Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (12.11.1973) Не стреляйте в Элвиса


(12.11.1973) Не стреляйте в Элвиса

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

Сэй бросил беглый взгляд на документы. А потом пригляделся. Затем забрал их из рук Арчера и, водя по строчкам лучом фонаря, потратил следующие несколько секунд, внимательно вчитываясь в документы.
– Они работают по заказу Ближнего Востока, – наконец с заметным облегчением произнёс он.
Приятно знать, что имеешь дело всего лишь с террористами, а не кем-то действительно опасным.
Мистер Сэм прикинул, какое сейчас время (вот где пригодилась бы ходячая энциклопедия Данте): холодная война, Карибский кризис миновал и мировые державы пытаются приостановить гонку вооружений. Ядерное оружие вроде бы не в чести – и вот какая-то страна решает сделать ставку на химическое. История старая, как мир.
– Мы здесь не для того, чтобы предотвратить катастрофу, – он вернул документы на место. – Нам нужно забрать имплант. А ещё выяснить, кто этот умник Сноу и на кой ему сдалось всё это.
На словах «всё это» Мистер Сэй махнул рукой, как бы обводя не только завод, но и как минимум парочку прилегающих к нему городов.
Ещё несколько кабинетов – горе бумаг, тройка закрытых сейфов и один обход охранников. И через полчаса Мистер Сэй и детектив Арчер всё-таки попались.
Ну, попались – слишком сильное слово.
Произошло сразу несколько событий. Прежде всего, конечно же, охранники Тим и Ридли работали в ночную смену, пили много кофе и курили дешёвые, дурно пахнущие сигареты. Нередко эти два занятия совпадали – вот и сейчас, завершив обход, Тим и Ридли вышли во внутренний дворик и, подложив между дверью и порогом кирпич, принялись обсуждать своего босса Джона. Он, как все боссы и некоторые Джоны, был человеком отвратительных личных качеств, сомнительных способности, а успех его был незаслужен. Слово, повестка дня у Тима и Ридли выдалась напыщенная.
Потом, конечно же, шёл профессор Кристофер Сайлас. В свои 40 лет он, хоть и не был Джоном, успел подняться по карьерной лестнице до высот, откуда очень удобно не только высокомерно поглядывать на оставшихся внизу, но ещё поплёвывать и справлять некие другие потребности. Ничего из этого профессор Сайлас не делал, потому что мечтал о Нобелевской премии – а кто мечтает о Нобелевской премии, редко отвлекаются на посторонние предметы. Последний год профессор Сайлас не покладая микроскопа работал над гидролизом вакцины химического вещества, которому предстояло быть названным его именем: столбцы с вычислениями стояли у него перед глазами даже в нерабочее время, а по ночам ему снилось, как химические элементы выстраиваются в линейку и танцуют «Лебединое озеро».
Ну и, конечно, Вернадет – последняя, но не по значимости. Вернадет, как и все дети, в чьих именах родители допустили орфографическую ошибку, не любила лезть напоказ и при возможности занимала позицию, которую язык пословиц и поговорок описывает как «ниже травы, тише воды». Жила она над рестораном китайской кухни, в маленькой квартирке, которую делила с моделью глянцевых журналов Лизбет. Лизбет непременно стала бы богатой и знаменитой, если бы не имела вкуса к женатым мужчинам с очень догадливыми жёнами. Сцены ревности предваряли уже пять увольнений Лизбет, и на подходе была шестая, которой суждено было развернуться именно в их с Вернадет квартирке. И соседка там была явно лишней, о чём ей и было сообщено без обиняков.
Словом, Лизбет готовила романтический ужин со своим фотографом, жена фотографа готовил месть, Вернадет готовила отчёт, а доктор Сайлас досматривал «Танец маленьких лебедей» в исполнении углерода пронтозила и сульфаниламида.
Вернадет, следуя своему правилу не привлекать внимания, весь вечер просидела в кабинете, а когда хватилась отчета по проекту «Джей-Зед-Пи», который должен был подготовить профессор Сайлас, было далеко за полночь. Она несколько раз позвонила начальнику, но тот упорно не снимал трубку. Так что Вернадет решилась похозяйствовать в его кабинете, где нашла нужную папку, с которой и вышла в коридор. Для того только, чтобы лицом к лицу столкнуться с чёрным незнакомцем, которого здесь быть не должно.
– Вас здесь быть не должно,– опешив, проинформировала она его. А потом, поправив на носу очки-блюдца и набрав в лёгкие побольше воздуха, что есть мочи заорала: – Охрана! Сюда! Посторонний!
Тим и Ридли в этот момент как раз вспоминали, как на прошлой неделе Джон заставил их дежурить дополнительную смену из-за того, видите ли, что усиление у них – надо же, профессор Сноу приезжает, тоже шишка нашлась. А кто его видел в глаза, этого Сноу? Поди тоже, как все остальные, зазнавшийся белый халат, крыса лабораторная… Словом, Тиму и Ридли было не до чужих криков, тем более что с улицы их было и не слышно.
А у Мистера Сэя на женские крики была аллергия, так что он в несколько шагов подскочил к Вернадет, зажал что-то у неё на шее и, прежде чем мигом затихшая лаборантка упала на пол, успел подхватить её. По крайней мере, верхнюю часть.
– Хватай ноги! Надо спрятать тело.
И, отвечая на невысказанный вопрос Арчер, раздражённо тряхнул головой.
– Да жива она, жива. Просто без сознания.
И без проблем с аппетитом, судя по весу.

+1

32

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]
Они здесь не для того, чтобы предотвратить катастрофу в настоящем... Майлз крепко задумался над этой фразой, которая прозвучала так, будто Сэй плевал на жизни людей неоднократно и для него это было в порядке вещей. За годы службы в полиции детективу ни раз приходилось делать выбор и далеко не каждый раз это было приятным и легким решением. Конечно, он всегда старался выбирать меньшее из двух зол, но мерилом этих самых зол был он сам.
Какой же непосильной задачей оказалось бы решить, предотвращать ли катастрофу, вмешиваясь в ход истории, преследовать ли свои цели, игнорируя сопутствующий ущерб. Был офицером временной полиции, а именно так он для себя определили Данте и Сэя, крайне сложно. Для такой работы нужно иметь невероятное количество принципов или же быть совершенно беспринципным - оба варианта подойдут.
Впрочем, он не принадлежал к временной полиции, а значит должен был раскрыть преступление, которое расследует, оставив дела временной важности соответствующим специалистам. Но на пути к своей цели детективу еще придется пережить некоторые потрясения.
Когда девушка упала, а мистер Сэй сообщил, что необходимо перенести труп, Арчер неодобрительно и слегка обеспокоенно уставился на путешественника. Может, в будущем вот так запросто можно было убить человека, но не в его времени.
Девушка оказалась живой и не очень легкой, к тому же. Кряхтя от усилий, Майлз опустил ее ноги в темной лаборатории, из которой они только-что вышли. В руках сотрудница корпорации зла все еще сжимала связку ключей. Это в будущем двери будут открываться с помощью карты-ключа или сканирования сетчатки, а в старых добрых 70-х для всего это использовались ключи.
- А вот это нам очень пригодится и сэкономит время. Отправляйтесь на поиски импланта, вас не заметят, а я прослежу, чтобы наша подруга не позвала охрану еще раз.
Арчеру казалось, что Сэй не станет уточнять, то он все же добавил:
- Заклею рот и использую наручники.
А потом они остались вдвоем в темной комнате и неловком положении. Детектив был уверен, что поступает правильно, но чувствовал скованность в движениях, заковывая девушку в наручники. На столе он нашел широкий скотч, которым залепил ей рот. Кстати, скотч в 70-х был не таким крепким, как спустя тридцать лет, поэтому от дыхания Вернадет и ее привычки пускать слюну во сне он скорополительно отклеился, давая возможность сотруднице года позвать охрану еще раз. Сэй был уже далеко, а Арчер не сумел вовремя зажать пленнице рот рукой, поэтому Тим и Ридли, которые к тому времени закончили перемывать кости начальству и проходили по коридору, пришли на помощь, заломав, хоть и не сразу, детектива полиции Чикаго.
- Парни, я из полиции, - в попытках восстановить дыхание от удара в солнечное сплетение шипел Майлз. - В моем кармане удостоверение, так что вы не глупите. Я знаю, вы люди маленькие, вам не за чем садиться в тюрьму за преступления начальства.
Тим и Ридли переглянулись, тот, что держал руки детектива рассмеялся, но в карман все же полез.
- Конечно, заливай, черный коп в штатском! - смех его с задорного вскоре сменился на нервный, ведь в кармане и правда было удостоверение. - Опа, Тим, он и вправду коп. Я не знаю, что тут происходит, но проблемы мне не нужны, это точно.
Голова Вернадет раскалывалась, хотя она не помнила, чтобы ударялась ею при падении. Злость и желание отстоять безопасность работодателя в ней закипали со страшной силой.
- Что вы обсуждаете? Делайте так, как вам велят! Ведите его к мистеру Сайлосу!
Тим и Ридли испытывали смешанные чувства. С одной стороны, они не хотели лишиться работы, а с другой, абсолютно не собирались подставляться из-за темных делишек начальства.

+1

33

Охранники Тим и Ридли оказались там, где меньше всего хотели бы, – в замешательстве. Но выход из ситуации они нашли с мудростью, которая даётся лишь некоторым государственным деятелям и всем без исключения сторожам, вахтёршам, консьержам и охранником.
– Иди к мистеру Сайласу, – сказал Тим.
– Приглядывай за ними, – добавил Ридли.
Тиму не нужно было лазить по карманам копа, чтобы обнаружить отсутствие ордера.
– Это частная собственность, – произнёс он так, словно кого-то эти два слова останавливали, и принялся приматывать Арчера к стулу скотчем.
Похоже, сегодня это был самый важный предмет в комнате.
Вернадет в выражениях, которым не обучают на кафедре химии, напомнила о наручниках. Так что Тиму все-таки пришлось ещё раз обшарить карманы Арчера. Освободившись, Вернадет выпрямилась и наградила детектива самым разъярённым из своих взглядов.
– Тебе это так просто с рук не сойдёт! – пригрозила она, вытирая с подбородка слюни и поправляя волосы.
– О каких преступлениях он говорил? – Тим спросил об этом девушку, подозревая, что пока не готов услышать ответ самого копа.
Есть пороги, которые лучше не переступать.
Вернадет сделала раздражённый жест, который мог означать как "да откуда мне знать" и "не твоего ума дела", так и "делу время, а потехе час". Только тогда она заметила, что на столе в лаборатории лежат документы, которые по инструкции следует запирать в сейф. Глаза Вернадет, и так небольшие, превратились в две узкие щёлочки.
– Промышленный шпионаж! – выплюнула она с тем брезгливым видом, каким в 40-х британцы произносили "нацистский выродок".
Тим не особенно понимал, что означает это выражение, но сразу почувствовал, что пахнет оно лишением премии.
Прошло уже достаточно времени, вот только Ридли никак не возвращался. Вернадет, уже почувствовавшая вкус власти, велела охраннику проверить, куда запропастился его напарник. А секундное замешательство развеяла криком "Живее".
Когда они с Арчером остались наедине, Вернадет разразилась бурным монологом на тему того, что происходит с черномазывами невеждами, встающими на пути научного прогресса и славы Соединённых Штатов великой Америки. Она была так увлечена им, что даже не заметила, как в комнату вернулся один из охранников.
По крайней мере, так могло показаться, когда в дверном проёме возникла мужская фигура в кожаной куртке.
Данте постоял на пороге, оценивая ситуацию. Убедившись, что единственная угроза здесь – пухлая девица в белом халате, он сделал несколько шагов по направлению к Арчеру, и в несколько движений ножниц освободил его от липких пут. Вернадет посмотрела было на него, но тут же решила отвести взгляд в другую сторону.
– Постарайтесь, чтобы ваш побег выглядел естественно, – сказал Данте Арчеру. – Ей ещё придётся давать об этом показания.
Разбираться с девушкой он предоставил самому детективу. Не мог же Данте ударить её, как Ридли и Тома.

+1

34

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]

С того времени, как Арчер принимал непосредственное участие в оперативной деятельности участка, самостоятельно выбивал оружие из рук преступников, проводил аресты на улицах Чикаго без поддержки своих коллег, прошло достаточно много времени. Поэтому сейчас, когда двое молодых охранников заломили его руки и привязали к стулу, он чувствовал себя беспомощным стариком, которого застали врасплох и поделом выбрасывают на пенсию.
Судя по реакции девушки, она либо знала о том, чем занимается компания и активно закрывала на это глаза, либо пребывала в блаженном неведении. В любом случае детектив попал в ситуацию, выходов из которой было мало. Сами подумайте, черный офицер полиции пробирается под покровом ночи на частную территорию учреждения, которое наверняка не делает ничего плохого по бумагам, без ордера и с очень скудными наводками.
В этой ситуации главное не упомянать о своих новых невидимых знакомых и тогда может быть, если очень повезет, он не загремит в психушку, а лишится значка и будет с позором уволен без сохранения пенсии.
- Послушайте, вы совершаете огромную ошибку. Проверьте документы на столе...
Но его никто не слушал, а, напротив, усиленно обвиняли в промышленном шпионаже.
- Милая дама, дело совсем не в этом, - его умудренный опытом и повидавший видов взгляд остановился укоризненно на Вернадет, та же, в свою очередь, не дрогнула и не осознала, а еще больше нахмурилась.
"Зашоренная идеалистка", - подумал Арчер и обреченно покочал головой потому, что охранники уже принялись выполнять указания властной пышки. Подобные речи он слышал не раз и выработал своебразный иммунитет против них, не вдумываясь в слова. Спустя много лет появится термин "белый мусор" и именно он подойдет к описанию подобных людей больше всего, а пока усталое тело детектива поливали грязью прямо из этого милого ротика, которым Вернадет наверняка кого-то целуюет. Пусть даже и кота.
Учитывая все эти обстоятельства не было предела радости Майлз, когда на пороге появилась фигура мистера Сэя. Точнее так детективу показалось в самом начале. Когда же произошло узнавание, появилось и чувство вины.
Данте освободил его от скотча. Тот самый Данте, которого он оставил спать в круглосуточной забегаловке, который должен был бы чувствовать себя преданным и обиденным. Но времени на объяснения сейчас совершенно не было, хотя в будущем Арчер постарается найти нужные слова. Это, если, конечно, у него есть будущее.
Кивнув, детекнив поднялся со стула и быстрым движение достал из кармана брюк, который обошли своим вниманием охранники, раскладной нож.
- Вам мужно поработать со службой охраны и над вашими взглядами, они забыли о карманах в брюках, - демонстрируя лезвие Вернадет, с помощью которого он якобы освободился, хотя физически это было невозможно, детектив попросил девушку занять его место, закрепив ее руки за спинков стула уже известным нам способом.
Перед тем, как заклеить ее рот, он спросил, где находятся технические разработки и сами образцы. Но получил в ответ что-то типа "грязный нигер" и "мама говорила, что вы способны только воровать", еще Вернадет попыталась укусить его, но было обезврежена клейкой лентой, продолжая что-то мычать. За годы работы в полиции Майлз понял, что такой уровень преданности граничит только с материнским инстинктом. А кого защищает мать в момент опасность? Правильно! Отдел технических разработок, на схематическое изображение которого на карте девушка и посмотрела.
Когда Арчер и Данте оказались в этом самом отделе, поспешно продвигаясь по коридору, там уже находился мистер Сэй и в руках у него была небольшая вещь с торчащими из нее профодами. Что-то типа транзистеров в телевизоре, только вот наверняка намного сложней. Майлз виновато пожал плечами, отвечая на немой вопрос Сэя относительно присутствия здесь Данте.
- Вы нашли все, что искали? Нам лучше убираться отсюда.
Помещение было странно организовано, с обной стороны рабочее пространство с множеством инструментов и пультом, а, с другой был доступ к трем огромным чанам с неидентифицируемой на первый взгляд жидкостью.
Детектив стоял между Данте и Сэем, первый находился почти у края лаборатории, второй ближе к двери. Поэтому он и осекся, услышав голос за дверью.

+1

35

У Данте была теория. У Данте была теория, и ему она совсем не нравилась. Но всё, что у него было в данный момент, – это теория.
Он плохо разбирался в людях и не всегда понимал их. Но Данте не был глупцом, а ещё он не был слепым и с самого начала знал, что убийца отобрал у Турпина. Дальнейшее было делом наблюдательности, а в этом качестве ему сложно было отказать. Он не винил детектива Арчера в том, что попытался отстранить его от дела – на месте полицейского Данте поступил бы точно так же. И он был уверен, что, окажись Арчер "в его ботинках" (так, кажется, говорят в нынешнем времени?), точно так же не стал бы принимать снотворное.
Он проследил за детективом до места назначения и вошел в помещение спустя некоторое время, хоть и иным путём. Действовать легче, когда люди тебя не замечают.
Итак, теория. В этом деле ему приходилось много думать о прошлом, но сейчас пригодились знания о будущем. О его собственном будущем. Тогда, оказавшись во Флоренции в разгар того, что профессор Ювенал Никс назвал "эпидемией вируса, поражающего гипоталамус", а Вернон Бостик – "зомбиапокалипсис, Данте, это зомбиапокалипсис!", сам заражённый, мог ли он подумать, что этой инфекции сквозь века предстоит погубить не только Италию, но и весь мир? Что вирус, найденный в 1970-х, попытаются превратить в военный допинг, а в итоге сделают из него тот самый химикат, который отравит воздух, выжжет землю и уничтожит всю жизнь на поверхности Земли?
Этот вирус, подобно малярийному комару, был заперт в своём собственном жизненном цикле, затаился в крови, ждал. Он пришёл из будущего, мутировал в прошлом и, используя извечные качества людей – тщеславие, стремление к совершенству, жажду наживы – нанёс удар, от которого человечеству не оправиться.
По крайней мере, не во времени Данте.
К счастью, это была только теория. К несчастью, эта теория объясняла поведение Ионы Турпина.
– Что он здесь делает? – с привычной любезностью прорычал Мистер Сэй, едва заметив Данте. Она перешагнул через охранников Ридли и Тима, которых Данте уложил рядком в коридоре, и направился к своим спутникам.
– Арчер, какого Крота?!
Данте сделал шаг вперёд и произнёс, пожалуй, единственную фразу, которая могла остановить машину смерти "Я жажду объяснений".
– Я видел документы и сравнил формулы. 2306 год, Мистер Сэй. Что бы здесь ни производили, через 300 лет это станет топливом для Шестой Станции.
То, что должно было звучать для детектива Арчера набором слов, произвело на Мистера Сэя эффект электрошокера – он замер, позеленел и начал легонько трястись.
В 24 веке сфера изучения космоса из ведения государств перешла к международным корпорациям. Они запустили несколько орбитальных станций – полдюжины, если быть точными. Топливо для Шестой производила компания "Просперити".
В 2306 году из-за сбоя в системе безопасности на реакторах "Просперити", расположенных в разных точках мира, произошёл массовый выброс продуктов топлива на поверхность. Они оказались не только ядовитыми и радиоактивными, но и практически неубиваемыми – за 10 лет они сделали то, что за века не удалось парниковому эффекту, углекислому газу и ядерному оружию.
Так человечество нашло себе новый дом под землей. Так флорентийский мальчик Джузеппе убил мир.
Данте стало физически плохо от осознания того, что у истоков величайшей в мире техногенной катастрофы стояли они с Верноном. К горлу подкатила тошнота, и пришлось прикладывать физические усилия, чтобы не показать всем присутствующим содержимое своего желудка.
К чести Мистера Сэя, ему потребовалось немного времени, чтобы совладать с собой.
– Это ничего не меняет.
Данте повернулся к детективу Арчеру. Он чувствовал, что задолжал ему объяснения, но не мог выбрать нужных слов.
– В будущем произойдёт катастрофа. Сильная. То, что здесь изобретут... его модификация – сыграет в этом главную роль. Но люди выживут. И мы с Мистером Сэем – доказательство этому.
– Великий Крот, давайте уже покончим с этим, – буркнул смотритель, явно желавший побыстрее уйти из этого завода и, раз уж на то пошло, из этого времени.
С этим намерением и двинулся по коридору, но вдруг нелепо всплеснул руками и упал. Имплант вылетел из его рук и, задержавшись на краю небольшого бортика, упал вниз, где в чанах с отвратительным бурлением перегонялись неведомые химикаты.
Ридли, устроивший эту подлую подножку, уже стоял на ногах. В руке у него был пистолет, а вот в лице не было ничего. Совсем. Как у манекена.
Было нечто странно в тех преобразованиях, что произошли с охранником. Например, сейчас его взгляд был направлен на Данте. Как и пистолет.
– Обнаружены пришельцы из будущего, – монотонно произнёс он. – Приказ – стрелять на поражение.
Кто бы ни отдал этот приказ, к его исполнению Ридли пришёл незамедлительно.

+1

36

Крота? Арчер слышал множество ругательств в своей жизни, большинство из них было связано с цветом, отходами жизнедеятельности или кровными родственниками, но вовлечение слепых животных было чем-то новым и непонятным. Возможно, в будущем люди стали ненавидеть кротов. Кто знает? В любом случае, по тону заданного вопроса можно было понять, что мистер Сэй недоволен. Еще бы, у детектива ведь было всего одно задание.
- Видимо я не вызываю доверие.
Но дальше речь пошла о куда более непонятных вещах. Майлзу хотелось бы знать, что такое Шестая Станция, но он и слова не мог произнесты, услышав о 2306 году. Более трех сотен лет разделяло его с напарниками. В такие моменты чувствуешь себя совершенно бесполезным и каким-то беспомощным. Эти двое путешествовали сквозь века, играли данными недоступными обычному копу из Чикаго, а он мог лишь слушать и кивать, вырывая из контекста редкие доступные для понимания фразы, что он с успехом и делал.
- Мне искренне жаль, - Арчер не знал о войнах, которые еще предстоят человечеству, о катастрофах и политических потресениях, но все это не имело значения, ведь все эти события никак к нему пока не относились, в отличии от катастрофы, которая выжгла атмосферу в мире Данте и Сэя.
Ему хотелось по-отечески похлопать парня по плечу, извиниться за попытку усыпления и признать, что ошибался, что Данте способен выдержать такое, что самому старику и не снилось. Но момет был безвозвратно упущен потому, что один из охранников поднялся и нацелил пистолет на гостей из будущего. Вытаскивать табельное оружие не было смысла, он бы не успел, но, к счастью, движения Ридли напоминали роботические и нацелился он исключительно на двух новых знакомых Арчера, что давало некоторое преимущество.
Используя все силы, которые у него остались, детектив оттолкнул охранника в сторону, в результате чего тот ударился о косяк двери и выстрел произвел мимо цели. Впрочем, действие это не возымело особого эффекта. Оценив ситуацию, Ридли причислил и Майлза к нарушителям.
- Обнаружен третий нарушитель, приступаю к ликвидации.
С безэмоциональным выражением на лице человек-робот двинулся в сторону Арчера, который уже успел вытащить оружие. Прозвучал выстрел, пуля попала а плечо Ридли и заставила того отклониться назад, выронив оружие, но ни крика, ни приступа агонии от ужасной боли за этим не последовало.
- Что же они с тобой сделали?..
Вряд ли охранник осознавал происходящее, поднявшись на ноги, он сообщил, что противник перешел к агрессивным действиям и бросился в сторону Арчера так, будто не поливал собственной кровью коридор, а затем и часть отдела технических разработок.
Все произошло слишком быстро, Ридли захватил детектива, несколько секунд они боролись у самиго края платформы, а затем в силу вступил тот самый фактор неожиданности и охранник подскользнулся на собственной крови.
Страх, отчаяние, а затем понимание и смирение. Это то, что почувствовал Майлз Арчер перед самым концом. Перед его глазами не пронеслись картинки из жизни, он не испытал мига просветления, лишь сожаление от того, что не удалось прищучить убийцу Турпина и чувство, что так и должно было произойти. Кто-то сегодня должен умереть и это будет не молодой парень, который способен совершать великие вещи по всей истории человечества. В последнюю секунду Арчер поймал взгляд Данты и губы его дрогнули в последней улыбке. А затем было падение, удар, паника от того, что его легкие наполнились жгучей ядовитой жидкостью, острая боль и больше ничего.

[ava]http://s2.uploads.ru/Xj3Yn.jpg[/ava][nick]Miles Archer[/nick][charinfo]<br><b>Майлз Арчер, 66 лет</b></a><br> <b>Сущность:</b></b> времявидец<br><b>Время:</b></b> 1973 год<br>[/charinfo][status]год до пенсии[/status]

+1

37

Путешественники во времени привыкли к тому, что существуют события, на которые они не могут повлиять – извержения вулкана в Помпеях, Вторая мировая война, выход первого iPhone, победа Дональда Трампа на выборах... Но в этой череде трагических происшествий, участником либо зрителем, вольным или не совсем, Данте доводилось становиться, было одно событие, на которое он не мог повлиять в особенности. Охранник и Арчер сцепились на краю платформы, и в сцене этой было намного больше крови и выстрелов, чем хотелось бы любому из присутствующих.
Данте оказался возле них с секундным опозданием, и это была именно та секунда, в которую детектив пошатнулся и выпал с платформы. Данте схватился за поручень и попытался поймать его – ухватить за руку, за край одежды и втянуть назад. Но его пальцы поймали лишь воздух – и столь ценное время, как и куда более ценная жизнь Арчера, утекли сквозь них.
А он остался стоять, с тупым недоумением глядя вниз, где в большом чане, наполненном ядовито-жёлтыми химикатами, только что раздался всплеск.
Туда уже бежал Мистер Сэй – с ловкостью паркурщика он в два счёта преодолел железную лестницу и теперь пытался отключить датчики в основании чана, сражаясь с температурой, химической реакцией и, в итоге, законами природы.
А Данте стоял. Отупение сменилось равнодушием к происходящему, и на том месте, где должны были появиться злость и отчаяние, была пустота. Всё произошло так быстро...
И так глупо, – возможно, он произнёс это вслух.
– Данте. Данте! – голос Сэя раздался снизу и вывел его из ступора. 370-ый не рискнул бы предположить, сколько раз смотрителю пришлось повторить его имя.
Данте спустился вниз и, оказавшись с Мистером Сэем лицом к лицу, вопросительно взглянул на него. Тот покачал головой. Вопросы были ненужны, слова были лишними. Да и что тут скажешь?
Всё, что им оставалось, просто уйти. Так проходимцы поступали всего: уходили, стоило произойти беде. Не вмешивались, а вмешавшись, просто возвращались к своей жизни, несмотря на то, что чужие были разбиты.
В такие моменты Данте ненавидел то, чем они занимались.

Два дня спустя
Этот город повидал многое. Предательства, убийства, несправедливость, войны бандитских группировок, издевательства над человеческой природой. Люди достаточно умные либо достаточно трусливые вовремя сбегали отсюда – дальше, к пригородам запада Штатов. А кто не успевал вовремя сбежать, либо погибал, либо застревал здесь навсегда. И в итоге Чикаго, как огромная мясорубка на заводе, засасывал их, перемалывал и выплёвывал по частям.
Данте и Мистер Сэй стояли на том же месте, с которого несколько дней назад наблюдали за телом Ионы Турпина. На этот раз дождя не было, но ранним утром улицы здесь были так же безлюдны, как и поздним вечером.
После смерти детектива Арчера Данте много размышлял о том, что проходимцы сбегают сразу, как только разразится трагедия. Так что в этот раз они с Мистером Сэем задержались.
Тело Арчера не обнаружили – либо оно растворилось в химикатах, либо "Юникс" позаботился о том, чтобы спрятать его. А Мистер Сэй и Данте позаботились о том, чтобы СМИ узнали: в заказнике Иллинойс пропал полицейский. Понадобилось всего несколько наводок, чтобы в квартире охранника промышленного предприятия, расположенного там, обнаружили пистолет детектива Арчера. А также несколько очень тревожных предметов, завёрнутых в полиэтилен и спрятанных в двух тайниках. Возможно, Иона Турпин и детектив Арчер были не единственными, кто погиб от рук Ридли.
И хотя охранник временно оказался за решёткой, говорить о правосудии было рано – он был всего лишь спящим агентом, марионеткой, запрограммированной уничтожать всех, кто помянет Крота добрым словом.
А кукловод оставался где-то позади, спрятавшись за именем "профессор Сноу". У проходимцев не было ни малейшей наводки на то, зачем он решил дать людям прошлого технологии, способные разрушить (и в итоге разрушившие) будущее. Откуда он знал про флорентийского мальчика? Имел ли отношение к аварии на реакторах "Просперити" в 2306 году? Чего пытался добиться? Данте не оставляла мысль, что он уже встречал Сноу и ещё встретит. И что все ответы на свои вопросы он получит, даже если не захочет. Это лишь дело времени.
– Нам пора уходить, – сказал Сэй, плотнее запахивая полы плаща. Звучало это как "здесь мы больше ничего не можем сделать".
– Тебе не кажется, что нам вовсе не нужно было приходиться сюда? – сказал Данте, словно и не слышал предыдущей фразы. – Мы совсем ничего не исправили. Даже хуже – навредили.
Сэй повернулся и внимательно взглянул на него, будто приготовившись к пощечине. Но Данте не стал продолжать и выдержал взгляд смотрителя.
Мистер Сэй вздохнул.
– Думаю, об этом мы узнаем позже. Только пообещай, что не станешь пытаться найти его сам.
– Его? – Данте приподнял бровь. – Этот профессор Сноу... Он ведь один из нас, так? Он учёный, инженер – простой проходимец не смог бы сделать такие вычисления. Мне только одно имя приходит на ум...
– Непреподобный умер, если ты об этом. Мертвецы не тратят времени.
Данте промолчал, но по его виду было заметно, что слова Сэя не особенно успокоили 370-го.
"Мертвецы не тратят времени". Где-то он уже это слышал.

+1

38

О смерти говорят разное. Кто-то называет ее холодной и темной, кто-то страшится ее, кто-то принимает с распростертыми объятиями. На самом деле, единственное, что вам нужно знать о смерти, так это то, что она никогда не бывает такой, как вы ожидаете.
Майлз Арчер многое мог бы рассказать о смерти, он видел ее несметное количество на протяжении десятилетий. Однако, началось все в том самой лаборатории, где детектив полиции Чикаго решил начать свой свой пенсионный отпуск раньше положенного срока.
Жидкость, в которую он упал, была горячей и вязкой. Беспомощно болтаясь в чане, тело его поддалось небольшому течению и через открытый в полу шлюз оказалось в резервуаре, куда, судя по всему, сливали отходы.
Он пришел в себя не сразу, пролежав некоторое время без сознания. Все произошло так быстро, что легкие не успели наполниться жидкостью, а удачное положение, в котором оказался Арчер среди помоев позволило ему не захлебнуться.
Спустя несколько часов резервуар открылся и на пороге появился человек в защитном костюме и со шлангом, мощная холодная струя привела Майлза в сознание и отправила дальше по системе очистки к тому месту, где местные отходы (наверняка нелегально) соединялись со сточными водами и вливались в канализацию.
Все это было настолько сюрреалистично, что в какой-то момент детектив подумал о том, что воскресная школа не обманывала прихожан и Ад действительно существует, но потом здравый смысл и логическое мышление, тренированное годами расследований, подсказало, что же произошло на самом деле.
В квартире никого не было. Значит Данте и Сэй ушли в свое время, оставив старика позади. Наверняка, они думали, что он погиб. Впрочем, сам Арчер думал какое-то время также.
Следующие несколько часов он провел в раздумьях под струями холодного душа и в лучах утреннего солнца заметил, что старый шрам от ржавой проволоки на правой руке исчез. Протерев глаза, которые видели сейчас лучше прежнего, он проверил шрам от ножевого ранения со времен патрульной службы, того не было на месте. И тогда Арчер взялся за кухонный нож.
Детектив не мог вернуться на службу, не знал, что с ним происходит, а те, кто мог помочь, были за пределами досягаемости. Он ехал по ухабистой лесной дороге на машине, которую оставит в следующем городе, чтобы исчезнуть навсегда. Это было не очень трудно сделать, если учитывать, что весь мир уже считал его мертвым.
Арчер не мог умереть, поверьте, он пытался. Раны затягивались, открывая перед ним устрашающую перспективу долгой мучительной жизни.
Выйдя из машины, он обнаружил Миранду у входа в старое полуразрушенное здание.
- Ты вернулся! - воскликнула она и метнулась к своему старому знакомому, игнорируя гравитацию.
Легкая улыбка чуть тронула губы Майлза, сделав морщинистое отмеченное временем лицо чуть добрее.
- Что ты знаешь о путешествиях во времени?
Это был долгий разговор и ответ Миранды заставил его задуматься. Вариантов оставалось очень мало.
- Что ж, тогда садись в машину, воспользуемся длинным путем.

18 августа 1977 год
Прошло почти четыре года – долгий срок, за который можно успеть многое. Например, закончить все дела, которые прежде откладывал. Попрощаться с друзьями, примириться с собой. Сделать поддельные документы. Найти чужой труп, в конце-то концов.
Гостиница «Час» выглядела старой. И хотя внешних признаков обветшания не было – ни трещин, ни плесени, старость – именно то слово, которое хотелось произнести при взгляде на вывеску, тёмные немногочисленные окна и обитый деревянными панелями фасад. Чувствуя себя непривычно в строгом двубортном пиджаке и с коротко стриженными волосами, он потянул на себя дверь – для того лишь, чтобы обнаружить, что открывается она внутрь.
Вошел, осмотрелся и, заметив стойку администратора, направился к ней. Поставил на пол новый, ещё пахнущий кожей чемодан.
За стойкой сидела лысая престарелая дама, которая при ближайшем рассмотрении оказалась лысым престарелым мужчиной с очевидной страстью к женским нарядам. На самом кончике носа у него (неё?) были очки-дольки, через которые она читала газету. Заметил лицо на передней полосе, гость неосознанными движением натянул шляпу на лоб.
И очень чисто, стараясь, чтобы не сквозил южный акцент, произнёс:
– Здравствуйте. Мне нужен номер.
Администратор нехотя перевела на него взгляд и, смерив сверху вниз и обратно, протянула руку. Гость, не сразу сообразив, что от него нужно, пожал ладонь. И только потом, спохватившись, достал документы.
– Мистер Ридли? – сверившись с паспортом, администратор произнесла это тоном, за котором чувствовались долгие годы полицейской практики.
Мужчина напротив неё напомнил себе, что в новом костюме и с другой прической выглядит как толстяк-коммивояжёр.
– Джаспер Ридли, к вашим услугам, мэээм.
– Угу, – недоверчиво протянула «мэм», однако порылась под столом и извлекла на свет божий ключи с массивным деревянным брелком. Надпись на нём настолько затёрлась, что прочитать её смог бы только археолог, изрядно натренированный на пирамидах Гизы.
– Номер 28. Это на втором этаже?
– Это между 27-м и 29-м.
Не то чтобы ответ его не устроил, так что Джаспер Ридли пожал плечами и полез за бумажником.
– Я полагаю, нужно внести предоплату?
– Кто остаётся надолго, платит каждый первый вторник месяца. Вы же к нам надолго, мистер Ридли?
– Это как пойдёт. Или у вас как у Eagles? «You can check out any time you like, but you can never leave»?
– Не слышала такую, – администратор засунула два пальца в рот и залихватски свистнула. Откуда-то из глубины фойе сразу возник юноша с такими густыми бакенбардами, что сложно было удержаться от соблазна и не потрогать их. Передвигался он вразвалочку, по-обезьяньи, а изъясняться предпочитал исключительно звуками и междометиями. Он поднял чемодан Ридли и засеменил к лестнице.
– Надеюсь, вам у нас понравится.
Ридли в этом начал сомневаться. Впрочем, выбора у него особенно и не было, так что он натянуто улыбнулся и пошёл следом за швейцаром. Но стоило ему подойти к лестнице, как администратор окликнула его.
– Хей, насчёт той песни. Думаю, нам больше подходит другая.
И, щёлкая пальцами в такт, она пропела чистейшим баритоном:
And although its always crowded,
You still can find some room.
Where broken hearted lovers
Do cry away their gloom.

Ридли почувствовал, как кровь отхлынула у него от лица, а администраторша только рассмеялась, хмыкнула и вновь принялась за газету с огромной надписью на первой полосе:
KING ELVIS DEAD

+1


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (12.11.1973) Не стреляйте в Элвиса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC