в поисках чего-то тяжелого. Или просто чего-то, чем сможет защититься. Но темнота пирамиды обступила его тысячей теней, и только со стороны неизвестного светил факел.
С грустью, граничащей с безумием, Пейрак подумал: «Я не хочу умирать в темноте».
Первый удар пришелся ему в плечо; защищаясь, он заслонился ладонью, и кинжал пронзил её насквозь. Ещё несколько взмахов – рука убийцы поднималась и опускалась, а Пейрак даже не мог кричать. Весь его мир вдруг сузился до узкой полоски кожи перед собственным лицом и нескольких цифрах, отпечатанных на запястье.
Он видел такое и прежде. Клеймо, как у заключенных и… ведьм.
«Что ж, хорошо, что рядом есть охотник на них», – это мало помогло ему сейчас, когда он и позвать-то на помощь не успел.
А потом он остался один. Пейрак не мог сказать, ушёл убийца или просто растворился во тьме, порождением которой, несомненно, и являлся. Сказать, что шевалье было больно, значит отринуть все представления о человеческих чувствах. Он физически чувствовал, как жизнь покидает его сквозь раны и напитывает эти древние камни, как какое-то божество, кормящееся человеческими жертвоприношениями.
Он тоже стал божеством. Хотя бы на несколько мгновений. Ведь чтобы подползти к факелу, пришлось предпринять нечеловеческие усилия. Ему не хотелось умирать в темноте.
А ещё ему не хотелось умирать неотомщённым.
«Чернила есть, перо – твоя рука; не медли!» – возможно, это была строчка из какого-то подсмотренного представления; по крайней мере, внутренний голос произнёс её с театральным пафосом.
Кровь стекала по распоротой руке, и он осторожно вывел на полу цифры, увиденные на руке убийцы: «64389000. Он пришёл из темноты».
«И всё же такая пирамида слишком велика для одного фараона. Вряд ли Хеопс обидится, что к нему подселили ещё одного мертвеца».
С такой мыслью ушёл из жизни шевалье Пейрак де Бриньяк.
[ava]http://savepic.su/6144826.jpg[/ava][nick]Peyrac de Brignac[/nick][charinfo]<br><b>Пейрак де Бриньяк, 20 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> проходимец<br><b>Время:</b></b> 1336 год<br>[/charinfo][status]шевалье[/status]

+3

18

- Все для тебя, любовь моя, - усмехнулась жрица, не задумываясь о своих словах.
Не то что бы она имела ввиду именно то что сказала, но слова сорвались сами в ответ на веселое замечание кузнеца. Делия прекрасно знала, что он ее не только на костер не потащит, но от этого костра да и от своих ярых коллег спасет.
Страх сжимал сердце все сильнее, ведь не каждый день ей приходилось так опрометчиво рисковать свей жизнью. И словно в насмешку на ее мысли огненные столпы вспыхнули чуть ярче. Зрелище это было завораживающим. Тут ничего нельзя было возразить.
Делия уже настроилась на прыжок в неизвестное, как горячие пальцы прикоснулись к ее локтю. Случись это в толпе и тогда бы она узнала Зигмунда. На губах заиграла улыбка. Так жаль что они жили в разное время.
- Я буду аккуратна с твоей бородой, - опуская кокетливо взгляд, уверила жрица. - Она мне не слишком нравится, но обещаю, без нужды, ее брить.
Делия прищурилась в попытке разобрать ту самую змею, что-то позабывшую на стенах пирамиды, и кивнула. Все-таки Зигмунду подобные интриги были более знакомы, чем ей.
И больше она его не слушала. Скинув с плеч последнюю рубашку, которая прикрывала ее тело от жгучих взглядов, метнулась в огонь. Она никогда не могла себе представить, что диковинные танцы, изученные когда-то в недрах храма, могли ей быть так полезны.
Делия танцевала с огнем. Его горячее дыхание опаляло ее кожу, но не оставляло отметок. Это было невероятно.
Она закрыла глаза, отпуская себя, представляя рядом с собой кузнеца. Представляя, что это его горячее дыхание касается ее щеки и шеи, что это его пылающие загрубевшие от тяжелой работы пальцы скользят по нежной коже.
Сердце стучал в незнакомом ей ритме и под этот ритм двигалось ее тело, то уступая огню место, то покоряя его своей грациозностью, движением бедер, рук, ног...
То что все подошло к концу, Делия поняла лишь когда отдернула руку от знака уробороса. В спину ударил холодок.
Она прошла.
Все закончилось.
И все же жрица не спешила обернуться ни на неожиданную тишину, сменившую урчание огня, ни на глубокий бас, завибрировавший в ее груди сладкими нотками, ни на знакомую еле уловимую поступить кузнеца - ей надо было остыть. Этот танец взбудоражил все ее существо.
Вдох.
Делия облизнула пересохшие губы.
Выдох. Вдох.
Это была иллюзия. Это было наваждение. Это было. Было и прошло.
Так что, одежду у кузнеца взяла уже успокоившаяся жрица с еще пылающими от жара, то ли внутреннего, то ли огненного, щеками. Местами на светлой коже проступали красные пятна, словно не огонь обжигал ее тела, а грубый любовник оставлял свои метки.
И пока она одевалась, внимательно слушала Зигмунда. В принципе, как и всегда, ее мнения особо то и не спрашивали. Привыкший за вех и все отвечать, кузнец лишь пояснял те или иные факты, а под конец так и пошел по выбранному пути. Делии, как женщине любящей покомандовать, эта сторона его характера раздражала, только в подобной ситуации приходилось послушно следовать за более сильным.
К тому же если умирать в западне в это злосчастной пирамиде, то лучше вместе с ним, а не одной.
- Идем, - для вида кивнула Делия, поправляя одежду уже на бегу. Она немного не рассчитала и впечаталась в спину кузнеца, но даже не подумала извиняться или отступать. - Мне как-то не по себе от того что мы бросили этого паренька. И... Зигмунд, твоя борода моя, - ее маленькая ладошка легла на спину кузнеца, словно так они были связаны и если бы что-то случилось с одним - второй бы был рядом. - Не надо было так спешить, - продолжила Делия. - Надо было поговорить с Аменом. Подготовиться. А мы поспешили...

+1

19

В жизни Зигмунда с недавнего времени возникли вопросы, однозначные ответы на которые найти было не так просто. Наверное, у каждого есть своя стратегия поведения в таких случаях. Шмид решил просто игнорировать вопрос, пока он не разрешится сам собой. Так он пропустил невольное или специально высказанное признание Делии мимо ушей, предпочтя сконцентрироваться на чем-то более решимом. Например, на том, как выбраться из пирамиды, в которой они заблудились, найти Пейрака и не умереть от руки неизвестного.
Дорога вела за угол, где в полутьме кузнец почувствовал прикосновение женской руки, проигнорировав его. Да и был ли смысл в других действиях прямо перед смертью?
- Чем бы Амен нам помог? Трое проходимцев зашли в пирамиду, трое оказались в скверном положении. С четвертым произошло бы тоже самое. Вообще не стоило сюда соваться, - но что-то гнало их вперед.
Загадочное послание, словно магнит притянуло людей, которые не смогли в свое время отказаться от путешествий и приключений. Не было лучшего способа заманить их сюда, нежели подкинуть вопрос, ответа на который нет.
Некоторое время они шли молча, следуя рисункам на стенах, пока не достигли места назначения. Коридор как-бы описывал окружность проводя их мимо запечатанных выходов, чтобы привести к центру пирамиды – к саркофагу, который выглядел не так богато, как ожидалось.
- Ключ должен быть там, в вазе, - пока Делия занималась ключом, Зигмунд остановился у саркофага, взгляд его привлекла грубая работа.
Погребальное ложе фараона было грубо отесано, а крышка и вовсе отсутствовала, будто никто и не планировал провести тут вечность. Он не успел высказать мысли вслух, как услышал вздох. Делия была слишком сильной женщиной для того, чтобы вскрикнуть.
У противоположного входа, куда не доставал свет факела, в одиночестве и темноте лежал у стены его друг. Кровье его смешалась с песком, покинув тело вместе с жизнью. Кузнец опустился на колени возле его тела и провел ладонью по бледному лбу:
- Спи, Пейрак, ты сделал это место своей гробницей.
Это плохо, очень плохо. И без того странная усыпальница изменится навсегда, став местом гибели путешественника во времени.
Взгляд Шмида был прикован к стене, где в предсмертной агонии Бриньяк вывел собственной кровью «64389000. Он пришёл из темноты». Зигмунд не знал, что здесь произишло, он не знал, зачем кому-то делать это место аномальным, зато знал, что загадочный организатор всего этого безумия добился своей цели, ему подошел бы любой из них.
- Эти слова мне не понять, наверняка они относятся к будущему, - произнес проходимец, поднимаясь с колен.
Он твердо намеревался выжить сегодня, чтобы последние слова Пейрака не были сказаны напрасно. На карте не был обозначен не один выход из пирамиды, зато было нечто иное, что окончательно убедило их в причастности архитектора к путешесьвиям или времявидению. Внутри была спрятана глубокая шахта, которая помогла им отправиться в свое время.
- Иди первой, - Зигмунд провел рукой по предплечью Делии вместо прощания. – Сообщи, если получишь что-то подобное еще раз, а я попробую разобраться с цифрами.
Оказавшись наедине с тенями пирамиды, Зигмунд вмотрелся в последний раз в темноту ее коридоров.
- Прощай, - произнес он, обращаясь к Пейраку,видно которого уже не было.

Больше 3500 лет недра пирамиды Хеопса никто не тревожил: все входы в нее были усердно замурованы, а саму гробницу, по преданиям египтян, оберегали духи, готовые послать смерть каждому кто попытается проникнуть в нее

+1


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (2530 до н. э.) Утка в пирамиде


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC