Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Что будет » (12.11.1973) Не стреляйте в Элвиса


(12.11.1973) Не стреляйте в Элвиса

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Название: Не стреляйте в Элвиса
Дата, время: начиная с 12 ноября 1973 года
Место: Чикаго, США
Участники: Miles Archer, Dante S370, Mister Say
Краткое описание: Детективу Арчеру остался финальный рывок до пенсии, и меньше всего ему хочется проблем. Но вот он, стоит на набережной поздним вечером, ноябрьский дождь стекает по его шляпе, дым сигары щиплет глаза окружающим - а прямо перед ним лежит труп. Другой детектив решил бы - обычный грабёж: беднягу ударили сзади, вывернули карманы и бросили. Но Арчер знает: что-то здесь нечисто. Кто-то наблюдает за ним издалека - два человека, которые могут быть связаны с преступлением. Старый волк отбрасывает сигару, поднимает воротник плаща и быстрым шагом направляется к фигурам, едва различимым в темноте причала.
Играет мягкий джаз, мостовая влажно блестит, Данте недоумевает.

Где-то на заднем плане

[audio]http://pleer.com/tracks/5699442EOaK[/audio]

0

2

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]

Этот город повидал многое. Грязные улицы, экспансии бандитских группировок, войны между ними, наркотики, проституция, грабежи, вандализм, убийства. Если вы достаточно умны, то не поселитесь в этом городе, а поедете дальше к пригородам запада Штатов. Если же нет, застрянете навсегда в водовороте событий, смены мафиозных властей и случайностей, которые будут влиять на вашу жизнь так, как ни один родительский совет до них. Этот город засосет вас, пережует и выплюнет искалеченным и усталым. Так что бегите пока можете, а я уже слишком стар для этого. Я останусь.
Майлз Арчер нашел себя поздним вечером не в теплой постели, а посреди набережной в дежурной полицейской машине, которая привезла вас к трупу неизвестного. Он будто вернулся к реальности ото сна, в котором должен был прибывать уже по крайней мере час, старики рано ложатся. В машине не было музыки, только рация с непрерывными женскими голосами, которые направляли и помогали полицейским двадцать четыре часа в сутки.
Заднюю дверь открыл офицер в форме, выпуская Арчера вместе со струей дыма от его сигары. Большая часть ее была уже скурена, так что дождь уничтожит только короткий обугленный обрубок, который было не жаль.
Прежде, чем выйти, он затянулся в последний раз, выдыхая неровное кольцо, поднялся на ноги и ступил на мокрую набережную, освещенную мягким светом уличных фонарей. Окурок полетел в сторону мусорного бака у одного из них, но упал, не достигнув назначения, ударился о край урны и рассыпался пеплом по серому мокрому асфальту.
Арчер продолжал идти, оставив эту неудачу позади, как и множество других порядочное количество лет назад.
- Труп неизвестного мужчины, детектив. Белый, рост примерно шесть футов и от двадцати до тридцати дюймов, - говорил офицер, шагая рядом с Майлзом. - Здоровый парень, сэр. Возраст около сорока, документов при нем нет. Нам потребуется время, чтобы установить личность.
Потребовалось ровно десять шагов, чтобы добраться от машины до места преступления. Человек лежал лицом вниз, а в затылке его зияла огромная пулевая рана. Арчер остановился перед лужей крови в районе головы мужчины. Холодный ноябрьский дождь разбавлял ее водой, заставляя разливаться все дальше, а затем направляться к сточным канавам, смешиваясь с городскими стоками, наполненными другими нечистотами и призраками сломанных судеб.
Капли стучали по полям шляпы, стекая вниз, застилая взор детектива. Холод уже пробрался за воротник, напоминая, что это совсем не то место, где ему хотелось сейчас быть.
- Похоже на почерк Сабини, - хриплый голос курильщика был слишком спокойным по сравнению в голосом офицера, это был не первый его труп и даже не двадцатый.
С шумом выдохнув, Арчер сделал шаг вперед, наклонился, макая полу коричневого плаща в лужу, дотронулся до руки мертвеца. Он не касался кожи напрямую, защищая свою перчатками.
- Отпечатки на месте, - заключил детектив, принимая вертикальное положение.
- Значит, это не Сабини. Хорошо бы команда экспертов прибыла быстрей. Да, сэр? - молодой полицейский поежился и улыбнулся, но быстро стер улыбку со своего лица, посмотрев в уставшие глаза Арчера.
Хорошо, что так. Скоро этот город заставит его отказаться от такой роскоши, как улыбка.
- Я слишком стар для этого дерь... - проговорил Майлз одними только губами, отворачиваясь от офицера, приглушая фразу настолько, чтобы к концу она сошла на нет.
В нескольких метрах от них у причала виднелись две фигуры. Арчер прищурился, но света фонарей не было достаточно, чтобы рассмотреть их лица.
- Кто это там?
- Где, сэр?
- Будь здесь, Уилсон, - сказал он и двинулся в сторону неизвестных.
Они могли быть свидетелями или возможными подозреваемыми. В Чикаго возможно все, даже отказ десяти свидетелей от показаний за одну ночь. Детектив застегнул плащ и ускорил шаг, переходя на легкий бег.

+2

3

Дождь шёл не переставая и был единственным, кто приветствовал их в этом городе и этом годе, как бы говоря: добро пожаловать в проблемы. Лучи фонарей причудливо ложились на асфальт, покрывая его узором клавиш фортепиано: череда света и тени, на которой убийцы, воры и подонки играли мелодию Чикаго. Им некуда было спешить, они дожидались вечера – ведь известно, что музыка особенно хороша после заката. Их импровизация, как хороший джаз, пробирала до слёз. А иногда и до смерти. В Чикаго было опасно выходить после десяти, но только тогда можно было услышать его музыку. Только тогда можно было понять его или хотя бы расслышать. Некоторым это стоило кошелька, кому-то жизни. Кто-то пропадал навсегда, и о нём забывали уже на следующий месяц. Но не в этот раз.
Не в этот вечер.
Данте С370 не любил дождь – от него в голове зарождались дурные мысли и перегорали контакты. Но ещё меньше он любил жаловаться, тем более когда рядом находился Мистер Сэй, перед которым показывать слабость – всё равно что в 2430 году покупать дом с выходом на поверхность: непозволительная и опасная для жизни роскошь. Поэтому Данте молча стоял рядом с ним и наблюдал, как полицейские прогуливаются неподалёку, время от времени наклоняясь, чтобы разглядеть не то улику, не то собственное отражение в луже.
Внимание всех, кто в такой ненастный вечер решил выбраться на улицу, оказалось сосредоточено на мёртвом человеке. Даже проходимцев. Особенно проходимцев.
Мёртвому человеку уже не было никакого дела до чего бы то ни было. Его не волновал ни дождь, ни копы, ни даже простуда. Он увидел жизнь такой, какая она есть – а точнее, такой, какой её нет.
Данте (шляпа надвинута на лицо, воротник кожаной куртки поднят туда же) всё-таки исподтишка взглянул на смотрителя. Определить что-то по лицу Сэя было сложно – каменное, оно не выражало ничего, разве что усы казались суровей обычного.
370-ый порылся в своей базе данных, разыскивая этот день – 12 ноября 1973 года, ничуть не хуже всех прочих 12-х ноябрей (разве что не беря в расчёт 12 ноября 2251 года – о, это был отличный день, просто блестящий, особенно для гермафродитов) – так вот, разыскивая день в надежде, что убийство на набережной Чикаго оставило в истории след. Ничего подобного. Видимо, всё последующее время человечество было слишком занято, закачивая в интернет сериалы и фотографии котов.
Данте и Сэй проделали долгий и трудный путь, чтобы попасть сюда. Один перелёт в Америку чего стоит: нет человека – нет билета, нет билета – нет места, вот и стой, Данте, всю дорогу, в хвосте лайнера, нервно дыша в спину бедному янки. Хорошо ещё, что у того был кроссворд. Бедняга, верно, долго ещё будет вспоминать странное чувство, будто кто-то смотрит из-за его плеча. И иногда нашёптывает правильный ответ по горизонтали.
А семидесятые Данте не особенно нравились. Тут странно пахло. Кардамоном и тёмной стороной Луны. К тому же он только недавно вернулся из Флоренции, где пережил не самые лучшие дни своей жизни, воображая, как мозги Вернона будут смотреться со спагетти на его тарелке. Сейчас всего-то и хотелось, что сидеть в собственном времени, в спокойствии и безопасности умирающего от химического отравления города, отражая нападения грабителей, вправляя недостающие клапаны ренегатам и пряча соседа от кредиторов да потрошителей. Но когда Судьба и Сэй стучались в твою дверь, когда Судьба и Сэй говорили тебе следовать за собой, когда Судьба и Сэй…
Словом, вот он, посреди 1973 года, стоит и не задаёт вопросов. А их у Данте было много – например, как темнокожий в такое-то время смог дослужиться до детектива, что он увидел на месте преступления и почему идёт сейчас прямо к ним с Мистером Сэем.
Нет, Данте не ошибся: детектив действительно шёл к ним. Он смотрел на них и даже, кажется, не моргал.
– Мистер Сэй, ты знаешь его? – решил он уточнить прежде, чем пойти на контакт с местным населением. И не добавил очевидного «кажется, он нас видит».
Возможно, Данте до последнего надеялся, что мужчина свернёт в сторону или пристроится к дереву за их спиной, опустошая мочевой пузырь.
Несколько шагов, вот и всё, что осталось. Данте замолчал, только сильнее вжал голову в плечи. И выбрал самый свой недружелюбный взгляд.

+2

4

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]

В детстве Майлзу показалось, что он видел приведение в заброшенном здании на окраине Чикаго. Там и сейчас стоят несколько складских помещений, которыми никто не пользуется, разве что бездомные или смелые юнцы. Жизнь его тогда не была легкой, даже не смотря на то, что Чикаго - достаточно крупный город. Его мать выполняла работу уборщицы, а отец был занят сразу в двух местах, оба предполагали тяжелый физический труд, и лишь Майлз избрал тернистый путь служащего полиции. Черного не воспринимали всерьез, скидывая на него всю грязную работу на улицах города. Понадобилось сорок лет, загубленный брак, спасение жизни капитана и вся смекалка, которая у него была, чтобы пробиться на место детектива. Он был лучшим среди нескольких участков, но получал меньше любого белого. Плевать, ведь Арчер никогда не был гордецом. Упрямцем и хорошим детективом да, но не гордецом.
Тот призрак выглядел как бледный человек, но парил над землей и проходил сквозь стены. Маленький Майлз не рассказал никому о том происшествии, ведь у него были планы на жизнь, а к заброшенным складам больше не приближался. Много странного говорили о том месте, ходили слухи, что там пропал один бездомный, но никаких доказательств не нашлось, а полицейское управление было слишком занято взяточничеством, чтобы обратить на это внимание.
Двое мужчин не особенно прятались. Темнота скрывала их лица, так что издалека нельзя было сказать, известны они детективу или нет.
Что же заставляет их так уверенно оставаться там возле места преступления?
- Эй! – крикнул детектив, привлекая внимание мужчин.
Впрочем, это не требовалось делать, ведь они и так уставились на Арчера, о чем-то разговаривая.
- Полиция, оставайтесь на месте!
Обычно Майлз не употребляет этот прием, чтобы не спугнуть потенциальных свидетелей, но в последнее время участились перестрелки. На улицах полно отморозков, так что лучше предупредить, что ты коп, в 30% это останавливает пулю.
Наконец, Арчер добрался до кустов. Туфли его окончательно размокли и погрузились в грязь, дождь барабанил по полям коричневой шляпы, минуя лицо.
- Детектив полиции Чикаго Арчер, добрый вечер, господа, - Майлз выдавил из себя вежливую улыбку, рассматривая собеседников. – Вы находитесь возле места преступления поздней ночью, - пауза, - под дождем, - чтобы подчеркнуть нелепость этой прогулки. – Позвольте поинтересоваться сообщить цель этой вылазки.
Оба были одеты в черное и походили то ли на байкеров, то ли на рокеров. Интимную встречу Арчер тоже не отметал, но не спешил использовать эту догадку, т.к. прекрасно понимал, как чувствуют себя нежелательные субъекты в нежелательных отношениях.

+1

5

У всех созданий на этой планете есть защитные механизмы, которые помогают уйти от когтей, зубов и желудков врагов. Крапива жалит,  ящерица отбрасывает хвост, каракатица выбрасывает чернила, а у кошек нет ни стыда, ни совести. Что до проходимцев, то их защитной способностью было умение оставаться незаметными для аборигенов прошлого: это избавляло от необходимости отвечать на неудобные вопросы, платить за проживание и умирать мучительной смертью. Маскировка не действовала лишь на прочих созданий времени и людей, которые долго подвергались воздействию временных аномалий. За эти несколько шагов, что разделяли темнокожего детектива и Данте с Мистером Сэем, проходимцам предстояло определить, к какой категории относится коп.
На странице словаря, описывающую дружелюбие, вы не обнаружили бы фотографий Данте и Сэя. Оба высокие, хмурые, во всём чёрном, они всем своим видом демонстрировали нежелание разговаривать. Казалось, даже капли дождя стараются пролетать подальше от них. Ни первое, ни второе не остановило детектива, а явно сделало проходимцев более подозрительными.
– Мы приехали на концерт Элвиса. Большие поклонники, – без намёка на улыбку проговорил Мистер Сэй. Он даже не попытался звучать правдоподобно, что с такими-то усищами вовсе не требуется.
Данте промотал в записи увиденное за этот вечер и заметил, что они проходили мимо афиши концерта Пресли. Король рок-н-ролла выступал в Чикаго 13 ноября, то есть завтра.
Данте понял, что Сэй на него смотрит – видимо, ожидая реплики и от юноши в этом изначально не завязавшемся разговоре.
– «Heartbreak Hotel» изменила мою жизнь. Я научился не стесняться своих слёз. И заселяться в отели, – с каменным лицо подтвердил он.
Данте С-370 не был поклонником рок-н-ролла – он так и сказал Мику Джаггеру, когда последний попытался его поцеловать.
Тем временем смотритель нетерпеливо посмотрел на свой манипулятор и, игнорируя присутствие полицейского, сказал Данте:
– Разберись здесь. Встретимся на базе.
После чего развернулся и зашагал прочь. Данте понятия не имел, о какой базе идёт речь. Он сделал шаг навстречу детективу, загораживая ему дорогу, чтобы не думал следовать за Сэем.
– Мы будем плохими свидетелями, детектив Арчер. Вы единственный, кто нас здесь видит. Спросите у своих коллег.
Данте кивнул в сторону офицеров, окруживших труп. Несколько из них недоумённо поглядывали в сторону говоривших, пока один не крикнул:
– Эй, Арчер, что ты там делаешь? Дуй сюда, надо быстрее заканчивать. Грёбанный дождь будет до утра!
Данте вздёрнул брови – безмолвный способ передать фразу «я же говорил».
Всё было бы гораздо проще, если бы полицейский не видел их. Если бы его рассудок, подобно прочим, отказывался признавать существование проходимцев и заставлял отводить взгляд в сторону. Но что-то с этим Арчером оказалось не так – времявидец или, как и они, проходимец, он смотрел в нужном направлении, и отмахнуться от этого было нельзя.
– Дайте мне взглянуть на тело, детектив. Возможно, я смогу помочь.
Признаться, Данте и самому становилось некомфортно под дождём. Он приподнял шляпу, позволяя Арчеру разглядеть черты своего лица, но не контакты, выступающие из головы.

+1

6

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]

Эти двое были странными. Хотя, если сравнивать их с другими жителями Чикаго, которые по той или иной причине могли оказаться посреди ночи у пирса под дождем, где в нескольких метрах находится труп, то ничего особенно странного в них не было. Мрачность, темная одежда и мелкие противные усики. Вероятно они и понятия никакого не имеют о том, что тут произошло, а просто остановились поглазеть.
Поклонники Элвиса, значит.
Его новые знакомые были, скорее, похожи на поклонников тяжелого рока или сатанинских обрядов, возможно все вместе.
Так случилось, что бывшая жена Майлза Арчера была большой любительницей короля рок-н-ролла, так что Элвис сыграл и в его жизни не последнюю роль, хотя сам Майлз отдавал предпочтение блюзу и имел неплохую коллекцию пластинок в своей квартире.
– Душераздирающе, не правда ли? – детектив поднял голову так, чтобы свет от сравнительно далеко стоящего фонарного столба упал на его изрытое оспинами лицо.
Слегка повернувшись, он кивнул в сторону места преступления так, чтобы не было понятно, о чем именно он говорит – о песне короля или о трупе.
Впрочем, носитель усов не находил ситуацию таковой, он вообще показывал мало эмоциональных реакций, что было довольно странно для человека, который не часто созерцал трупы в своей жизни, да еще и имел музыкальное пристрастие. Поклонники Элвиса были другими. Они носили пышные прически и выглядели более жизнерадостно.
Тем временем внимание детектива привлекли звуки подъезжающей машины, из которой появилась команда коронера. К несчастью это был тот самый Смит, который так яро ненавидел всех людей, отклоняющихся по оттенку кожи от его собственного в любую из сторон.
Майлз обернулся, но не успел никак остановить усатого, тот уже отошел на некоторое расстояние.
- О чем вы говорите? И будьте добры, верните обратно своего друга, мистер...
Призыв Смита пришлос проигнорировать потому, что здесь он получитл более интересный запрос.
Кто хочет осмотреть труп? Фанатик? Безумец? Или тот, кто имеет отношение к произошедшему? Уж скорее последнее.
Позади себя детектив услышал чавканье чьих-то шагов. Это был тот самый офицер, который встретил его, а на деле патрульный Хопс, оказавшийся не в том месте и не в то время, увидевший труп и вызвавший оперативную группу.
- Сэр, вас зовет коронер. Он говорит, что не будет ждать всю ночь.
И наверняка добавляет еще пару слов, которые ты не можешь пересказать.
- Ты не видишь, что я...
- Что, сэр? – Хопс смотрит прямо на поклонника Элвиса, точнее сквозь него, и ничего не видит.
Самое время странности этой ночи выйти на новый уровень.
- Нет, ничего, мне показалось, - это будет не первой странностью в его жизни, не первым призраком, которого видит только он, Майлзу не нужны проблемы, когда до пенсии остается всего два года, но и оставлять ситуацию так он не собирается. – Пошли, - говорит он и призыв этот относится больше к незнакомцу, чем к патрульному.
Команда уже работала над трупом, фотограф фиксировал малейшие детали, коронер осматривал рану, касаясь ее пальцами в одноразовых перчатках. Дождь усиливался и никто не испытывал желания находиться на пирсе дольше положенного, но даже звуки дождя не смогли заглушить щелчок диктофона.
- Предварительные заметки. Смерть наступила примерно два часов назад, точнее смогу сказать после вскрытия. Пулевое ранение, входное отверстие в затылке. Помогите мне, - несколько человек из команды коронера бросились помогать боссу, - мда, - заключил в итоге он, - тут только по отпечаткам.
Вместо лица у трупа была огромная кровавая рана. Хопс прижал ладонь ко рту, ему пришлось отвернуться, чтобы сдержать позыв.
- А вот и выходное отверствие, - спокойно проговорил Майлз, - сынок, попроси тех бойцов принести гильзы, которые ты нашел, - патрульному пригодилось бы занять мысли чем-то другим.
- Арчер, - коронер выпрямился и прищурил свои и без того мелкие глазки, он был из тех, кто гордится своей породой, бережет ее и тщательно заботится о чистоте потомства, - черное пятно на репутации полиции Чикаго. Жаль, что не единственное.
Это не было сказано тихо, Смит не стеснялся своих взглядов. К сожалению, их не стеснялись многие.
- С лучшей раскрываемостью. Вам и терпеть-то всего два года осталось, не скулите, Смит. У нас было два выстрела, судя по гильзам. Один попал в цель, - он указал на труп, - другой... Тут мы можем только предполагать, если и был кровавый след, дождь его давно смыл, - подоспел Хопс с двумя прозрачными пакетами для вещевых доказательств, - мне нужен тип оружия, в идеале личность убитого.
Расположение гильз на местности сейчас обозначали небольшие флажки, между которыми на мокром асфальте лежала своеобразная линейка.
- Подождешь, - сквозь зубы процедил Смит.
Из места преступления выжать больше ничего не удастся, если только его загадочный невидимый знакомый не имел своих методов. В любом случае, так просто Арчер его не отпустит.
- Мы продолжим в участке, - сказал он, глядя на пришельца, - где темло, сухо, есть кофеварка и необходимые бумаги к заполнению.
- Сэр? – Хопс почесал затылок под фуражкой. – Вы хотите, чтобы я поехал с вами?
- Да, Хопс, садитесь за руль. Вы должны заполнить отчет, - Арчер открыл заднюю дверцу, подождав некоторое время совершенно беспричинно, сел в машину. – Сделайте радио громче.
Патрульный завел двигатель и послушно увеличил громкость. Дворники активно работали, убирая воду с лобового стекла, голос в радио произнес «а следующая композиция звучит для полуночников» и салон заполнил мягкий печальный и бархатный блюз.
- Мне нужны ответы, - проговорил Арчер, глядя в окно.
Хопс бросил взгляд в зеркало заднего вида и решил, что усталый детектив говорит сам с собой. Он думал о том, как быстротечна жизнь.

+1

7

Тёмная вода в лужах выглядела густой и маслянистой, как нефть; кровь возле трупа смешалась с дождём. Утром она доберётся до канализации, через неделю окажется в Мичигане (причём озере, а не штате), а через месяц испарится в облако. Так или иначе, священники правы: после смерти люди попадают и под землю, и на небеса.
Данте расстроился, что Сэй бросил его здесь без объяснений. Столько времени Данте путешествует, а смотритель по-прежнему не доверяет ему и относится как к мальчишке. Но ослушаться Данте не мог и делал, как велено. Ему сказали разобраться – этим он и занялся.
Должно быть, со стороны Арчера было странно наблюдать, как Данте осматривает труп, ничуть не стесняясь криминалистов. Он присел на корточки возле перевёрнутого лицом – или тем, что от него осталось – вверх тела. Стреляли крупным калибром, отчего голова походила на разбитый арбуз. Верхняя часть превратилась в кровавое месиво: осколки костей и красно-серый фарш. Данте запустил внутрь руку и, пошарив, вытащил что-то и разглядел на свет.
В испачканных кровью пальцах он сжимал осколок материнской платы с кусочком провода и налипшей на него плотью.
Вытерев руку об одежду мертвеца, Данте продолжил обыск. Ощупал внутренние карманы, а когда Арчер отвлёкся на разговор с коронером, вытащил, быстро прочитал и спрятал лист бумаги, явно вырванный из записной книжки или блокнота.
В машине у него было время обдумать увиденное.
Провальщик вызвал Сэя из будущего, а значит, знал нечто крайне важное. Это раз.
Убийцы могли увидеть его, но сами в кротовинах не бывали. Оставленное погибшим послание было написано на наречии Вестгауза – языке, искусственно созданном в 23-ем столетии. Без перевода станции написанное оставалось для убийц каракулями. Это два.
Погибший, как и Данте, был модом. Это...
От размышлений его оторвал Арчер, далеко не единственный в своём стремлении найти истину.
– Тогда скажите своему человеку свернуть к Рокуэлл-стрит, – Данте надеялся, что верно растолковал буквы "Рклл. Стрт. Чрпц" в записке.
– Его имя – Иона Турпин, но вы не найдёте данных о нём ни в одной базе. Он появился здесь три года назад. Сегодня Турпин пришёл на набережную, чтобы встретиться с нами. Убийцы появились раньше.
А Данте был уверен, что убийц было несколько. И, более того, Иона их знал. А они могли увидеть Турпина и понимали, откуда он. Недаром же они специально размозжили ему голову, чтоб уничтожить жёсткий диск?
– Я не знаю, что именно Турпин хотел рассказать. Но это было важно. И как-то связано с человеком по имени Черепица.
Машина затормозила возле небольшого переулка, в глубине которого горел костер, разведённый в железной бочке. Вокруг него сновали одетые в тряпьё бездомные. На них-то Данте и указал детективу, когда вышел из машины.
В конечном счёте, присутствие человека из этого времени облегчит ему расспросы.

+1

8

Смотреть на то, как невидимый никому, кроме детектива, незнакомец ковыряется в том, что осталось от головы жертвы и не выказывать при этом никаких признаков отвращения, было сложно, но Арчер делал вещи похуже этой. Быть черным копом в Чикаго – означало перекопать целую кучу дерьма. Иногда в прямом смысле слова. Некоторые могли получать от этого удовольствие, но сам Майлз относился к своей работе именно как к работе, поэтому никаких иных параллелей не проводил.
Что-то подсказывало детективу, что пришелец действует осознанно и обладает ценной информацией, которая поможет раскрыть дело. А интуиции верить стоило, она не раз спасала его шкуру и помогала в раскрытии преступлений.
- Хоппс, погоди пересекать перекресток, сверни на Рокуэлл-стрит. Мне нужно кое-что там разузнать.
Патрульный снова посмотрел в зеркало, выдержал паузу, ожидая пояснений, но, т.к. они не последовали, выполнил инструкцию.
- Откуда он мог появиться такой, если данных о нем нет? – задумчиво произнес Арчер.
Водитель решил, что обращаются к нему поддержал разговор.
- Не знаю, сэр, мы пока не выяснили это, отпечатки же еще не сняли.
Наверняка Хоппс подумал о том, что старику пора на пенсию, раз он стал забывать такие очевидные вещи, что ему бы сейчас греть кости в Нью-Мексико, а  не торчать под дождем в Чикаго, но совершенно не предположил, что вопрос был адресован не ему.
Разумней будет попросить патрульного затормозить и продолжить разговор уже вне машины, хоть выходить под дождь совершенно не хотелось.
Завтра я об этом пожалею.
Тупая ноющая боль в коленях была вот уже нескоклько лет его неизменной спутницей во всех делах. Открыв дверцу, детектив ступил на моркую мостовую. Ливень в этой части города уже прекратился, зато слышно было, как вода шумно сливается в сточные каналы, отбирая у крыс и нищих последнее место для ночлега.
- Оставайся в машине, - приказал он водителю и отошел на несколько шагов, не приближаясь, впрочем, к небольшому скоплению бездомных. – Эту информацию вы получили из того, что забрали у трупа? Полагаю, в участке это не пригодится, - Арчер заглянул в листок еще в машине, не распознав в нем ничего, кроме бессмысленных закорючек. – Я надеюсь, что не схожу с ума и вы действительно существуете, - Майлз потер переносицу, прикрыл на секунду глаза, но пришелец не исчез. – Давайте так, мне нужны ответы, а вам, очевидно, нужен я. И я сейчас не еду в участок лишь по одной причине – я уже видел невидимок и смог пройти психологическую экспертизу после этого. Шесть раз, - по одной за каждые десять лет. – Начнем с вашего имени, мое вы уже знаете, а потом вы скажете, откуда, по вашему, прибыл убитый.
Арчер замолчал, чтобы дать незнакомцу время обдумать ответы и произнести их вслух. Он совершенно не желал сейчас вникак в такие экзистенциальные моменты, как «кто этот парень, призрак или результат медицинских экспериментов?», сейчас гораздо важней было понять, кто встретился с Ионой Турпиным на пристани. Остальное второстепенно.
Окончив разговор, они направились к группе людей, которая окружила бочку с горящим мусором плотным кольцом, чтобы сохранить с трудом накопленное тепло.
- Господа, добрый вечер, - Арчер остановился возле пожилого азиата с гнилыми зубами, осматривая присутствующих. – Мне бы очень хотелось поговорить с Черепицей.
Над проулком повисло гробовое молчание. Слышно было, как трещат деревянные щепки в костре и искрится неисправная буква в нионовой вывеске с той стороны улицы, где располагался круглосуточный магизин. А затем азиат засмеялся.
- С чего нам тебе говорить, где он? Ты кто такой вообще?
- Мне вы можете ничего не говорить, но моему другу президенту Джексону также хотелось бы с ним встретиться, - Майлз достал из кармана двадцатидолларовую купюру, он мог обойтись и десяткой, но времени было не так много, - с ним и с тем, кто проведет меня к нему, - из кармана появилась вторая двадцатка, отдаляя перспективу покупки хороших сигар.
По плотному кольцу из бездомных прошел шепот, шорох и какой-то хрип. Кольцо разомкнулось, кто-то просто оттолкнул азиата в сторону, вперед выступил одетый в лохмотья огромный человек, рука его потянулась за деньгами и только тогда стало видно, что кожа покрыта какой-то твердой чешуей, которая была похожа на...
Черепица.
Арчер отдернул руку, в которой сжимал деньги.
- Мистер Черепица, я полагаю, - свет от костра падал на лицо мужчины и оно было таким же, как рука – уродливым и шершавым, - не спешите. Ответьте сначала, встречались ли вы с человеком по имени Иона Турпин, - обычно в таких случая показывают фото, но фотографировать на том пирсе было уже нечего и Майлз просто описал то, как мог выглядеть Иона.
Черепица, впрочем, не спешил с ответом. Он криво усмехнулся.
- И что мне мешает просто отобрать деньги?
Если бы Арчер пугался бездомных, даже таких страшных, он бы давно ушел из полиции, если бы Арчер  пугался странностей, то бросился бы с моста после первой встречи с приведением, если бы детектив пугался трудностей, то не женился бы. Мужчина отодвинул полу плаща, демонстрируя рукоять пистолета и значок.
- За углом стоит полицейская машина с подкреплением. Если не хочешь прокатиться в участок, лучше просто ответить сейчас и получить свои 40 долларов.
На эту сумму в некоторых штатах можно было купить очень старую машину без коробки передач. Он выбрал деньги, все выбирают.
[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]

+1

9

Стоило отдать должное невозмутимости, с которой старый коп воспринимал происходящее. Как правило, люди на его месте реагировали иначе. В ход шли кулаки, голосовые связки и упорный отказ верить в происходящее.
Данте даже захотелось проверить по своей базе, нет ли упоминаний о детективе Арчере из Чикаго. Это желание он поборол. Спойлеры.
Воспользовавшись присутствием второго полицейского, Данте проигнорировал вопрос о том, откуда появился Иона и почему его имя нигде не упоминается. Он ещё не определился, готов ли сказать Арчеру те три заветных слова, что мечтает услышать любой поклонник «Доктора Кто». Пришелец из будущего. Внутри она больше. Пойдём со мной. Словом, было из чего выбрать.
А за окном едущей машины Чикаго натягивал на себя полуночный плащ. Дождь кончился, и город блестел от капель и плохих предчувствий. Ливень смысл с улиц добропорядочных граждан, и теперь освободившееся место спешили занять негодяи, беспризорники и падшие женщины. Это был отдельный мир, с собственными традициями и законами, и вот в него-то Данте и нужно было попасть.
Рокуэлл-стрит оказалась ночлежкой бездомных. Но не следовало обольщаться насчёт их безобидности – людям, у которых ничего нет, и терять нечего.
– Я существую, – спокойно, почти равнодушно подтвердил Данте, шагая по левую руку от Арчера.
Ему не впервые приходилось убеждать кого-то в своей реальности.
Данте взглянул на своего спутника лишь один раз – при упоминании о невидимках, которых некогда видел темнокожий полицейский.
Лемуры, возможно? – если это не первый контакт Арчера с созданиями времени, неудивительно, что он так быстро приметил Мистера Сэйя и Данте.
– Вы хотите знать, можно ли мне доверять. Справедливо, – он поправил шляпу, сильнее надвинув её на лоб, будто таким жестом мог скрыть не только своё уродство, но и свою личность. – Меня зовут Данте. Иона Турпин оказался в Чикаго три года назад. До этого он жил в Шанхае. И в 25-м веке.
На этом месте они остановились и повернулись лицом друг к другу. Дантово не выражало ничего, словно он только что подтвердил прошедший дождь, а не возможность путешествовать сквозь время.
Впрочем, Турпин не столько путешествовал во времени, сколько проваливался через него. Да и то единожды, впоследствии отказавшись возвращаться в родной Шанхай. Его можно было понять – жизнь на поверхности захватывает, и мир до катастрофы может предложить много хорошего. Для начала, атмосферу.
Данте взглянул Арчеру в глаза, пытаясь понять, что испытывает этот человек. Боится ли он? Не верит? Или услышанное – лишь подтверждение мыслей, которые зародились давно, но так долго были подавлены?
– Турпин был для окружающих таким же невидимкой, как я. Немногие люди способны видеть пришедших из будущего. Если во время поисков мы встретим такого человека, считайте это сигналом тревоги.
Ведь чтобы убить Иону, нужно было его заметить.
Видимо, этого для Арчера оказалось более чем достаточно – он не стал задавать новых вопросов, и наконец они приблизились к толпе бродяг. Они не заметили появления Данте, а вот Арчеру уделили всё своё внимание. При появлении темнокожего полицейского компания заметно оживилась. По ней будто бы прошла волна – все лица повернулись к пришедшему.
Пока Арчер разговаривал с бездомными на языке истории, Данте осмотрелся, пытаясь зацепить хотя бы один взгляд, хотя бы один признак узнавания. Напрасные старания. Вряд ли Турпин носил имя своего убийцы в плаще.
А потом толпа в буквальном смысле распахнулась, и из её воняющего, ощеренного монтировками и заточками чрева появился человек.
Первое, что в нём бросалось в глаза, – всё. Данте подошёл к нему вплотную и заглянул в лицо, едва не отшатнувшись, ведь оного и не было. Оно напоминало кусок камня, в котором открывались и закрывались глаза – уродство, не свойственное людям 20-го века. Данте попытался найти болезнь, вызывающую такие ужасные симптомы, но за всю известную историю медицины не было упоминаний о человеке, чья кожа стала черепицей.
Если не считать комиксов о «Фантастической четвёрке». Но что-то подсказывало Данте, что человек перед ним если и бывал в космосе, то только внутривенно.
Пока они торговались, Данте бессовестно засунул руку в карман Черепицы (он очень надеялся, что это карман, а не обычная дыра, ведущая в места, над которыми не светит солнце). Среди обычной для таких личностей мелочи – колода карт, перочинный нож, кошачий хвост и пакетик с белыми кристаллами – обнаружилась засаленная, вдвое сложенная бумага. Она была настолько потёрта, что Данте не сразу догадался, что это снимок. Развернул.
Тем временем Джексон и его брат-близнец (на самом деле у Джексона действительно был близнец, его злобный двойник, который объявился в самый неподходящий момент и едва не оставил Флориду в руках испанцев) перешли в покрытую коростой руку.
– Иона Турпин, говоришь, – с максимально наигранной задумчивостью повторил Черепица. Он бы ещё затылок почесал – Данте так и представил, какой звук при этом будет. – Нет, не слышал о таком. Но спасибо за баксы.
Среди бродяг раздались смешки. Да и сам Черепица мог улыбаться – Данте было не видно из-за его спины. Впрочем, это не означало, что бродяга солгал.
Данте нахмурился, а потом спокойно сказал детективу:
– Спросите его, почему герой страны в разгар войны бросает службу, жену и дочерей и скрывается в подворотнях.
Данте перевернул снимок, чтобы Арчер мог увидеть. На фото улыбающийся морпех с медалью, явно только что приколотой к груди, приобнимал двух девочек. Другая его рука лежала на плече женщины с причёской Мэрилин Монро. И никаких наростов.

+1

10

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]
Арчер в своей жизни был уверен не во многих вещах, но одно он знал наверняка – иногда нужно просто позволить ситуации плыть по течению. Сейчас это течение напоминало безумные фонтаны из ликеров различных вкусов, но были в нем и выгодные стороны, а именно – движение. Дело двигалось, а любой хороший детектив знает, что именно это и есть залог хорошей раскрываемости.
Поэтому он решил позволить Данте, а именно так звали его нового знакомого, делать то, что он делал, и не стал задавать лишних вопросов. Пока.
Само по себе существование возможности путешествовать во времени объясняло удивительно много вещей во вселенной и могло бы открыть куда больше загадок. Для начала теперь стало понятно много из того, что  говорили призраки. Появление этих двоих у пирса и факт их невидимости теперь тоже можно было объяснить. Настораживало только то, что сам Арчер входил в категорию людей, которых нужно было опасаться. Что с ним было не так? Кем он был? Арчер не был поклонником экзистенциальных копаний, он верил, что каждый в какой-то момент окажется в том месте, в котором должен оказаться, и будет обладать теми качествами, которых требует ситуация, пусть даже такая странная.
Ответ на этот вопрос он получит позже. А пока нужно было допросить свидетеля.
Майлз молча смотрел на бродягу, кожа которого выглядела так, будто одним из его родителей была крыша дома, ожидая того, что скажет или сделает его невольный напарник. А, когда дождался, приподнял бровь и заговорил.
- Пожалуйста. Вы же передадите их жене и дочерям? Или их вы бросили также, как и службу в разгар войны?
Черепица не сразу отреагировал, он был слишком поглащен наглостью детектива и самим фактом наличия такой информации у последнего.
- Да, я знаю, - произнес Майлз спокойно, чтобы подтолкнуть бродягу к реакции, пусть это было и не совсем так.
Ищущий да обрящет. Реакция не заставила себя ждать. Черепица поспешно сунул деньги в карман, а затем сделал мощный шаг вперед, схватил детектива за ворот и прижал к ближайшей стене. В том месте, где его кожа чирканула по бетону, можно было увидеть внушительную зарапину и ни единой капли крови.
- Ты ничего не знаешь, черномазый! – завопил бродяга в лицо Майлзу, чем спровоцировал немедленную реакцию полицейского. – Тебя там не было, ты бы точно наложил в штаны. Никто не возвращается оттуда прежним! Никто!
Цепкие пальцы детектива уже взвели курок и Черепица смог услышать щелчок в перерывах между отрывистыми криками.
- Не надо, парень, - проговорил Арчер, кивнув вниз на собственное табельное оружие.
Но Черепице не нужно было угрожать, он отступил бы и сам, окутанный жуткими воспоминаниями. У каждого свои кошмары, даже у такого страшного человека, как этот.
- Они обещали вызволить тебя из Ада? Обещали забрать домой? В обмен на что? – взгляд Майлза скользнул поверх плеча Черепицы и остановился на лице Данте, которое было частично скрыто полами шляпы.
Знал ли он о том, что произошло с этим человеком? Виноваты ли в этом пришельцы из будущего?
- В обмен на еще больший кошмар. Им нужны были солдаты сильнее и быстрее, но получились только уроды.
Несколько человек, которые до этого момента радостно подбыдривали Черепицу, жались под стенкой, ища удобного момента, чтобы удалиться. Сам человек с необычной кожей притих и, кажется, всхлипывал, понять было трудно.

+1

11

Данте дёрнулся следом за Черепицей, готовый вмешаться, если ситуация выйдет из-под контроля. Но детектив справился и без его помощи. 370-му оставалось лишь следить, чтобы прочие бездомные не решили расправиться с чужаком, а те не спешили – слишком уж запуганной братией оказались.
Зато теперь они знали, что идут по верному следу. Данте не без злорадства подумал, что не стоило Мистеру Сэю бросать его за ненадобностью.
– Нужны названия. Имена. Адреса.
Черепица, словно услышав Данте, и сам заговорил более конкретно:
– Нам вкалывали эту жёлтую сыворотку. Лекарство, которое должно было нас изменить. Сделать лучше. Опаснее. Превратить в идеальных солдат. Вместо этого… – Черепица усмехнулся настолько горько, насколько способен кусок камня.
– Считаете меня монстром? Видели бы вы остальных. Я думал, ад во Вьетнаме. Но он здесь, – Черепица похлопал себя по груди, после чего указал в сторону: – И там.
Данте поймал себя на мысли, что ему жаль этого человека, каким бы страшным он ни выглядел.
Жалость – самый бесполезный предмет на свете. Она – обратная сторона злорадства, да будет тебе известно, – бесстрастно парировал внутренний голос.
Что же, за желание быть лучше остальных людей всем приходится платить. Никто не может продвинуться по эволюционной лестнице, не претерпев болезненных изменений. Желание быть сильнее, быстрее или умнее своих современников нередко оборачивается сопутствующим ущербом: будь то камень вместо кожи или железо вместо головы.
И всё же там, под дождём, была самая странная сцена убийства, которую Данте видел за всю свою карьеру путешественника во времени. Поняв, что погибший был модом, Данте догадался – здесь есть нечто большее, чем просто мёртвое тело.
Его не отпускало предчувствие надвигающейся катастрофы.
Сумерки, сопутствующие дождю, сменились ночными, и город становился всё более опасным. Данте знал, что в эти времена в Чикаго полицейский значок скорее мишень, чем знак остановиться.
– Нас держали в каких-то лабораториях. Там повсюду был этот символ – крылья и слово «Юникс». Эксперименты шли не особенно удачно и программу собирались свернуть. Однажды ночью сработала тревога и включились сирены. Похоже, случилось что-то серьёзное, потому что все охранники ушли с постов. Дверь в мою камеру оказалась открытой, и я сбежал. Помню, как оказался в лесу и долго шёл до города. Я хотел вернуться домой, но меня там искали бы в первую очередь. Да и кому я нужен… такой. Так что нет, легавый, я не бросал свою жену и дочерей. Я защищаю их, как защищал эту страну.
Черепица выпрямился, всем своим видом показывая, что сеанс откровений закончился – по крайней мере, за 40 долларов. Данте сомневался, что им удастся получить от него ещё какую-то важную информацию. Вместе с тем название компании – «Юникс» – вызвало у него ощущение дежавю. Либо он уже сталкивался с этим словом, либо где-то поблизости время дало сбой.

+1

12

Работая многие годы на улице, видя тяжелые судьбы людей, учишься закрываться. Иначе все чувства, которые, по идее, должен испытывать нормальный человек, польются через край. Только однажды утром ты просыпаешься и понимаешь, что ты не нормальный человек. Ты детектив полиции, у которого есть цель. И тогда приходит страх. А вдруг ты больше не почувствуешь того, что должен бы?
Арчеру было жаль этого человека, судьбу хуже представить было сложно. Но теперь ему представился шанс узнать, что происходит в городе на самом деле, а, может, и связать это с убийством.
Когда рассказ Черепицы был окончен, Майлз кивнул ему, давая понять, что благодарен, но горевать вместе с ним намерения не имеет. Нужно было действовать дальше и, кажется, он знал, с чего начать. К сожалению, название и символ ему ничего не говорили, а вот местность была знакома. Если этот парень говорил о том, о чем детектив подумал, ему придется вернуться на место, где он побывал много лет назад еще ребенком, и столкнуться с призраками прошлого. При чем под «призраками» он имел в виду совершенно конкретных существ, о которых не говорил никому, кроме Данте, как странно это ни звучало бы.
Не дожидаясь своего невольного спутника, детектив отправился к машине, но у самого поворота остановился, решив, что поговорить лучше будет вне салона.
- Я знаю, где может быть это место.
Чикаго быть устроен как социальная спираль. Чем положение в обществе лучше, счет в банке больше, а цвет кожи белее, тем ближе к центру ты живешь. Остальные ютились у окраин, тратя невероятное количество времени на то, чтобы добраться до своей низкооплачиваемой тяжелой работы. В одной из таких семей жил и Майлз. Буквально в нескольких кварталах город уже заканчивался, а дальше шел лес, в плотной чаще которого он с друзями нашел заброшенные здания. Когда-то здесь была подпольная пекарня, маскировка для однойго из бутлегерских складов. Отправившись как-то после школы туда на велосипедах, ребята пообещали Майлзу несколько конфет за то, что тот зайдет в страшный склад один и пробудет там не меньше пяти минут.
- Оно находится в лесу за самой окраиной города. Сейчас туда суются либо сумасшедшие, либо мертвецы. Так что вдвоем нам там делать нечего, - Майлз посмотрел на Хоппса, который сидел за рулем полицейской машины. – Разве что втроем, но патрульного придется  вовлечь, - а ему придется это как-то объяснять в участке. – Но у меня есть идея. Этот эффект невидимости. Как долго он продлится? Или он постоянен?
Арчер изложил Данте свой план, согласно которому они не будут соваться в пекло, а проведут разведку, и уж потом, если найдется что-то незаконное, вызовут подкрепление, ссылаясь на информацию от уличного стукача. Таких не нужно было регистрировать и никто не сможет проверить слова детектива.
[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]

+1

13

В жизни путешественника во времени всегда есть место совпадениям и случайностям. Вообще-то, жизнь путешественника во времени целиком и полностью состоит из совпадений и случайностей. Вещи и события гораздо сильнее связаны во времени и пространстве, чем способен понять человеческий мозг. Так что в некоторых случаях и пытаться не стоит.
Почему на место гибели Ионы Турпина прибыл именно Майлз Арчер – едва ли не единственный детектив в Чикаго, способный воспринимать время? Уж не для того ли, чтобы в нужный момент произнести слова «Я знаю, где может быть это место»? В таких случаях проходимцы любят приговаривать, что пути кротовы неисповедимы. В таких случаях Данте поджимает губы и упрямо следует тем самым неисповедимым путём.
Ну конечно. Лес и окраина. Все самые подозрительные места находятся именно там. Почему никто, кроме комиксов Marvel, не строит адскую лабораторию в центре города? – мысленно отметил Данте, но сказал совсем иное.
– Меня никто не заметит. На этот счёт можете быть спокойны.
Он надеялся, что расследование Мистера Сэя продвигается такими же быстрыми темпами, так что в итоге они снова встретятся. Не мог же смотритель просто бросить Данте, как балласт!
370-й с сомнением посмотрел на патрульного. Молодой парень, его ровесник. Данте не хотелось брать на себя ответственность за него.
– Отпустите мальчишку, он нам не нужен. Лучше отправьте его в участок, пусть поищет что-нибудь в архивах про компанию «Юникс».
Так за рулём оказался Арчер, а сам Данте – на пассажирском сидении справа от него. И у проходимца было время поразмышлять.
Куда ты втянул нас, Иона? Секретные эксперименты, опыты на военных – это уже не старые-добрые гангстерские разборки, а нечто гораздо серьёзнее.
Ему бы хотелось, чтобы всё было как раньше: преступники оставались в тени, проворачивая дела в доках и подвалах, и обычное, ничем не примечательное насилие оставалось на своём месте и в своём времени. Жадность и нежелание делиться властью, бытовой садизм, невежество, ревность и зависть – такие простые чувства и такое банальное зло. Ему так просто противостоять. Но то, что Данте услышал в подворотне несколько минут назад, заставило его вздрогнуть. Данте предчувствовал встречу с чем-то, что было куда больше его самого, куда больше детектива Арчера и Мистера Сэя, даже всех их вместе взятых.
На него надвигалась катастрофа.
– Откуда вы узнали про это место, детектив? – вопрос прозвучал тем же спокойным тоном, каким Данте прежде отдавал указания.

+1

14

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]
Данте был прав и Хоппса лучше было не втягивать в это расследование. Для патрульного своих лет он и так оказался слишком близко к центру событий, которые грозили испортить его репутацию в отделении навсегда. Когда ты стар и до пенсии остается всего ничего, бояться уже нечего потому, что терять нечего. О почетном уходе Арчер никогда не мечтал, ведь для такого, как он, почетным было просто служение в полиции, да еще и на такой высокой должности. В наше время черным не устраивают прощальных вечеринок, по ним не льют слезы, их предпочитают просто не замечать. Один или два раза к нему приходили парни из других участков, которые находились по бремени рождения в такой же плачевной ситуации, как и он сам, просили совета. Но, единственное, что советовал им Майлз, было "если ищешь легких путей, уходи из полиции, займись спортом, сынок", некоторые из них так и делали.
Оказавшись за рулем, Арчер размышлял о том, что мог знать убитый и как он был связан с той лабораторией. Ничего подобного детективу за годы работы еще не встречалось. Банды, неверные супруги, дележка имущества, но ничего, что касалось бы превращения бывших военных в супероружие, тут попахивало фантастикой о будущем, которое еще не наступило. По крайней мере не для него.
Повернув налево, Арчер отметил, что отдаляется от той части города, в которой исправно работали фонари, а затем услышал вопрос Данте. Интересно, в будущем все такие безэмоциональные? Или это касается только детективов? Именно таким виделся этот странный человек ему, молодым детективом, на плечи которого легло слишком много и не в одном лишь времени.
- Не знаю, как обстоят дела с расовым вопросом в будущем, мне остается только надеяться на лучшее для своих сослуживцев и племянников, - Арчер не знал, что о нем известно Данте, возможно о детективе не осталось никакой значительной информации в истории и его жизнь была забыта. - Но во времена моего детства такие, как мы, могли доказать свое право на существование в районе только приняв вызов. Дурацкая детская игра, жестокие условности мира расовой нетерпимости. Я должен был провести некоторое время в заброшенном здании в лесу, - которое было наполнено кровавой историей и призраками. - Конечно, тогда никакого "Юникса" там не было, зато было нечто другое. Некто другой.
На некоторое время Майл замолчал, думая, стоит ли ему продолжать. Но рассказать кому-то за долгие годы было приятно.
- Тогда я впервые увидел призрака. Он не осознавал себя таковым, считал, что живет, но не помнит, как его зовут и сколько ему лет. Он разговаривал со мной также, как вы сейчас и казался живым, но только бледным. У детей сердце еще достаточно большое, чтобы захотеть помочь, я дотронулся до него, но рука прошла сквозь тело и тогда пришел страх, - Арчер улыбнулся, сейчас те события казались ему пустяковыми, ведь в своей жизни он повидал вещи страшнее, - я убежал и спрятался за небольшой дверкой, просидел там какое-то время в темноте, а потом почувствовал ветер и запах зелени. Оказалось, там был проход под самим складом, который вел к обратной стороне здания. Конечно, никого из моих мучителей там не было, испытание считалось проваленным, а мне крепко влетело от матери за то, что не впустил сестру после школы в дом. Честно говоря, я никому этого не рассказывал, - этого и не требовалось, - но сегодня мои детские приключения смогут нам пригодиться.
Машина съехала с основной дороги на проселочную. Арчер выключил фары, решив двигаться дальше секретно. Спустя некоторое время они остановились на опушке. Если ему не изменяет память, впереди за деревьями и был тот туннель.
- Проверим, заделан ли проход?

+1

15

У каждого времени были свои изгои, отщепенцы и неприкасаемые. Когда Данте задумывался об этом, он неизменно приходил к мысли, что людям просто необходимо кого-нибудь ненавидеть. Будь то человек меньшего достатка, другого цвета кожи и с другим устройством мозга. Да, образ мысли становился предметом ненависти задолго до изобретения модификации мозга.
Он никак не прокомментировал историю Арчера, через которую красной лентой проходил «расовый вопрос». Не стал говорить, что всего через 36 лет в овальный кабинет на правах хозяина войдёт темнокожий (как не говорил американкам, что ещё через восемь лет у страны будет не первая леди, а первый мистер). Куда важнее было разобраться с убийством Турпина, чем приободрять павших духом.
Тем более что Арчер никуда падать не собирался.
– Проверим.
Место было заброшенным. Это стало ясно с первого взгляда на ограждение, колючая проволока которого кое-где прорвалась, и на пустые, мутные окна верхних этажей здания. Некогда охраняемый объект теперь стоял мрачным и молчаливым.
– Черепица был прав, и программу действительно свернули. Но они могли оставить охрану.
Следуя по пути, указанном детективом, они прошли внутрь тёмного тоннеля. Что-то хрустнуло под ногой Данте, и он поднял прямоугольный предмет. Когда они оказались в полумраке заводского помещения, Данте с трудом удалось понять, что в руке он держит табличку, на которой изображена эмблема с расправленными крыльями и надписью «Юникс». В глубине души он знал, что скоро разгадает загадку этого слова. И это разобьёт ему сердце.
Данте прихватил с собой фонарь, который сейчас пришёлся как нельзя кстати. Бледный луч выхватил из темноты узкий коридор с окрашенными в зелёный стенами. В конце была дверь, за которой оказался большой зал. Стоило немного осмотреться, чтобы понять: некогда здесь находилось массивное оборудование, которое теперь сняли. Остался лишь огромный бак и пустой «бассейн» возле него.
Им понадобился час, чтобы скрупулёзно исследовать здание. Детектив и Данте двигались осторожно, стараясь не издавать лишних звуков. Все увиденное подтверждало рассказ Черепицы, разве что бедолага не видел картины целиком: это были не просто лаборатории, а целый полигон для испытаний. Что бы испытуемым не кололи, производили его здесь. Данте и Арчер нашли ряд камер, мало отличавшихся от тюремных – разве что внутри были цепи. А потом добрались до двери с надписью: «Не входить! Химическая опасность».
Переглянувшись, они, не сговариваясь, толкнули дверь.
Свет от фонаря прошёлся по сдвинутым или перевёрнутым столам по бокам широкого и вытянутого в прямоугольник помещения. Огромный, явно несгораемый, шкаф в углу был опрокинут и выпотрошен. Пол под ногами был покрыт стеклом, которое озвучивало каждый шаг незваных гостей. Беспорядок этого помещения явственно свидетельствовал о трагедии.
Данте остановился и, не отдавая себе в том отчета, выставил свободную руку в сторону, преграждая путь и Арчеру. Стена перед ними была залита кровью. Не забрызгана, не испачкана – именно залита, словно кто-то взял целое ведро и, не жалея, выплеснул всё. В этом месте стена была покрыта трещинами, в некоторых местах отвалились целые куски – Данте не хотелось бы встретить человека, устроившего такой погром.
– Жуткое зрелище, правда? – раздался сбоку звонкий голос.
Создание, обратившееся к ним, сидело, скрестив ноги по-турецки и как будто медитируя. Поза была расслабленной и совсем обычной, разве что существо парило в метре над землёй. Это была женщина. В её бесцветных всклокоченных волосах виднелся венок из засушенных цветов, ветхое и многократно заштопанное платье казалось прозрачным, однако на лице было безмятежное и спокойное выражение. Данте немного успокоился. Никаких призраков. Просто лемур.
– Очень, – признал он. – Вот бы нам найти кого-то, кто видел его своими глазами.
Из общения с лемурами Данте знал, что их зловредность превосходит только их любопытство. И если именно этого лемура встретил юный Арчер, то она могла быть здесь и во времена Юникса.
– Насчёт своих не знаю – может, я их тогда одолжила.
Лемур приоткрыла один глаз и взглянул сначала на Данте, потом на детектива. Причём вид последнего заставил её глядеть в оба.
– Ой, а я тебя знаю! – она вскочила на пол и резво подбежала к нему. Лемур обошла вокруг детектива, вглядываясь в него с непосредственностью и любопытством ребёнка, оказавшегося в зоопарке. – Я когда-то тебя уже видела. Только у тебя волосы были веселее. И на лице меньше этих… штук.
Не в состоянии подобрать нужное слово, она вытянула кожу на собственной щеке и сложила её вдвое.

+1

16

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]
Весь этот поход очень напоминал Майлзу былые годы уже бесследно ушедшего детства. В отличие от Данте он не стремился быть первопроходцем, шел осторожно и медленно, держа табельное оружие наготове. Впрочем, здание казалось заброшенным. Тут явно что-то было после бурных времен его детства, но никаких записей они не нашли, так что история могла так и остаться историей, если бы не одно обстоятельство.
В помещении, на вхоже в которое висел воспрещающий вход знак, был найден кто-то живой. Точнее Арчер не был уверен, что можно было применить этот термин к парящей над землей прозрачной девушке. Хотя его спутник, казалось, был совершенно спокоен. Наверное, в будущем такое на каждом углу можно увидеть.
- Что? - одними губами произнес детектив и попятился назад к стене, но призрак его настиг, болтая без умолку.
Множество бессонных ночей в страхе было проведено после той встречи. Как он не тронулся? Вот это была настоящая загадка. А теперь эта дама стояла перед ним такая же, как и в его воспоминаниях, один в один. В тишине оставленного хозяевами здания послушался щелчок взведенного курка. Впрочем, это никак не напугало призрака.
- Морщин? - уточнил Арчер, в его голосе было столько иронии, сколько седых волос на голове.
Ее ребяческий тон успокаивал, расслаблял. Ребенком он не обратил внимание на детали, а вот сейчас заметил, что девушка была совсем юной, практически ребенком. Такой могла бы быть сейчас его собственная дочь.
- Мы встречались много лет назад на этом самом месте, я был совсем мальчишкой, а ты ни капельки не изменилась. Меня зовут Детектив Арчер. Майлз, если угодно.
- Майлз, - мечтательно произнесла девушка. - А я Миранда.
Призрак отлетел в сторону и закружился в танце, а затем надул нижнюю губу, обиженно интересуясь:
- Ты тогда так быстро убежал, а потом не приходил больше. Мне было тааак скучно, но потом тут появились те парни со своим орлом и чанами с какой-то гадостью. Наблюдать за ними было любопытно до тех пор пока не начались эксперименты. Здесь несколько все кричали и кричали, а я не могла им никак помочь, они-то меня и не видели, - Миранда замолчала, перевела взгляд на Данте. -  А вы что тут делаете?
Арчеру же слушал и жалел о том, что тогда поступил так малодушно. Будь он хоть чуточку храбрей, мог бы скрасить дни этой бедняжки. Одиночество сводит с ума, особенно тогда, когда у тебя целая вечность.
- Послушай, дочка, мы те, кто хочет помочь жертвам эксперимента и наказать виновных. Я детектив полиции Чикаго, а это Данте, он из будущего, - какую должность именно его новый знакомый занимал в своем времени, Майлз решил не предполагать. - Что ты еще видела? Названия, имена? Хоть что-то?
- Ммм, - Миранда, подняла глаза к потолку, наморщила лоб, - что-то припоминаю. Кажется проект назывался "Джузеппе", может, какой-то итальянец придумал.

+1

17

Данте привык к тому, что лемуры выбирают себе в имена слова, мало походящие на приличные – взять хотя бы Рухлядь. Впрочем, Миранда была не совсем обычным лемуром. Из сказанного ею следовало, что она на протяжении нескольких десятков лет не покидала это место. Как грустно для неё – и очень полезно для Данте с Арчером.
– Джузеппе? – знакомое имя больно резануло слух и сразу привело на ум флорентийского мальчика, а также голод до человеческой плоти. Избавится ли Данте от него полностью? После возвращения из Флоренции он полюбил стейки с кровью и говяжьи мозги. – Ты точно в этом уверена?
Миранда кивнула, не сводя напряжённого взгляда с Данте.
– Я не первый человек из будущего, с которым ты разговариваешь? – догадался он, и получил ещё один кивок.
Тогда Данте снял шляпу, предоставляя взглядам присутствующих металлические пластины, выпирающие прямо из его черепа. Миранда ахнула и прикрыла рот ладошкой.
– У него были такие же! Вы братья? Это больно? А можно мне тоже?
– Нет, – коротко ответил Данте, не уточняя, к какому из вопросов это относится. После чего повернулся к Арчеру и пояснил: – Турпин был здесь.
Картинка начала складываться, и всё же белых пятен на ней оказалось слишком много. Турпин побывал в бывших лабораториях и нашёл нечто, что имело непосредственное отношение к будущему.
– Миранда, – Данте постарался обратиться к ней как можно более добрее и мягче. Словом, в его тоне ничего не изменилось. – Постарайся вспомнить, о чём вы говорили с тем человеком из будущего.
– О, легко. Я рассказала ему про доктора Константина. Он раньше работал здесь и исчез вместе со всеми после того случая. Ох, как тогда было страшно, столько крови, столько тел… – она тряхнула головой, и Данте был готов поклясться, что на глазах лемура выступили слёзы. Но настроение Миранды тут же сменило полюс, и она бодро затараторила: – Но недавно я видела его! Детишки приходили сюда и оставили столько мусора – бутылки, окурки, воздушные шарики, своего друга Марвина… Там был журнал – я люблю почитать журналы, знаете ли… Хотя я не уверена, что умею читать. И доктор Константин был в нём. Правда, он тоже отрастил эти… как их… – он пощёлкала пальцами и взглянула на Арчера, пытаясь вспомнить подсказанное им раньше слово, – морщины! Сейчас принесу.
И Миранда проплыла сквозь стену – для того лишь, чтобы сразу же вернуться и грустно добавить:
– Только что вспомнила, что не могу брать предметы. Вам придётся пойти за мной.
Освещая путь фонарём, детектив и Данте прошли за ней сетью коридоров, запомнить которые 370-ый не смог бы, не будь у него оперативной памяти. Миранда вывела их за территорию лабораторий – туда, где в побочных строениях нашли себе пристанище компании подростков. Стены здесь были исписаны граффити самого похабного содержания, а в углах можно было найти использованные шприцы, погнутые ложки и отброшенные за ненадобностью резиновые жгуты – здравствуйте, 70-е. Впрочем, Данте явился сюда не для того, чтобы писать сценарий социальной документалки. Он поднял указанный лемуром журнал.
– 15-я страница, – подсказала она, с любопытством заглядывая ему через плечо.
Луч фонаря выхватил снимок, на котором были четверо – темноволосый мужчина в окружении двух женщин и седой старик за их спинами. Компания отдыхала на природе, и в глаза людей явно светило солнце, из-за чего они щурились. Данте потребовалась пара секунд, чтобы осознать, кого он видит и чем это грозит.
Он передал журнал и фонарь Арчеру, а сам тем временем порылся в базе данных в поисках подходящего имени.
Удивительно, как на всем пути им везло с уликами и свидетелями. Данте даже втайне заподозрил Арчера в том, что тот резал котят, жёг чёрные свечи, читал «Отче наш» задом наперед и приносил жертвы владыке тьмы.
– Доктор Джордж Константин Никопулос.
– Ой, тот, первый, точно то же сказал! – радостно взвизнула Миранда и даже в ладоши хлопнула. – Вы точно не братья?
– Нет, но у нас одинаковая материнская плата, – задумчиво пробормотал Данте, после чего обратился непосредственно к Арчеру: – Чем бы «доктор Константин» ни занимался здесь, впоследствии он скрывал свою связь с «Юникс». Упоминаний о ней нет в его официальной биографии. Подозреваю, что работа на секретную корпорацию, проводящую опыты на военных, помешала бы ему стать личным врачом Элвиса Пресли.

Снимок

http://pohoronit24.ru/wp-content/uploads/2016/02/1-127.jpg

+1

18

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]
Этот вечер, который плавно перетек в ночь, был для Арчера одним большим сюрпризом с периодическими флэшбэками. Он уже даже не успевал удивляться, впрочем, эта потребность начинала отпадать.
Мир был больше и сложней, чем кто-либо мог предположить и сегодняшний день стал тому доказательством. Глупо было бы закрывать глаза на возможности и отрицать то, что происходило до него и будет происходить после. Он всегда чувствовал, что мог протянуть руку в темноту и коснуться чего-то такого прекрасного и одновременно устрашающего, что только подтвердило бы отличия между ним и другими коллегами. В конце концов, Арчер был черным копом в полиции Чикаго, которому удалось поработать несколько продуктивных лет в качестве детектива и почти добраться до пенсии. А удивленные глаза и обмороки можно оставить молодым, тем, кто еще не слишком стар для отрицания.
Слово «Джузеппе» ничего детективу не сказало, зато у Данте имелась информация. Точнее в его материнской плате, чем бы она не являлась.
Увидев «украшение» черепа пришельца из будущего, Майлз долго не мог отвести глаз от его головы, пялясь на торчащие из плоти микросхемы. Возможно у людей в будущем компьютер будет прямо в голове. Это бы облегчило работу полицейского, сделало бы его более автономным, но сам факт объединения машины и человека казался Арчеру чем-то из области фантастики. Если бы он в детстве не сбегал из церкви по воскресеньям, то наверняка перекрестился бы. А пока остается лишь посмотреть на Миранду и покачать головой.
Понятно было одно – это дело окончательно и бесповоротно вышло из его юрисдикции. И на сочинение отчета по расследованию понадобятся большие усилия сродни художественным изысканиям.
Показания Миранды привели их к журналу, увиденное в котором шокировало детектива больше, чем существование призраков. «Король» был каким-то образом замешан в деле, которое касалось будущего и экспериментов над людьми. Впрочем, вокруг него всегда крутились какие-то непонятные истории.
Интересно, заявление Данте о том, что они явились на концерт Элвиса было случайным или он что-то знал?
- Прятаться на виду. Да, это всегда было лучшей стратегией. Надеюсь, Прэсли не замешан в этом деле, иначе моя бывшая жена не переживет этого.
Арчер положил журнал на то место, с которого его подняли и посветил на наручные часы.
- Нам лучше сейчас уйти, здесь уже ничего не раскопать, а мне нужно подготовить отчет. Завтра может получиться поговорить с Константином, - Арчер сделал паузу, размышляя о том, выкладывать ли следующую карту на стол, но все же решился, - у меня есть билет на концерт, который я не собирался использовать, - потому, что любит блюз и не горит желанием видеть бывшую, - но судьбы и Энид позаботились о том, чтобы подарить мне его на день рождения, «два по цене одного» не оставят ни одну женщину равнодушной.
Несколько месяцев назад Майлз получил от бывшей миссис Арчер совершенно ненужный подарок ко дню рождения. Это расследование складывалось по крошкам, которые, казалось, кто-то расставил, чтобы печи пряничного домика не пустовали.
- Мне не нравится, как все само идет в руки, - буркнул детектив, на пути к машине, а затем заметил Миранду, которая радостно парила рядом с ним.
Уже в лесу он остановился, позволяя Данте пройти чуть дальше, повернулся к призраку и произнес:
- Миранда, я попрошу тебя не говорить никому о том, что мы тут были.
- Но мне же будет скучно! Тогда я пойду с тобой, вы такие интересные!
- Послушай, сейчас нам нужно закончить начатое, но потом, когда все выяснится, я вернусь за тобой. Обещаю.
- Нет! Ты убежишь, как тогда и я снова останусь тут одна, - призрак скривился и сделал попытки выдавить из себя слезы, но получились лишь всхлипывания.
Арчер улыбнулся тепло и как-то даже по-отечески. Ему было жаль Миранду, никто не должен быть столько времени один. Будь он тогда смелее, возможно, ей и не нужно было бы быть в одиночестве.
- Я слишком стар для того, чтобы бегать от ответственности. Ты меня еще увидишь.
Какое-то время они ехали в тишине. У Арчера был миллион вопросов, но задал он лишь один и то, когда оба мужчины поднимались по лестнице пятиэтажного дома.
- Что вы в будущем делаете с преступниками? Там есть тюрьмы? Ты заберешь его или их с собой? – добравшись до нужного этажа, Арчер достал ключ, но не спешил открывать дверь. – Это самое легкое расследование за все годы моей работы в полиции. И мне это не нравится. Так не бывает.
Не то, чтобы Арчер жаловался. Многолетний опыт подсказывал, что за все нужно платить кровью и потом.
- Если что-то пойдет не так, а я почти уверен в этом, и я не смогу повлиять на исход, мне нужно знать, что произойдет дальше.
Смерть или увечия не заботили Арчера. Теперь, когда за плечами были все эти годы раскрытых преступлений, он чувствовал, что время его подходит к концу и хотел быть уверен в справедливости исхода, если он должен быть связан с его именем.
Ключ вошел в замочную скважину, Майлз тронул выключатель, в коридоре зажегся свет, обнажая силуэт высокого мрачного мужчины в черном плаще.

+1

19

Билеты на концерт Элвиса Пресли оказались удачным совпадением. Удачным, но вовсе не обязательным. Данте привык приходить без приглашения. Невидимкам не нужны билеты, документы и, раз уж на то пошло, одежда.
Он не стал напоминать детективу о собственной незаметности. Арчер и так на удивление хорошо принимал все капризы времени, выпавшие на его долю. Пришелец из будущего, компьютеры в голове, нематериальное бессмертное создание – этого слишком много для одного дня, особенно если он проходит в 20-м веке. Данте видел, как люди из более развитых времён теряют голову при столкновении с перемещениями во времени. А детектив Арчер просто пожимал плечами и делал вид, будто всё так и должно быть.
Словом, полицейский начинал нравиться Данте.
Оказавшись в автомобиле, юноша внимательно пригляделся к старику. Действительно ли он собирался вернуться к Миранде, чтобы скрасить дни её небытия? Стоило просветить его касательно коварной природы этих существ. Данте не доводилось встречать добрых лемуров – вечная нежизнь ожесточит даже ангельский характер, а ангелов не существует. Данте проверял.
Наконец Арчер начал задавать вопросы. На некоторые из них 370-й предпочитал не отвечать. Для ответа на другие нужно было очень тщательно подбирать слова.
– Я пришёл не для того, чтобы восстановить справедливость, – осторожно произнёс он, глядя на детектива в упор. – Месть и правосудие не в моих руках. Иона Турпин хотел рассказать что-то мне и моему… спутнику. Мы уйдём отсюда, как только узнаем, что. Не вмешиваясь.
Расследование действительно продвигалось легко. Удача, судьба или цепочка счастливых случайностей – путешествуя во времени, Данте знал, что некоторые вещи нельзя ни понять, ни объяснить. Их можно только принять и стараться использовать наилучшим образом. Именно это он и намеревался сделать, пусть и без помощи Сэя.
– Никто не может знать будущее наверняка. Даже те, кто способен его видеть. Но могу заверить, что Элвис Пресли не умрёт завтра, – Данте криво усмехнулся и уже тише, себе под нос, добавил: – Хотя стоило бы.
Арчер жил в квартале, назвать который фешенебельным не смог бы и отпетый лжец. Очень удобно. Данте всегда лучше чувствовал себя комфортно среди бедняков, ренегатов и изгоев. Рыбак рыбака.
Им обоим нужно было отдохнуть. Была настолько глубокая ночь, что даже бандиты ушли с улиц. В Нью-Харбине не существовало понятия о дне и ночи – в них нет необходимости, если живёшь под землёй и не зависишь от солнечного света. Однако в этой эпохе, Данте знал, существует поговорка: ничего хорошего не происходит после трёх часов ночи. Он сверился с манипулятором: было почти четыре.
В квартире их уже ждали. Высокий человек в чёрном плаще: даже в том, как он спокойно сидел, заняв единственное кресло в комнате, чувствовалась угроза. Он явно пришёл сюда не из любезности и не для показательного обмена шутками; словом, это был Мистер Сэй.
– Ты должен был отделаться от копа, а не втягивать его в наши дела, – угрюмо пробасил он.
На его языке это означало «Хорошо, что с тобой всё в порядке». Данте пропустил упрёк мимо ушей.
– Мистер Сэй – детектив Майлз Арчер, – представил он их друг другу, после чего понадёжнее запер дверь.
Смотритель смерил полицейского оценивающим взглядом, рассматривая его внимательнее, чем на набережной, после чего проворчал:
– У вас закончилось молоко, – и провёл рукой по усам, смахивая белые капли.
Это значило: «Приятно познакомиться».
– Рассказывай.
Говорил Данте коротко и по существу. О компании «Юникс», которая в рамках проекта «Джузеппе» проводила опыты над военными. О кровавой катастрофе, после которой проект свернули. О сбежавшем Черепице, за знакомство с которым Турпин поплатился жизнью. Об участии в опытах личного врача короля рок-н-ролла. Ничто из этого не вызвало и тени удивления на лице Сэя – он выслушал рассказ Данте с таким видом, будто заранее всё знал. Когда юноша закончил, заговорил смотритель. Он тоже не терял вечера даром.
– Десять лет назад в Италию уехала группа исследователей. Официальная цель поездки – участие в конференции во Флоренции. Вот только на конференциях не вскрывают могилы и не эксгумируют тела четырёхвековой давности.
– Тела? За такое время…
– Вот именно, – не дал ему закончить Сэй. – Тела. По крайней мере, одно. Их интересовали могилы людей, погибших во время флорентийской эпидемии 1477 года. В большинстве случаев они ничего не находили. Однако несколько покойников весьма хорошо сохранились для своего возраста. Тела были в полной сохранности, как будто вчера умерли. В отчётах говорится о ребёнке по имени Джузеппе Джованни. Его перевезли в Штаты и под военным конвоем доставили в Чикаго.
Данте почувствовал, что Земля изменила привычное направление и, видимо, решила вернуться на пару километров назад по орбите.
Когда они с Верноном покидали Флоренцию, Джузеппе полностью выздоровел. Сыворотка профессора Никса вылечила его, как вылечила Данте. Джузеппе не мог погибнуть, просто не мог! Он ведь был совсем ребёнком…
– Ювенал Никс. Юникс, – медленно проговорил Данте, составляя части историй, которые не должны были пересекаться.
– Да. Подумал, тебе будет интересно узнать, что ваш провальщик тщательно конспектировал все свои исследования. Думаю, его записи попали не в те руки.
– Но ведь я излечился от инфекции, – да, иногда Данте хотелось выпить крови или хотя бы укусить кого-нибудь, но эти позывы было легко контролировать.
– Ты родился в другом времени. У тебя есть иммунитет к таким вирусам, о которых ты и не подозреваешь. А мальчишка даже оспу бы не пережил.
Слова Мистера Сэя ранили. Возможно, даже калечили.
– Думаю, – продолжил смотритель, то ли не замечая состояния Данте, то ли игнорируя его, – кто-то в этом времени с помощью зомбивируса пытается создать идеального солдата. Возможно, им даже это удалось.
Побледневший Данте перевёл взгляд на Арчера. Интересно, он до сих пор хочет узнать, чем всё это закончится?

+1

20

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]
Человека звали Мистер Сэй и он чувствовал себя как в чужой квартире, так и в чужом времени достаточно свободно. Арчеру не нравилось, когда люди чувствовали себя свободно в его небольшой квартирке, не зря же он годами планомерно выживал из нее бывшую жену, которая, к слову, осталась в хорошем доме, но все равно пыталась организовать уют в холостяцкой квартирке бывшего супруга.
– Здравствуйте, Сэй, - произнес Арчер, впрочем, не спеша подавать руки, этот человек из будущего казался ему не таким простым, хоть и первого пришельца рубахой-парнем назвать было сложно. – Я приму к сведению, - спрашивать, зачем понадобилось молоко путешественнику во времени, Майлз не стал, возможно ничего сверхъестественного в любви к молочному и не было.
Во время расследования Арчер чувствовал себя немного странно, он постоянно находился настороже, пытался вникнуть в то, что человеку в его времени знать не положено, но ловил себя на мысли, что получает удовольствие. Ему нравилось познавать неизведанное, встречать новые формы жизни и чувствовать причастность ко всему, что было связано с тайнами вселенной. Так прожитая жизнь детектива местной полиции казалась наполненной куда большим смыслом, чем до этого момента.
Однако в разговоре между Сэем и Данте Арчер мало в чем смог разобраться. Основную информацию он уловил и она мало чем отличалась от уже полученной, а вот детали никак не складовались в общую картину, слишком много неизвестных переменных, слишком много чужого для слуха.
- С помощью вируса внести изменение в ДНК, - проговорил Арчер, будто только-что проснушись, - вирусы – лучшие проводники, - сделав паузу, добавил, - бывшая жена всю жизнь работала медсестрой, - темнокожей женщине не стать врачом в их время, даже если они умнее многих.
Поймав на себе взгляд Данте, Майлз встряхнулся, выбираясь из болота из шока и непонимания, в которое попал. С каждым часом все становилось сложней для копа его калибра, но он не собирался останавливать расследование.
- Все это происходило у меня под носом, в моем времени и в мою смену. Что бы вы ни планировали дальше, я должен участвовать и оказать посильную помощь, чтобы остановить безумие, - хотя что-то подсказывало, что безумие только началось. – Кресло раскладывается, на диване тоже можно спать, белье в шкафу в коридоре. Используем остаток этой ночи, чтобы восстановить силы. Лично мне помогает чай. Мистер Сэй уже подкрепился, как я понял. Пойдемте, Данте, - Арчер положил руку на плечо своему почти напарнику, - вам чай тоже не помешает.
Оказавшись на кухне без Сэя, они смогли перевести дух. Майлз заварил чай, разлил его по чашкам и только тогда произнес:
- Когда чувствуешь личную связь с делом, прилагаешь больше усилий. Пейте.
Детектив не был сторонником отстранения ллично заинтересованных сотрудников, а в данном случаее еще и не понимал отношений этой пары. Были ли они родственниками или друзьями, второй проявлял слишком много директивного к первому и в то же время слишком мало покровительствовал ему. В любои случае Данте сейчас нужна была помощь и Арчер сказал ему то, что сказал бы собственному сыну.
На этом их разговор закончился, а затем и ночь подошла к концу. Следующий день не нес ничего хорошего, это Майлз понял уже стоя в очереди на афтограф перед гримеркой короля. Рядом с ним находились двое гостей из будущего, обсуждая свои действия. Мистер Сэй вновь пожелал разделиться, не давая объяснений. Очередь уже подошла к концу, когда появились организаторы и разогнали людей потому, что представление уже начиналось.
Арчеру удалось остаться незамеченным, затаившись в туалете. Уже слышны были крики и звуки музыки, тогда-то он и вышел из укрытия, направившись к гримерке.

0

21

Данте провёл беспокойную ночь, и это никак не было связано с тем, что спать ему выдалось на полу. Сэй занял единственный диван, так что Данте на правах самого юного из собравшихся расположился на тонком матрасе, который Арчер любезно стащил с собственной кровати.
Бытовые трудности давно не беспокоили Данте. Он несколько месяцев сидел в тюрьме Нью-Харбина, а это курорт похуже Бастилии.
Спать ему мешали мысли. Он думал, как безответственно с его стороны было покинуть Флоренцию, не убедившись в полном выздоровлении её жителей. Пусть не всех, не каждого, но хотя бы Джузеппе. За время лечения, объединённые недугом, они с мальчиком много общались. И теперь Данте чувствовал себя виновным в его смерти.
Для него зомбификация Флоренции была делом двухнедельной давности. Но для Джузеппе, его матери и профессора Никса время шло дальше. И теперь вирус, спавший в теле ребёнка и убивший его, целым и невредимым добрался до корыстных и честолюбивых учёных. Крот знает, к чему они придут в своей попытке завладеть безупречным оружием.
Мы уйдём отсюда… не вмешиваясь, – вспомнились Данте его собственные слова. Сейчас они звучали издевательски. – А если уже вмешались? Что, если Ювенал Никс не должен был оставаться во Флоренции… если он вообще не должен был там оказаться?
Эта мысль навела его на одно воспоминание, и Данте принялся копаться в своих записях – в частности, разговорах с профессором, его рассказе об обстоятельствах провала во времени.
В 2230 году из-за аварии на складе в Сан-Марино над городом появилось токсичное облако. Оно не угрожало жизни и здоровью местных жителей, однако стало летальным для жителей 15-го века. Туда его занёс ликвидировавший аварию учёный, повстречавшийся со старьёвщиком.
«На меня напали. Ударили ножом. А через секунду я уже лежал голый посреди улицы. Со мной такого не случалось с 90-х», – звучал в голове Данте голос Ювенала Никса.
Что первое мог сделать истекающий кровью человек, оказавшись в незнакомом месте? Несложно догадаться: найти воду и промыть рану.
И заражённая кровь потекла по улицам Флоренции.
Если вирусы становятся частью человеческого тела, то они могут путешествовать во времени. Этот проделал долгий и извилистый путь. И всё указывает на то, что ему помогли.
Тот, кто ранил профессора Никса, мог указать на его дневник и помочь отыскать тело Джузеппе. А значит, Данте с Сэем имеют полное моральное право вмешаться: ведь речь идёт о путешественнике во времени.
С этой мыслью, приободрённый, но не утешенный, Данте заснул.

370-й никогда не понимал фанатской любви. Слепое обожание было ему столь же чуждо, как деликатность – госпоже Ларскин, конкретика – Турку, а полиэстер – Джонни Мюррею. Но вот он, вместе с Арчером и Сэем стоит в очереди на автограф одного из самых любимых певцов 20-го столетия… упс, только с Арчером. Мистер Сэй, не утруждая себя объяснениями, удалился. Данте и детектив, в свою очередь, договорились встретиться в гримёрке короля, когда в коридорах станет потише. Детективу пришлось на время спрятаться, тогда как на Данте и так никто не обращал внимания.
Бархатистый голос зазвучал вдалеке, и ему вторили крики многотысячной толпы. Юноша двигался по коридору, уступая дорогу спешащим сотрудникам сцены; его чуть не сбила передвижная вешалка с десятком расшитых стразами и бахромой комбинезонов, но 370-ый вовремя вжался в стену.
Данте был спокойным и ответственным. Поэтому он взял на себя ответственность спокойно вломиться в гримёрку Элвиса Пресли.
Здесь не было никаких следов доктора Константина, что несколько разочаровало 370-го. В ожидании Арчера он аккуратно стал выдвигать ящики стола и проверять сумки да карманы. Ничего стоящего.
– Кто ты, чёрт возьми, такой и что ты забыл в нашем времени? – раздавшийся позади голос застал Данте врасплох, как и щелчок снятого с предохранителя пистолет.
В этот момент он рылся в ящике трюмо; подняв взгляд, Данте увидел в зеркале стоящего позади него доктора Константина с оружием наготове.
– Вы уже встречали такого, как я, – произнёс он, медленно выпрямляясь и поднимая руки над головой. Одной из них он указал на железный висок. – С таким же устройством.
– Заткнись, – Константин, не спуская Данте с прицела, отошёл к двери, нашарил замок, вставил в него ключ и повернул  после чего засунул себе в карман. Признаться, до этого Данте рассчитывал на неожиданное появление Арчера, которое бы отвлекло врача и позволило 370-му отобрать его оружие.
– Вы убили его, потому что он задавал вопросы. Про «Юникс» и проект «Джузеппе». Про тело флорентийского мальчика, – Данте действовал наугад, но по лицу Константина, за которым продолжал следить в отражении, видел, что дёргает за верные нитки.
370-ый занимался непривычным делом – пытался заговорить зубы, чтобы потянуть время. Окажись здесь Вернон, он бы легко смог уболтать врача.
– «Личный врач Элвиса ставил опыты над людьми» – как вам такой заголовок? Журналисты придумали бы вам громкий псевдоним. Флорентийский мясник, например. Скандал был бы громким. И поэтому вы убили его.
– Всё сказал? – осклабился Константин. – Мне не нужно было убивать его. Достаточно одного звонка, и нужные люди сделают всё сами. Но для тебя я сделаю исключе…
Слова доктора потонули в грохоте трёх выстрелов, последовавших друг за другом, и звоне разбитого зеркала. Ведь в этот момент Данте бросился в сторону, по пути толкнув на Константину вешалку наподобие той, что едва не сбила его в коридоре.

+1

22

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]
Расследование привело их в место, где Арчер меньше всего надеялся оказаться, особенно после развода. Видимо жизнь решила преподнести сразу все сюрпризы к закату его профессиональной деятельности.
Майлз сомневался, что у кого-то из исполнителей будут более безумные фанаты в будущем, чем у Элвиса. Впрочем, он почти ничего о будущем не знал, кроме того, что люди там молчаливы и любят странные прически. Не желая быть затянутым с потоком толпы в зал, Арчер спрятался в туалете, где просидел до тех пор, пока не раздались звуки музыки и ликования толпы зрителей. Вымыв руки, он уже собрался выходить, когда обнаружил, что дверь чем-то приперта с другой стороны.
Детектив не дал себя сломить и навалился плечом, пытаясь открыть дверь, но что-то все же мешало. Спустя несколько минут кряхтения и ушиб плеча, ему все же удалось выбраться на свободу. Победа была совершена не над охранником или чрезвычайно обширным в области талии фанатом, а над тележкой, которую ранее использовали, чтобы доставить фрукты в гримерку короля, а затем позабыли в коридоре, позволив кривому полу сделать свое дело.
Это простое объяснение занимало ум Арчера несколько минут и грело ему душу, ведь все, что произошло за последние сутки, простым назвать уж никак нельзя было.
Добравшись до гримерки, детектив услышал доносящиеся из нее голоса и решил помедлить прежде, чем войти и испортить все веселье. Сам по себе диалог сигнализировал о том, что нужно бы ворваться и помочь товарищу. Арчер отодвинул полу плаща и достал револьвер из кобуры, медленное осторожное движение и он убедился, что гримерка закрыта.
Взвыв от бессилия и надвигающейся необходимости снова прикладываться к двери частью своего тела, он отошел на расстояние шага и пнул дверь как раз в тот момент, когда послышался выстрел.
Здоровье у Майлза было уже не тем, нормативы он сдавал, но с натяжкой. Поэтому резкое усилие заставило его почувствовать боль в области суставов и появление детектива было уже не таким молниеносным, как он сам планировал.
- Полиция, - сообщил Арчер, касаясь дулом пистолета затылка Констанинта одной рукой, и забирая его оружие второй. – Сколько беспорядка из-за вас тут, доктор, - и он говорил не о разбитом стекле. – Нужно было дважды подумать прежде, чем переходить дорогу полиции Чикаго.
Говорить было сложно, отдышка мешала сосредоточиться и показать тот минимум суровости, который был необходим. Детектив отдал Данте оружие Константина и кивнул в сторону кучи тряпья, которая валялась теперь вместе с вешалкой на полу.
- Нужно бы его обездвижить. А вам, доктор, кричать не советую.
Когда дело было сделано и Константин сидел на полу связанный, Арчер уже пришел в норму, пообещав себе сходить к кардиологу в свободное время, хотя такое никогда не находилось.
- Итак, где находятся результаты исследований? Кто еще вовлечен в разработки?

+1

23

Появление детектива Арчера было как нельзя кстати. Данте не был уверен, что продержался бы ещё несколько минут, не приобретая лишних отверстий в теле и одежде. А ведь он ненавидел получать травмы во время путешествий. Ранения от выстрелов, дуэлей, ударов кинжалов и стрел раздражали его до такой степени, что он начинал истекать кровью.
Данте благодарно кивнул полицейскому, у которого столь эффектный выход явно отнял много сил, и без лишних слов принялся связывать доктора Константина. Куда лучшей идеей было бы вытащить его из этого здания, где Константин чувствовал себя в безопасности и, в расчёте на скорое завершение концерта, тянул время.
– Вы даже не представляете, с кем имеете дело, – предупредил он в лучших традициях злодеев из бондианы.
– Просвети нас, – с трудом произнес Данте сквозь сжатые челюсти. Ему вдруг захотелось запихнуть в глотку этого веселого исследователя тряпку с хлороформом.
– А что, если правы – мы, а не вы? А что, если проект «Джузеппе» призван спасти людей, и над ним работают хорошие парни, а плохие пытаются их остановить? А что, если в ближайшем будущем вы очень-очень сильно пожалеете, что перешли «Юниксу» дорогу?
Данте всей душой, всем сердцем, каждым переходником ненавидел такие вот разговоры. Уровень пафоса в них зашкаливал так, что и в Фаренгейтах не измерить, а вот информативности было ноль. Поэтому он наклонился к Константину и, убедившись, что доктор смотрит ему в глаза и в целом способен оценить всё выражение дантова лица, очень медленно, очень чётко и доходчиво произнёс в тон предыдущей фразе:
– А что, если я посвящу своё ближайшее будущее уничтожению твоего?
В глазах Константина мелькнул испуг. Всю его спесь будто рукой сняло. И он заговорил.
Первоначальной целью проекта «Джузеппе» было повышение иммунитета. Считалось, что флорентийский мальчик, имя которого получил проект, обладал особыми генами, на основе которых ученые собирались создать вакцину. Но во время экспериментов на животных появлялись побочные эффекты, причём у всех разные. Некоторые животные становились агрессивными, другие могли питаться лишь кровью, третьи умирали, но не разлагались. Тогда-то на разработки наложила руку «Юникс».
Прежний исследовательский состав отстранили. (Данте подозревал, что большинство из них в скором времени погибли.) А сама компания перевела стрелку компаса на военную отрасль. На их исследовательскую базу в Чикаго набрали подопытных из числа солдат. Люди соглашались участвовать в программе добровольно, каждый – по своим причинам: кому-то нужны были деньги, чтобы содержать семью; иные рассчитывали, что из них сделают идеальных солдат; третьи надеялись послужить родине.
Испытания шли не совсем успешно, и учёным не удавалось избавиться от побочных эффектов, которые иногда вызывали необратимые изменения во внешнем виде добровольцев. У некоторых не выдерживала психика, и их приходилось держать взаперти ради их же безопасности.
Программа длилась 13 месяцев и весной 1966 года была свёрнута после несчастного случая, произошедшего на базе. Один из подопытных, чьи физические способности многократно возросли за счёт сыворотки, напал на охранников и убил их. После чего он добрался до лаборатории и устроил там настоящую бойню. Ему хватило голых рук и осколка стекла, чтобы вскрыть черепа нескольких учёных и… ну, словом, зрелище было не из приятных.
Руководству «Юникс» пришлось потратить много денег, чтобы о произошедшем не узнали СМИ, Пентагон и Минздрав. Когда источник финансирования иссяк, программу свернули, данные исследований засекретили, оставшихся подопытных… что ж, их судьба неизвестна Константину.
Но о ней догадывался Данте. Несчастные, которым не удалось сбежать, как Черепице, служили бы слишком явным доказательством бесчеловечных экспериментов. Руководство «Юникса» явно поспешило от них избавиться.
Руководство – какой обтекаемый термин. А между тем Константин не называл конкретных имён, не давал адресов. Данте лишний раз напомнил себе, что пришёл сюда в поисках убийцы Ионы Турпина. Каким бы варварским не было преступление «Юникса», он не может вмешиваться и мстить за него. Пусть этим займётся Арчер, хотя и от этого Данте попытается отговорить старика.
И вместе с тем был ещё один вопрос, от ответа на который Константин так мастерски ушёл.
– Откуда ты знаешь, что я пришёл из будущего? Мы с Турпиным не первые, кого ты встречаешь?
Пожалуйста, пусть это никак не связано с другими проходимцами, – надежда эта была напрасной, так как Константин утвердительно кивнул.
– Был ещё один, профессор Сноу. Он спроектировал большинство нашего оборудования. Сноу просто появлялся на несколько дней, запирался в лаборатории, а потом оставлял там чертежи. Когда он сказал, что пришёл из будущего, я не поверил. Но он… хм, нашёл способ убедить меня.
Данте почувствовал, как внутри у него всё похолодело. Имя «профессор Сноу» было ненастоящим. Кто-то прикрывался им, как маской. Кто-то вмешался в прошлое. Кто-то, кого он, возможно, знает.
– Как он выглядел?
Константин пожал плечами.
– Ничего особенного. Светлые волосы, голубые глаза, весьма обаятелен… Хорошо поёт. Но я бы не заметил его на улице. Не то что вашего дружка. У него-то голова наполовину железная, прямо как у тебя. Мимо такого убожества не пройдёшь. Это вообще больно?
Данте пропустил оскорбление мимо ушей. Он сделал знак Арчеру отойти в сторону.
– Нам нужно выманить людей, которые убили Турпина. Константин сказал, что позвонил им после разговора с Ионой. Пусть сделает это снова и укажет на меня. Тогда убийцы сами нас найдут.

+2

24

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]
Многие годы развития криминальной сферы никак не повлияли на оправдания преступников, они все еще считали свою деятельность правильной, а некоторые фанатичные личности даже праведной. Если отбросить все подробности, которые делали историю частью будущего, все походило на махинации с запрещенными веществами или подпольные ставки. Наверное, какое-то время назад также оправдывались рабовладельцы. Хоть с тех пор многое и изменилось, основное навсегда останется прежним, а именно человеческая натура, мотивы совершения самых страшных вещей.
Речь доктора не вызывала ничего, кроме головной боли. Арчер прикрыл глаза буквально на секунду, чтобы собраться с мыслями, а затем потер пальцами виски. Он чувствовал приближение своего заката, пытаясь отдалить этот момент здоровой пищей и успехом раскрытых дел, но с каждый разом становилось все тяжелее и это игнорировать нельзя было, ведь наступит тот день, когда тело начнет его подводить.
Константин пел складно и все это походила на какую-то фантастическую радиопостановку, но он не говорил ничего действительно нужного для расследования. "Юникс" больше не проворачивал активно свои черные дела, однако существовал труп и они до сих пор не знали, кто его оставил на набережной. Данте думал также и, когда они отошли в сторону,
В полицейском участке такие сложные дела решались с применением насилия, особенно его белыми коллегами, но Арчеру такой подход претил.
- Ничего из этой информации я не смогу использовать, нет никаких доказательств существования "Юникс" и их причастности к убийству. Что-то мне подсказывает, что этот доктор запоет совершенно иначе в участке, когда никто не будет угрожать испортить ему будущее, - так что ему придется самому разобраться с этим. - Все, что нам остается, это поступить так, как ты сказал.
Когда все складывается более или менее по плану, случай обязательно вмешивается. В углу, в котором находился Константин, послышался шорох, а в следующую секунду доктор бросился на детектива. В его руке блестел осколок стекла от разбитого зеркала. И, если бы не напряжение всей этой ситуации, трое услышали бы за стенами гримерки звуки завершающей концерт песни, аплодисменты и горы нижнего белья, летящего в короля сцены.
Стоило Константину с боевым кличем преодолеть половину пути, как дверь открылась, ударив его прямо по лбу. В гримерке появилась фигура, обтянутая белым в блестках нарядом, повеяло гелем для волос.
- Парни, вы за автографами или фрукты доставили? - Элвис закрыл за собой дверь и только после этого увидел своего доктора. - Что это с ним?

+1

25

Доктор Константин решил не нарушать злодейскую традицию и освободился из верёвок в тот самый момент, когда никто этого не ожидал. Налетев на детектива Арчера с осколком стекла, он непременно пролил бы кровь, если бы не Элвис.
Король рок-н-ролла появился, как всегда, эффектно.
– Мы из технической поддержки. Пришли технично поддержать, – ответил Данте первое, что пришло в голову.
Элвис несколько секунд переводил подозрительный взгляд с 370-го на Арчера и обратно, а потом щелкнул пальцами и громко рассмеялся.
– Вас Дуглас прислал, да? Ох уж этот Дуглас. Да садитесь же, я сейчас позову дока для Дока.
Данте никогда не понимал массовой любви к Элвису Пресли: он казался ему не более чем ряженым клоуном с мелодичным голосом и странной пластикой. Но сейчас, когда музыкант стоял всего в метре от него, Данте понял, почему столько людей во всём мире боготворили Элвиса. Его манера поведения, взгляд, весь его вид заставлял человека почувствовать себя особенным. Когда он смотрел на вас, казалось, что он глядит на лучшего друга – столько расположения и симпатии он вкладывал в это нехитрое действие.
Словом, это был самый обаятельный человек из всех, кого Данте доводилось встречать.
И тем отчётливее прозвучал щелчок взводимого курка и тем явственнее дуло пистолета нацелилось в лицо Элвиса, который повернулся было к двери, чтобы позвать медицинскую помощь.
Константин, вместо того чтобы потерять сознание, нашёл пистолет.
– Хей, приятель, ты чего, – Пресли сделал шаг назад, инстинктивно поднимая руки.
– Константин, остановитесь, – Данте сделал шаг вперёд. – Не стреляйте в Элвиса.
Доктор тем временем поднялся, не сводя взгляда с противников и не убирая оружие. По виску у него текла кровь, однако руки, как с сожалением заметил Данте, не дрожали.
– Ты, с железной головой. Когда умрёт Элвис? Отвечай!
Данте заскрипел зубами. Меньше всего им сейчас нужно было менять историю.
– В 1977 году, 16 августа.
– И как же?
Данте с сомнением покосился на Элвиса, который, в свою очередь, смотрел на него не то с изумлением, не то со скрытым ужасом.
– Передозировка таблеток.
– Но мы можем это быстренько исправить. Например, 12 ноября 1973 года его застрелит черномазый легавый, – Константин кивнул на Арчера. – А единственному свидетелю удастся вовремя обезвредить убийцу. Да я стану новым американским героем!
По всем оценкам ситуация оказывалась неудобной.
– Док, ты чего, с ума сошёл? Это же я, Эл…
– Заткнись! Я сыт тобой уже по горло, жалкий певчишко! Сил нет слушать твои приторные стишки. «Люби меня нежно, люби меня сладко»… Тьфу! Да ни один нормальный мужик такого не скажет вслух.
Сил у Константина было, как у черта злости – ещё больше. Но, что самое страшное, в глазах светился ум. И готовность спустить курок.
А потом было вот что – ничего. Вернее, для доктора ничего не произошло. А стоящие к нему – и открытой двери – лицом видели, как за спиной Константина появилась фигура в чёрном и одним ударом выбила у него из руки пистолет, а другим – отправила Константина в нокаут.
– Отлично, Данте, просто великолепно, – пробурчал Сэй, затаскивая тело в гримёрку и закрывая дверь. – Рассказывать людям из прошлого, когда они умрут – ведь именно этому я тебя и учил. Что будешь делать дальше? Подаришь бронежилет Леннону? Отберёшь ружьё у Кобейна? Посоветуешь Боно проверить тормозные колодки?

+1

26

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]
За всю свою долгую карьеру в полиции Арчер побывал в жутких передрягах, а жизнь в 70х для черных была и вовсе одной большой плохой историей. Но то, что происходило сегодня, было настолько абсурдным, гротескным и наполненным вещами, которые детектив не понимал и, если быть до конца честным, не старался понять, что все события с момента приезда на место убийства и до этой самой минуты слились в какофонию фантастических рассказов различных писателей, склеенных в одно нелепое целое.
Я определенно слишком стар для этого дерьма, - подумал полицейский, когда речь зашла о смерти любимого певца его бывшей жены.
Это было слишком. И самый лучший ход для него сейчас заключался в том, чтобы абстрагироваться от всего странного и непостижимого, вернувшись к основам работы детектива полиции, что он и собирался сделать, когда появился загадочный второй пришелец из будущего.
- Мистер Сэй, - заговорил молчавший до этого Арчер, - я никогда не пойму природу ваших отношений с напарником, - отеческими они были или намеренно унизительными, сейчас не так важно, - но у Данте было мало вариантов действий в ситуации, когда история может пострадать.
По крайней мере, интуитивно ему казалось, что такая догадка правильная.
- Мне мало понятно из того, что происходит, но совершенно ясны две следующие вещи. Первое, - для наглядности детектив поднял указательный палец, -  вам необходимо переговорить с мистером Прэсли, кажется, он находится в состоянии шока.
Элвис, не привыкший пасти задних, нашелся в этой ситуации гораздо быстрее многих. Почесав голову и прочистив горло, он выставил ладонь вперед, будто отрицая слова Арчера.
- Нет, нет, приятель, я знал, что не доживу до старости. Мне даже снилось что-то такое, но я все списал на алкоголь и кое-что еще, о чем полиции лучше не говорить, - кривая горькая ухмылка нарисовалась на лице певца, делая его добрым и даже слегка легкомысленным, - и, на самом деле, все это многое проясняет. Вы же из будущего, так?
А он понял все гораздо быстрее меня. Ему бы в полиции работать, а не комбезы с блестками носить.
- Только эти два господина, я из полиции Чикаго. И, если позволите, я продолжу.
Элвис согласно кивнул и даже слегка отступил в сторону, прикрывая за Сэем дверь.
- Так вот вам лучше ответить мистеру Прэсли на интересующие его вопросы, мистер Сэй. А мне понадобится помощь Данте в допросе доктора. Если позволите, -  Арчер подошел к лежащему без сознания Константину, минуя остальных участников сцены, надел на него наручники за спиной и несколько раз с силой хлопнул ладью по его щекам.
Доктор очнулся не сразу, но все же очнулся. К тому времени Сэй и Прэсли стояли в углу, повернувшись к ним спиной, а Арчер держал мизинец на руке Константина, шепча тому что-то на ухо. Время благородных действий прошло и разговорами здесь уже ничего не решишь. На все вопросы о местонахождении убийц Турпина Константин отказывался отвечать и это было очевидно, поэтому Майлз перешел к следующему пункту плана.
- Данте, сейчас я продемонстрирую вам как сломать человеку палец так, чтобы его невозможно было вправить полностью. Вы будете внимательно смотреть, а затем отправитесь в то время, когда палец срастется и сломаете следующий. Таким образом, примерно через год у вас не останется ни одного пальца, которым вы смогли бы что-то прилично делать. Вы все еще не согласны ответить на мои вопросы, мистер Константин?
Он не был согласен, что продемонстрировал красноречивым плевком в лицо Арчера и отборным матом.
- Думаете, черному детективу не доводилось слышать что-то подобное так часто, что слова перестали иметь значение? Так вот, Данте, - а дальше послышался сдавленный крик, сдерживаемый кляпом, - вы запомнили?
Звук заставил Элвиса повернуться, но, будучи отвлеченным более важным разговором, он тут же отвернулся к Сэю, все же не каждый день удается узнать что-то, о чем подозревал всю жизнь. Арчеру это чувство было знакомо слишком хорошо. Сквозь кляп послышалось мычание.
- Кажется, вы готовы говорить, - кляп был вытянут и тут же полился поток оскорблений.
- Думаешь, сможешь уйти, черножопый? Ты не знаешь, во что ввязался!
- Зато мой друг знает, - Майлз похлопал по плечу Данте, выразительно показав, что весь во внимании. - Ускорим процесс и приступим ко второму пальцу? Зачем ждать целый месяц?
- Сука, ты все равно сдохнешь через минуту после того, как войдешь туда!
- Адрес, - он уже тянулся к закованным в наручники рукам Константина, как тот выдавил из себя адрес.
Благодарно улыбнувшись, Арчер запихнул Константину кляп обратно в рот, а затем вправил фалангу обратно, вызвав очередной подавленный вопль.
- Подержите в холоде некоторое время и опухоль сойдет,  - сообщил он, а затем повернулся к Сэю с Прэсли, которые уже закончили что-то обсуждать. - Адрес у нас уже есть, предлагаю отправляться немедленно. Что вы планируете делать с Константином? Мы можем закрыть его за нападение на знаменитость на сутки.
- Я позову охрану, подержим его пока тут, а потом вызовем полицию. Хочу хоть чем-то помочь, - Элвис оказался хорошим парнем и Арчер стал понимать, почему он так нравится жене, возможно когда-нибудь он послушает парочку его песен.
Детективу было интересно, о чем король говорил с Сэем, но задавать вопрос при непосредственном участнике разговора он все же стал, помня о такте. Зато у черного выхода из концертного здания он все же поинтересовался.
- С ним все будет в порядке?

+1

27

Если бы Данте был впечатлительным, то сейчас прикрыл бы глаза рукой, чтобы не видеть, как ураган «Мистер Сэй» обрушится на детектива Арчера, подхватит его, закружит в смерче и поставит на место. Однако смотритель не просто проигнорировал выпад в свою сторону, но и послушно отошёл в другую, зашептавшись с Элвисом.
Данте не мог поверить своим глазам.
Я не могу поверить своим глазам.
Он даже пару раз моргнул – но нет, картинка не изменилась, а значит, сбой был не в его системе. (Да, двойным морганием моды перезагружают картинку. Нет, это не мешает в обычной жизни. Разве что только в очень ветреную погоду.)
Возможно, со стороны отношения Данте и Мистера Сэя действительно могли показаться несколько прохладными. Слишком много слов произносилось в повелительном наклонении. Данте и сам заметил, что в этом путешествии смотритель ведёт себя странно: никогда прежде он не бросал его столь равнодушным образом. Но Сэй был самым разумным из всех, кого Данте знал (включая Исаака Ньютона), так что версия о дурном настроении, затаённой обиде и взбалмошности исключалась. Если бы у Данте была возможность попросить судьбу о хорошем напарнике, ему всё равно достался бы Сэй – идеальный если не во всём, то в большинстве. Сам же Сэй ни о чём таком не стал просить, и ему досталось то, что досталось. Поэтому 370-й просто доверял ему. Порой это единственное, что остаётся.
Хотя Данте и был противником насилия, помешать Арчеру допрашивать Константина он не пытался. Доктор получил то, что заслужил. И если карма и вселенское возмездие действительно существуют, то почему бы сансаре не совершить круг и для разнообразия не принять вид 60-летнего негра в поношенной шляпе?
Так что Данте утвердительно кивнул, выражая готовность не только навестить доктора через несколько месяцев, но и превратиться в его личного преследователя на ближайшие пару-тройку десятилетий. Так сказать, выделить денёк.
Впрочем, Константин продержался только один палец и не искупил всей боли, которую причинил другим.
Шиш тебе, Данте, а не сансара.
И сквозь поток оскорблений, проклятий и брани, которую не ожидаешь услышать из уст учёного человека, пусть и негодяя, они получили нужный адрес. База «Юникса» – или того, что от него осталось – находилась в заказнике Иллинойс, то есть на отдалённой, пустующей территории, где нет лишних глаз. Как предсказуемо. Данте и забыл, что злодеи уйдут в бизнес и начнут возводить свои штаб-квартиры у всех на виду не раньше, чем через 20 лет.
А ведь пытками можно добиться гораздо больших успехов, чем уговорами, – отметил про себя Данте и задумался, а приходила ли эта мысль в голову ещё кому-нибудь.
Ньютон-Ньютоном, но во времена Инквизиции он ещё не наведывался.
Прежде чем покинуть гримёрку, он задержался рядом с Элвисом и, продемонстрировав ему один из самых своих серьёзных взглядов – а Данте как никто другой умел быть серьёзным, – сказал:
– Я знаю, что сейчас вы чувствуете себя потерянным и не знаете, чему верить. Может быть, вы даже захотите бросить всё и отказаться от прежней жизни. Но вам придётся это пережить. Шоу должно продолжаться. И… мне очень жаль.
– Не стоит, парень. Все мы умрём. Просто я теперь знаю, когда.
– Нет, я не об этом. Мне очень жаль, что ваш друг оказался негодяем.
Элвис грустно улыбнулся и протянул Данте руку.
– И мне тоже. Надеюсь, у вас всё получится. Чем бы вы там ни занимались.
Данте кивнул и пожал ему руку. Когда он уже шёл по коридору, Элвис выглянул из гримёрки и окликнул его.
– Эй, парень! «Шоу должно продолжаться» – а хорошо сказано. Пожалуй, мне стоит написать песню с таким названием.
Данте почувствовал, как кровь отлила от его лица.
– Пожалуйста, не надо.
И, развернувшись, ушёл более поспешно, чем планировал.
Он догнал Арчера и Сэя возле чёрного входа, как раз когда смотритель говорил:
– До 16 августа 1977 года – точно.
А потом Сэй хлопнул себя по лбу и буркнул нечто, что сквозь усы разобрать было невозможно, но в чём чувствовалась изрядная дома самокритики.
– Кажется, я забыл парочку охранников в подсобке, – сказал он и пояснил: – Добраться до вас было не так уж просто.
Он порылся в карманах плаща и выудил связку ключей.
– Данте, второй поворот направо. И постарайся не показываться им на глаза. Кажется, у одного есть зачатки времявидения.
Когда Данте ушёл выпускать охранников, Мистер Сэй развернулся к детективу Арчеру.
– Мальчишка очень хорошо вскрывает замки, поэтому у нас мало времени. Так что слушай и не перебивай. Ты заметил, что я жестко отношусь к нему, и прав. Но у этого есть веская причина. Пока вы разыскивали Ракушку, я съездил в морг и изучил тело. И обнаружил, что у него кое-чего не хватает.
Сэй сделал красноречивую паузу и постучал себя пальцем по виску.
– Было несколько выстрелов, так? Турпина убили первым, в грудь. У него вырезали кибер-имплант, а затем выстрелили в голову, чтобы скрыть это. Мы имеем дело не с убийством, а с ограблением. Эти «Юникс» получили бракованную технологию: они забрали не всё. И думаю, скоро это поймут. Если они встретят Данте, то его ждёт участь несчастных из проекта «Джузеппе». Может, даже хуже. Слушай, я знаю этого мальчишку. Риск погибнуть не остановит его – он только разозлится, если узнает, что Турпина убили из-за того, что тот был кибермодифицирован. Поэтому единственный способ держать парня подальше от этого дела – ничего ему не говорить. Есть ещё кое-что. Я встретился с одним из местных времявидцев, и у него было предвидение будущего, где происходит нечто очень плохое. В его видении мы были втроём на каком-то промышленном объекте или заводе. Поэтому я на всякий случай старался держаться от вас подальше. Теперь всё ясно: он видел базу "Юникса". И Данте там оказаться не должен ни в коем случае. Туда пойдём только мы. Встречаемся по адресу сегодня в полночь, возле чёрного входа, – Сэй отогнул рукав пальто и сверился со временем на манипуляторе. – Есть ещё одно место, где мне нужно сейчас быть. Ты кажешься порядочным человеком и хорошим полицейским. Да и, думаю, с Данте вы поладили. Поэтому сделай что угодно, чтобы сегодня он держался как можно дальше от заказника. Если понадобится, накачай его наркотиками, снотворным или слабительным. Только не запирай в квартире. Как я сказал, парень хорош с замками.
Высказавшись и убедившись, что они с Арчером понимают друг друга, Сэй поднял воротник пальто ушёл. Но перед этим добавил:
– И помни: если Данте придёт в «Юникс», кто-то из нас умрёт.
Когда Данте вернулся, несколько обескураженный увиденным в кладовке (некоторым людям необходимо провести час взаперти и в темноте, чтобы открыть истинную природу отношений друг с другом), смотрителя и след простыл.
– Дайте угадаю: ушёл без объяснений, как только избавился от меня? А перед этим поднял воротник пальто? – Данте ухмыльнулся. – Значит, поедем в заказник Иллинойс сами.
Данте не собирался уничтожать «Юникс» или чем там занялся бы любой уважающий себя герой блокбастеров. Если путешествия во времени чему-то и научили его, так это тому, что нельзя изменить порядок вещей. Можно за ним наблюдать, можно предотвратить плохой поворот событий. Но не нужно пытаться спасти мир.

+1

28

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]
В этой истории было множество запутанных узлов, извилистых поворотов и противоречивых ситуаций. В ту самую секунду, когда начинало казаться, что хоть что-то проясняется, ты снова получал щелчок по носу и с глупым видом пытался понять, что же все-таки тут происходит. Вот таким же сюрпризом стало для Арчера откровение Сэя. Это спустя все то время, которое он загадочно молчал, строил из себя полководца и выпивал все молоко детектива.
Мистер Сэй открылся совершенно с новой стороны, начав говорить сразу же после того, как отправил Данте освободить охранников. За долгие годы практики Майлз понял одну вещь: люди - редко оказываются тем, чем они кажутся. Какими бы ни были намерения Сэя касательно своего напарника, он совершенно не желал тому вреда и, даже больше того, беспокоился о нем, как о собственном сыне.
- Я видел, что они сделали с Черепицей, слышал рассказ девушки-призрака и меньше всего хочу, чтобы им в руки попала новая технология...вместе с Данте, - когда пришелец из будущего закончил говорить, Арчер решил, что пора высказать свою точку зрения, ведь думали они в одном направлении.
Попади "Юниксу" в руки недостающий пазл головоломки, мир наполнят сверхсолдаты, которые будут воевать за деньги и сделают богатым любого, кто заплатит, делая это во имя своих семей и лучшей жизни, топча при этом такие же семьи незнакомых им людей. Мы готовы сделать невероятные вещи ради тех, кого знаем, пожертвовать собой, стать героем. Однако нам глубоко плевать на остальных. И эту часть человеческой природы никак не изменить.
- Не волнуйтесь, я сделаю все, что в моих силах.
Ему не нужно было говорить больше, Сэй прочитал скрытый смысл между строк. Арчер был старым и его время подходило к концу, теперь черед за молодыми, за будущим. Его он как раз и собирался защитить.
Растворившись в темноте высокая укутанная в плащ фигура казалась теперь совсем не тем человеком, которым хотела в самом начале. Возможно так было надо, возможно у Сэя был план на Данте и его роль в делах путешественников во времени. Об этом Майлз уже не узнает.
- Да, - ответил Арчер на колкое замечание пришельца, - ты хорошо его знаешь, - он усмехнулся, забираясь в машину.  - Только давай сначала заедем в закусочную, это были долгие два дня, а я уже не молод. Не откажи старику, всего пятнадцать минут, чтобы принять таблетки и запить их горячим кофе для бодрости.
Полы его шляпы отбрасывали тень на лицо, скрывая потускневшие глаза, но все равно было заметно, на сколько уставшим выглядел детектив.
Это была самая обычная круглосуточная закусочная, народу в таких бывает совсем немного, помимо них, за столиком в углу сидел какой-то работяга. Полноватая рыжая официантка принесла две чашки кофе, осудив объемы кофеина, который пожилой мужчина употреблял на ночь глядя, а также два куска пирога. Майлз помог ей донести все это, выйдя из уборной и слегка замешкавшись за широкой спиной девушки с чашкой Данте.
- Такого со мной в жизни не случалось, - он отхлебнул горячий напиток, предварительно подув. - Не важно, что произойдет дальше, я рад, что помог по мере возможностей и смог участвовать в чем-то значимом. Пожалуй, самом значимом в своей жизни.
Детектив выудил из кармана начатый пузырек с лекарствами и выпил одну таблетку, а затем обильно заел пирогом и запил кофе. Пузырек опустился в карман, ударившись о другой (со снотворным) и произвел мягкий пластиковый звук.
Снотворное обычно действовало быстро, всего-то нужно было подождать несколько минут и оставить Данте спать за пустым столиком.

+1

29

Что нас не убивает, делает нас сильнее. Кроме оружия. Оружие нас убивает. Мистер Сэй любил оружие и верил, что при правильном использовании в руках верного человека оно может сослужить хорошую службу. И он не собирался приходить в штаб-квартиру плохих парней с пустыми руками.
Так что перед тем, как отправиться в заповедник Иллинойс, Мистер Сэй наведался в оружейный магазин, владелец которого приторговывал из-под прилавка. У честного трудяги Сэй не стал бы отбирать товар, но здесь он чувствовал моральное право забрать всё, что нужно. Потому что хозяин магазин не был верным человеком.
Когда детектив Арчер появился на условленном месте, там его уже ждала высокая фигура, укутанная в плащ. Мистер Сэй, пришедший раньше, времени не терял и уже взломал замок.
Полицейский пришёл один, а значит, ему удалось избавиться от Данте. Мистер Сэй никак это не обозначил вслух, просто кивнул, скупым действием выражая одновременно удовольствие и благодарность.
– Иона Турпин хотел что-то рассказать мне об этом месте, и нам нужно понять, что. Поэтому осмотримся внутри, выясним, чем они тут занимаются. А потом найдём, где они держат кибер-имплант, и уничтожим его.
План звучал слишком обтекаемо, но Мистер Сэй по опыту знал, что каким бы детальным, продуманным и проговорённым ни был план, события имеют обыкновение развиваться не по нему. Так зачем терять лишнее время на планирование, если им всё равно придётся импровизировать?
Он открыл дверь и первым вошёл внутрь.
Первое, что бросалось в глаза – абсолютная функциональность и востребованность здания. Пусть ночью здесь никого не было, но чистота, план пожарной эвакуации и провода сигнализации, тянущиеся под потолком, указывали на то, что днём здесь кипит жизнь. Напротив плана Мистер Сэй и остановился, внимательно изучая схему здания. Потом указал пальцем на длинное узкое помещение, расположенное на втором этаже, над широким залом – вероятно, производственным цехом.
– Очевидно, это лаборатории. Начнём с них – наверняка там и документы какие-то есть. Если появится охранник, предоставь его мне.
И они осторожно, стараясь двигаться тише мыши, двинулись к лаборатории.

[ava]http://savepic.ru/12122563.png[/ava][nick]Mister Say[/nick][charinfo]<br><a href="http://makingtime.rusff.ru/viewtopic.php?id=90"><b>Мистер Сэй, 44 года</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> хранитель станции, проходимец<br><b>Время:</b></b> 2431 год <br>[/charinfo]

+1

30

Всю дорогу до места финального разбирательства, как детектив окрестил его у себя в голове, Арчера терзали сомнения. Поступил ли он правильно с Данте, может ли он доверять Мистеру Сэю? В любом случае он был рад, что парнишка будет находиться подальше от всей грязи, которую им предстоит увидеть. Не должны молодые ребята рисковать собой ради старых развалин, все должно было случиться наоборот.
Майлз не знал, как должен себя чувствовать. С одной стороны, ему было страшно умирать, но, с другой, это было правильно. После того, как его бывшая жена умерла от рака в три месяца назад, у него больше не осталось ближайших родственников в этой части земли. Детей они так и не завели, а сестра Майлза давно уехала в Европу, где вышла замуж и исправно присылала открытки на каждое рождество.
В свое время Майлз хотел детей, но они откладывали, а потом оказалось, что и вовсе не могут. Не это было причиной развода, а бесконечное чувство вины Глэдис, которое привело к размолвкам в семье, постоянным ссорам. Она находила утишение в сигаретах и песнях Элвиса, а он просто дал ей желаемую свободу, которая должна была принести умиротворение, хотя, Глэдис навсегда останется любовью всей его жизни. Сейчас он это хорошо понимал.
Если бы у них была девочка, Арчер назвал бы ее как-то красиво - Элизабет или Эвридикой... Глэдис бы сопротивлялась, но в конце поддалась бы. Девочка из смешанной семьи страдала бы всю жизнь, так что так оно и лучше.
Выйдя из машины, Майлз кивнул в ответ, а затем протянул Сэю рацию.
- Хороший план, - он сдержанно улыбнулся. - Но, если мы разделимся и я встречусь с чем-то таким, с чем не смогу справиться, у меня должна быть возможность сообщить вам.
Когда обсуждение действий было окончено, Арчер последовал за гостем из будущего внутрь помещения, а затем тихо отправился к лестнице, ведущей на второй этаж. Там действительно располагались лаборатории, но второй этаж был занят лишь частично, примерно половина его отсутствовала, предоставляя больше места для огромных открытых контейнеров. Содержимое их было неизвестно, но некоторые содержали жидкость странного цвета, которая находилась в постоянном движении и предположительно нагревалась до определенной температуры, чтобы быть в нужной консистенции. Небольшой проход, который разделял лаборатории и своеобразный обрыв, был разграниченжиденьким заборчиком, что несколько удивило Арчера.
Вдалеке послышались голоса, двое охранников шли им навстречу, обсуждая последние приключения одного из них в баре в центре города. Арчер знал, что Сэй был настроен воинственно, поэтому приложил указательный палец к губам и показал ему на дверь одной из лабораторий, которая была открыта. Пробравшись внутрь, они присели за той частью двери, которая не была стеклянной, вслушиваясь в отдаляющиеся шаги мужчин в тяжелых ботинках. Когда путь был свободен, детектив вытащил фонарик из внутреннего кармана плаща и подошел к столу, разглядывая бумаги. Там было все: спецификации, рецептуры, планы по применению. Каждую бумагу озаглавливало жирное название "Проект Джузеппе", но были и такие данные, которых Арчер понять не смог. Что-то о химическом оружии, только даты уходили так далеко в будущее, что ему было сложно представить.
- Вам нужно это увидеть, Сэй. Мне кажется, опасность эта лаборатория представляет не только для моего времени.
Они поменялись местами так, чтобы Арчер следил за корридором, а Сэй мог разобраться в бумагах.
- Этого хватит, чтобы предотвратить катастрофу?
Он совершенно не понимал, как работает такая полиция, которая может возвращаться во времени. Имели ли они право менять что-то, влиять на вещи из прошлого? Себя Арчер в расчет не брал, он расходный материал, срок годности которого уже подходил к концу.
[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> вероятно времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]

+1


Вы здесь » Дело времени » Что будет » (12.11.1973) Не стреляйте в Элвиса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC