Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (1690) Смекаешь?


(1690) Смекаешь?

Сообщений 31 страница 42 из 42

31

Вечные, конечно, не просто так называются вечными - в самом этом названии кроется - верней, очень даже раскрывается любому взгляду, - основная суть их как явления природы. Вечные, как говорится, на то и вечные, чтобы вечно жить. А вечная жизнь, как нетрудно догадаться, оставляет на характере весьма отчётливый отпечаток - мир становится совсем иным, когда в тебе не сидит предчувствие конца, непрестанно напоминая о его неизбежности то намёком, а то и прямым текстом. В эпоху войны времени всем им довелось примерить на себя роль смертных, и она никому не понравилась - даже эксцентричному Мортимеру. Однако, с той поры немало воды утекло, и они давно успели вернуться к привычному чувству видимой безграничности будущего. Видимой - потому что всё на свете имеет конец. Даже то, что назвается вечным.
А надо сказать, что чувство это на редкость сильно и почти неистребимо, так как оно усиливается с годами, а годы в распоряжении вечных имеются в количестве трудноисчислимом. Посему, когда Магистр зачитал послание, любезно оставленное неким господином "П", Генерал не испытал и тени страха, лишь снисходительно усмехнулся в пышные усы.
- Экий затейник, - заметил он, упирая руки в бока точно в готовности славно поржать, - Ну, признавайся, дорогой родственник, что тебе известно об изобретательном мистере "П"? Только не говори мне, что ты чист и непорочен как дочь священника. Это ведь ты нас сюда привёл. Кто-то, похоже, проницателен как морской дьявол и быстро раскусил твои слабости... и мои, чего уж там. Однако, ты должен помнить его.
Взывая к памяти Магистра, Генерал отдавал себе отчёт в том, какая капризная и непостоянная эта штука - память вечного. Очень уж много событий, фактов, лиц и эмоций приходится этой памяти вмещать. А память - она та же сумка, и когда она до отказа набита, ведёт себя совершенно подобающе сумке: рвётся, просыпая в прорехи всё подряд, важное и неважное, либо расстёгивается, что предполагает ещё больший риск: при любом неосторожном движении высыпаться может всё её содержимое. Да-да, и такое с вечными уже случалось.
Пока Мортимер собирался с мыслями - что в его случае могло занять от четверти секунды до пары недель, - Генерал выудил из сундука золотой дублон и попробовал на зуб.
- По крайней мере, золото настоящее, - резюмировал он проверку, поднимая глаза на новоприбывших, которых явно не большое сердце и широкая душа привели сюда, чтобы скрасить досуг необычных пленников, - Стоять, - предупредил вечный, погрозив старьёвщикам дублоном.
Те приостановили свой путь, но не надолго: каким бы настоящим ни было золото, всё же сияло оно недостаточно сильно, чтобы их отвадить.

Отредактировано General (25.07.2016 09:16:23)

+1

32

Зрачки Магистра расширились и было это не физиологической реакцией на плохое освещение, а неким трансом, в который он вошел, чтобы заглянуть в глубины времени.
Он точно видел что-то связанное с загадочной фигурой на букву «П», теперь оставалось только вспомнить что. В голове всплывали образы, рисовались картины, но суть ускользала.
1920 год, представление в небольшом отеле в Англии. Финальный номер, толпа расходится, Магистр Магии принимает цветы и комплименты, ассистентка, застрявшая в реквизите, просится наружу и проклянает тот день, когда влезла в это узкое платье и исчезательный ящик. Из скопления людей протягивается рука джентельмена, Магистр пожимает ее, не обращая внимания на комплимент.
2007 год выступление на улице в Нью-Йорке. Мортимер угадывает карту, раздает визитки, растирает пальцами макияж на усталых глазах. Один человек все не прекращает снимать его на камеру, хотя выступление уже окончено. У него какое-то знакомое лицо, но такой мелочи фокусник не придает значение.
Древний Китай, рынок в одной из провинций. Кажется, он видел какого-то европейца среди местных.
1980 год, Россия, выступление назаначено в тот же день, что и представление Гудини, Магистр негодует, мужчина предлагает ему водку и блины, а затем исчезает за плотными рядами цыган.
Имена сливаются в какофонию звуков, среди которых нельзя вычленить что-то одно, воспоминания путаются.
Что я упускаю? О ком я забыл? Кого я видел?
Из транса его вырвал удар бесчувственного кулака прямо по ребрам. Несколько старьевщиков прижали вечного к полу, давя всем своим весом. Словно уж, он попытался высвободиться, но ноша была слишком велика.
- Помоги, - застонал Мортимер, призывая родственника на помощь.
Этот момент словно запустил цепочку воспоминаний о том, как ему пришлось выбрираться из Ксинг-ксинг вместе с другим представителем их семейства и там были...
- Генераааааааааал! – возопил он, прилагая титанические усилия, чтобы помочь вечному в собственном освобождении. – Я понял, - добавил он, схватив того за одежду и глядя преданно в глаза, - там были помехи. Могила проходимца создает помехи из-за выброса энергии, которая медленно угасает. Куда она уходит? Что с ней случается? Ты знаешь? Я не знаю! – правой ногой он отпихнул нападавшего, а затем встал спиной к спине Генерала и стал помогать, чем мог, все еще выкрикивая догадки. – Помнишь, что стало с миром после смерти наших сородичей? Аномалия, ему нужна аномалия, он хочет кого-то из нас прикончить, - еще один пинок. – Но он просчитался. Ты просчитался! Ха-ха! Здесь нет того, кто хотел бы нас убить! Он смотался давным давно и будет держаться подальше от меня до скончания времен. Ты проиграл, П!
Несколько ударов тут и там, контратаки. Генерал был великолепен со своим оружием, он вошел в раж и кромсал старьевщиков, как капусту. Кажется, они побеждали.

+2

33

Пока Магистр копался в штопанной-перештопанной сумке своей памяти, роняя на каменный пол всякое барахло вроде сломанной расчёски, билета на трамвай, блистера просроченного аспирина и растянутых резинок для волос, старьёвщики наступали. Храбро размахивая саблей, после сражения в море не насытившейся кровью до отвала, Генерал сдерживал их натиск, - впрочем, навряд сабле было по вкусу содержимое туш старьёвщиков, всё же немало отличающееся от людского, - попутно размышляя над тем, где мог господин "П" откопать месторождение столь бесстрашных тварей. Обыкновенно старьёвщики не были столь отважны, в особенности сразу после рождения: они скорее напоминали мокриц, бесшумно бегающих по потолку в поисках беззащитной жертвы, чтобы нанести неотразимый удар, свалившись ей за шиворот. Вероятно, старьёвщиков воодушевляло их непревзойдённое количество, но Генерал подозревал, что дело не только в этом.
Он также задался вопросом, насколько же отчаянно этот "П" жаждал смерти вечного, если решился потратить на сие сомнительное предприятие этакое месторождение старьёвщиков. С точки зрения Генерала, цель средств не оправдывала, несчастные тварюшки рисковали были израсходованы в огромных количествах, причём, вероятно, впустую.
Однако, как бы ни был Генерал проворен и опытен в делах рукопашных, а обладал всего лишь одной рукой, а значит, мог одновременно рубиться с тремя, максимум, четырьмя нападающими. А они между тем поверили в себя и разошлись.
- Помоги, - пропищал Магистр откуда-то из шевелящейся кучи, судя по всему, вернувшись наконец из увлекательного вояжа в лабиринты собственной памяти.
Утроив усилия, Генерал приступил к освобождению незадачливого родственника, меж тем как тот, не дожидаясь положительного исхода, пустился в путанные объяснения своих гениальных догадок.
- Аномалия, - проворчал Генерал, разрубая пополам особенно наглого старьёвщика, едва не вцепившегося ему в горло, - с таким количеством необузданных тварей он мог укокошить сотню проходимцев. Неужели он вообразил, будто один вечный, отправившись к Дэйви Джонсу, создаст аномалию серьёзнее? Каких древних сказочек начитался этот бедолага? - сделав паузу для уничтожения особенно агрессивной компании нападавших, Тай-Суй добавил, чуть погодя, - Предполагаю, он прячется где-то поблизости, дабы контролировать своё сомнительное мероприятие. Стоит найти его. Хотя бы чтоб увидеть эту гнусную рожу. Ну а потом свернуть ему шею. Для пущей справедливости.

Отредактировано General (16.08.2016 16:31:14)

+2

34

Cолнце заходило. Джек катился по наклонной. Эта симметрия оказалась не лишена смысла.
Магистр не случайно заявился на порог его морской тюрьмы, да ещё и Генерала привёл с собой. Всё, что происходит, имеет на это причины. Кроме утконосов. Какого чёрта, парни?
Босые ноги проваливались в песок, отчего поспешный уход Полмолитвы – поспешный уход, а не бегство! – выглядел весьма комичным со стороны. Но никто не отважился бы смеяться, взглянув на лицо безумного вечного. Он был зол. Он был взволнован. Он был голоден.
А несколько минут спустя он был ещё и ранен. Грохот выстрела раздался сбоку, а затем об плечо Джека ударилась пуля. Было не больно, но обидно – с грозным рёвом он отшатнулся в сторону, пытаясь разглядеть нападавшего.
Упс, поправочка. Нападавших.
Они прятались в засаде в полесье, подступавшем к пляжу густым комком стволов, веток и листвы. Сборище мужчин в потрепанной форме, не то морской, не то военной. Латиносы. С саблями и шпагами наголо, иные – потрясая мушкетами. Раздались новые выстрелы, и пули, как рой мошек, залетали возле Джека.
Полмолитвы с криком, позаимствованным у первобытных дикарей, бросился навстречу двум десяткам вооружённых мужчин, имея при себе одни лишь кулаки. Говорить о честном бое не приходилось, ведь силы были неравны. Нападавшим следовало захватить с собой пушку.
В хрусте сворачиваемых шей и разбиваемых голов, в предсмертных криках и необязательной, но неконтролируемой жестокости прошли следующие несколько минут. Песок окрасился в красный цвет, и найдись на этом острове племя каннибалов, им не придётся голодать ближайшую неделю.
Джек весь был покрыт кровавой испариной – чужая бурая кровь застилал ему лицо, а собственные раны сочились оранжевым. И только на лице белели бешенством глаза. Он оставил одного из нападавших и, хорошенько тряхнув его за грудки, произнёс с той властностью, которую способны передавать только глаголы в повелительном наклонении.
– Говори.
– Мы не пытались убить… Просто похитить. Нас наняли, чтобы мы похитили тебя и доставили к нему.
– Кто?
– Я не знаю! Он не назвался. Длинные волосы, блондин. Со странностями…
– Этого мало.
– Он… он… он заплатил авансом. Достал кошелёк у меня из-за уха!
Джек отбросил парня и обернулся к скалам, куда ушёл Магистр. Невероятный вечный пообещал, что не отстанет от Джека и постоянно будет рядом. Быстро же он сдержал слово.
Значит, таков был план, Морти? Заранее подстраховался – знал ведь, что я пошлю их с мудрым к птицам, – он сплюнул на землю, вместе со сгустком оранжевой крови выплевывая осколки передних зубов.
– Ты своего добился, умник. Я иду, – прошипел Джек и пошёл назад.

Ему не понадобилась карта, чтобы разыскать в пещерах отряд Генерала. Они оставляли за собой след из бездарно потраченных дней, шорохов и вони. Время от времени Джек натыкался на скелеты тех, кому не повезло на этом пути, и позаимствовал у одного из них алебарду. Он был настроен решительно, как тот, кого довели до черты.
Если из этой истории когда-нибудь сделают кино, меня будет играть Шварцнеггер.
Он вышел к вечным в самый разгар схватки. Одним взглядом обвёл сцену, подмечая и пиратов, и теснимого к стене Мортимера, и отсвет золота на генеральей лысине. Не оставил без внимания и компанию старьёвщиков – новорождённых, если чувство времени ему не врёт.
– Похоже, эти мальчики потеряли свою собаку-поводыря, – пробасил Джек и, насадив на острие алебарды бросившегося на него старьёвщика, швырнул того к стене.
Со всей осторожностью мясника на бойне Джек двинулся к Магистру.
– Ты просчитался, птичий сын! – кричал Полмолитвы, прокладывая себе путь, на котором вдруг оказался Генерал. – Ты ему помогал? Конечно помогал.
Он замахнулся древком, целясь в припорошенное усами лицо мудрого.

+2

35

У Магистра пересохло во рту. От криков и физических усилий, а еще от невыносимой запутанности бытия и потуг какого-то «П». Хотя, пожалуй, стоит ему быть повнимательней в будущем, а заодно в прошлом и настоящем, к таким вот деятелям.
Все выглядело трагично и как-то невесело. Даже сундук с золотом не скрашивал ситуацию, а вот мысль о том, чтобы найти зачинщика и посмотреть, что у него там за мысли в голове, очень даже. Вечный криво усмехнулся, глядя на Генерала, согласно кивая.
- Это звучит как план, - согласился он.
Практически все дикие старьевщики были повержены, оставалась лишь небольшая кучка у входа в пещеру. Мортимер уже просматривал вероятности, чтобы найти лучший выход из ситуации, как наткнулся на что-то стремительно несущееся к ним.
Джек ворвался в пещеру будто вихрь из ненависти и боли, демонстрируя своими бровями отношение к происходящему. Первые две секнды показались Мортимеру приятной неожиданностью, он думал, что братишка пришел его спасать, но дальнейшее переубедило всех и каждого. Разбив строй оставшихся старьевщиков, как кегли в боулинге, Полмолитвы кинулся на родственников с обвинениями неясного характера.
- Я ничего не считал! – парировал Мортимер, но Джек уже обвинял  Генерала.
Зрачки вечного сузились, в его лысой голове всплыло видение одного из вероятных будущих, в котором Джек разбивает череп брата и отбрасывает тело вечного как ненужную игрушку в сторону. Энергия ужасающей силы наполняет это место, будто цветы выростая из того, что некогда было богами. Распространяя споры в разные стороны, отравляет остров и морские просторы на многие мили вокруг, летит смертельной волной к обитаемым островам, меняя ход истории.
Во времена вечных их смерти не были так заметны, но огромное их количество изменило целый мир, сделав его куда более хрупким, чем люди способны понять.
Содрогнувшись от одной только мысли, Мортимер оскочил в сторону, где толкнул старьевщика, чтобы тот налетел на Джека, а Генерал мог блокировать удар.
- Нет! Он тут ни при чем, - заорал Магистр, скользнув между вечными, - о чем бы ты ни  говорил, Генерал не виноват, только и исключительно я. Меня вини во всех грехах, меня убей, если хочешь, только не здесь, - он медленно пятился назад под натиском Полмолитвы. – Отправимся в бермудский треугольник, там отомстишь, я обещаю, но не тут. Ему же только этого и нужно! Разве ты не видишь, - пошарив рукой за пазухой, он вытянул записку из сундука текстом вперед. – Нас сюда заманили, карта, старьевщики, записка... Все это подстроено. Этому «П» нужна аномалия, место смерти вечного, он настроил тебя против нас.
Сложно было сказать, действуют уговоры или нет, Джек все еще пускал молнии глазами и устрашал бровями.
- Генерал, скажи ему!

+2

36

Было бы ошибкой полагать, будто вечные - это те же люди, только бессмертные и наделённые исключительным чутьём времени. Было бы ошибкой прогнозировать или оценивать их действия, опираясь на человеческую логику. Ни один из них не действовал в соответствии с ней, но Мудрый был к логичности ближе всех. И он не смог бы без колебаний ответить на вопрос о том, кто же находился от просветляющей звезды логики (или адекватности) на самом большом расстоянии (непременно измеряющимся в световых годах). Ещё полчаса назад он сказал бы, что Нептуном в этой системе по праву может называться Мортимер. Теперь же место на задворках уверенно занял Полмолитвы: в его обвинениях не было ни малейшего зерна истины. Впрочем, по размышленьи, занявшем несколько десятых долей секунды в привычных человеку единицах измерения времени, Генерал пришёл к выводу, что Джек пеняет Мортимеру (и за компанию Мудрому) вовсе не за озверевших старьёвщиков, а за нечто иное, оставшееся за кулисами, то бишь, за толстыми каменными стенами пещер.
Он почти уже откромсал поднятую на него руку, заботясь не только о собственном здравии, но и о целостности временного земного полотна - не заботился бы, рубил бы голову, - но провидение в лице Магистра послало пушечное мясо, которое в данном конкретном случае более корректно было бы именовать мясом полмолитвошным.
- Он тут ни при чем, - защитив Генерала физически, Мортимер ринулся на амбразуру, отводя на себя все возможные подозрения в целях защиты моральной, что, к слову, Мудрому не так чтоб сильно понравилось.
Какому взрослому уважающему себя человеку, капитану пиратского судна, бравому вояке, рубаке и грозе морей понравится, что его выгораживают, точно шкодливого щенка?
В иной ситуации, окажись на месте Джека кто угодно другой из числа оставшихся родственников, Генерал предъявил бы ему встречные обвинения, присовокупив к ним подозрение в блефе, но если о Безумном и можно было что сказать с уверенностью, так это то, что на блеф он не пойдёт ни при каких обстоятельствах (погрешность столь мала, что ею можно пренебречь). Можно было ставить шхуну против ломаного гроша на то, что под загадочным "П" скрывался вовсе не Полмолитвы.
- Прежде чем размахивать тут своей алебардой, потрудился бы конкретизировать сии гнусные обвинения, - ворчливо заметил Генерал, не опуская сабли, - В чём по-твоему я помогал Морти? Подвёз его - имело место. Золотишко опробировал, - тоже было. Побрился наголо он сам, я тут ни при чём, пусть и обратное кажется очевидным. И убивать его не смей, даже среди бермудов. Нас и так мало осталось, а мир нынче непредсказуем, любой может пригодиться однажды. Ты, может, голодный, потому такой злой? Так у меня найдётся пара кусков пирога с каракатицей. Кок мой - тот ещё ленивый прохвост, но на место своё за дело взят. Не желаешь попробовать?

Отредактировано General (18.08.2016 09:03:29)

+2

37

Конкретизация никогда не были сильной стороной Джека. А вот в гнусностях он весьма преуспел. Каждый должен заниматься тем, к чему душа лежит.
Устроить греческую трагедию на ровном месте, вести задушевные беседы в разгар боя – о, как вечные любили потрепать языками! Мудрый и невероятный, казалось, только и ждали предлога, чтобы выговориться. Джек-то думал, что для таких вещей существуют психотерапевты. И проститутки.
Ни тех, ни других в пещере не было, зато оставалось достаточно много старьёвщиков, чтобы дать выход любви к вандализму. Что Джек и сделал с присущей ему грацией ослепшего носорога. Удар, предназначавшийся невероятному вечному, обрушился на безликое существо, превращая не успевшее обзавестись чертами лицо в форшмак.
– Едой пытаешься откупиться? – прорычал Джек в сторону Генерала, наконец добравшись до горла Мортимера и наложив на него волосатую руку. – Я обязательно перекушу. На ваших похоронах!
Последние слова он сопровождал движением, которое более впечатлительной жертве сломало бы шею, но Мортимеру лишь добавило пару-тройку неприятных ощущений в области позвонков.
Поговаривают, что слова способны изменять ход войн и разрушать империи. А слова, написанные на протянутой Магистром записке, были до того сильны, что остановили безумного вечного.
Джек сгрёб листок бумаги, вгляделся в него, скомкал в ладони. В голове загудело, глаза налились кровью, а на шее от ярости вздулась вена. Джек-Полмолитвы был хоть и безумным, но не идиотом. И оставшейся доли разума с лихвой хватило, чтобы понять – кто-то пытался им манипулировать. И, что самое обидное, почти в этом преуспел.
Следующие несколько минут были наполнены жестокостью, рёвом и колото-резаными ранами. Если бы рядом присутствовал поэт, летописец или какой-никакой блогер, коллекция историй о великих битвах пополнилась бы на одну. Всю злость и ярость, накопленную для братьев, Джек вылил на старьёвщиков, столь удачно оказавшихся под рукой.
Пираты, опешившие было от появления рыжебородого великана, подключились к резне, которую теперь можно было считать полноценным геноцидом: против трёх вечных и нескольких дюжин морских разбойников у старьёвщиков не оставалось шансов. Вскоре они превратились во временной мусор – горстку биологических отходов, которые оставалось забросить в ближайшую кротовину, чтобы избавить мир от их жадных глаз. Но поскольку судьба мира не волновала Джека, а в мусорщики он не подвязывался, вечный оставил дальнейшую судьбу старьёвщиков на усмотрение Генерала и Мортимера.
Сам он заинтересовался сундуком, но с исключительно комфортабельной точки зрения – то есть захлопнул крышку и уселся сверху, напоминая огнедышащего дракона, защищающего свои сокровища.
– Этот "П" слишком много про нас знает, и мне это не нравится почти так же, как новая причёска Мортимера, – пробасил он.
Им не стоило бы вести разговоры при посторонних. Но это ведь пираты – им, во-первых, никто не поверит. А во-вторых, с их профессией долго не живут. Так что не пройдёт и нескольких недель, как тайна вечных будет похоронена на дне морском. Джек внимательнее пригляделся к тому сброду, которому волей Нептуна удалось пережить эту ночь. И недовольно сказал, обращаясь к Генералу:
– Я надеюсь, тебе хватило ума не притаскивать сюда кока? – пожалуй, только Джеку-Полмолитвы доставало наглости ставить под сомнения умственные способности мудрого вечного.

+2

38

В сумасшествии есть своя прелесть, можно поддаться иллюзиям, замечтаться, игнорировать моральные нормы и заняться выращиванием летучих огурчиков. Как же Магистр скучал по летучим огурчикам! И, что уж таиться, завидовал сумасшествию Полмолитвы, крепко задумываясь о том, что ему стоит спиться, а затем устроить пышные прощания со своей крышей. Возможно забиться в какой-то угол на краю истории и заняться медитациями, фокусами с монетками и освобождением сознания.
То, что тут сейчас происходило, было очевидным примером семейных отношений вечных. Магистр пытался наладить контакт, подставляя свою голову, Генерал собирался все обсудить и найти рациональное объяснение, а Джек просто крушил, не обращая внимания на всех остальных.
Во время битвы Мортимер сделал шаг назад, отспутил к открытому краю пещеры, откуда доносился шум волн, не стал мешать воинственному настрою мастера боя и мастера бойни. В конце концов, он никогда не был воином, скорее уж мыслителем, фокусников и когда-то давно садовником.
Такие минуты дают возможность увидеть истину, заглянуть в будущее, вычислить вероятности, а это становилось делать легче по мере того, как старьевщики теряли силы и превращались в кровавое месиво. Они продолжат бегать по кругу, как белки в колесе, оказываясь в похожих ситуациях, подвергая мир опасности, если только один из винтиков в этом вечном механизме не самоустранится.
Подобные решения давались Мортимеру сложно с самого начала его существования, но они были необходимы, по крайней мере, на ближайшую пару сотен лет.
Когда битва была окончена, а Полмолитвы уселся на сундук с сокровищами, начались переговоры. Ну а куда же без них, когда вокруг пираты?!
- В мире много вещей, которые тебя больше не касаются, - проговорил Мортимер слишком напоминая самому себе обиженную даму, а поэтому поспешил добавить, - но этот П - наша общая трудность, его нужно нейтрализовать, а для этого желательно бы сначала найти.
Только для этого занятия у него не было ни сил, ни желания.
- Только до тех пор нужно бы держаться друг от друга подальше, чтобы исключить вероятность... - он посмотрел вниз на бушующие волны и прислушался к крику чаек, а затем сделал пару шагов к сундуку и постучал по нему костяшками пальцев. - Попросишь бойцов собрать тела в трюм и накрыть чем-то за вознаграждение? - это было сказано уже Генералу. - Старьевщики уже не страшны в своем привычном смысле. И, если ты подбросишь меня до станции, я позабочусь о телах.
После небольшой паузы добавил.
- А потом я оставлю вас в покое.

+2

39

Уж кому-кому, а Джеку не пристало проявлять излишнюю щепетильность в вопросах торговли, - оскорблённо подумал Генерал, услышав обвинения в попытке откупиться едой. Не такой уж плохой едой он намерен был откупиться, между прочим. Пирог был первый сорт! Так что упоминания о похоронах были неуместны, особенно если учесть, что вечных не хоронят, что уж говорить о поминальной тризне.
Когда прозвучал вопрос о коке, команда зашушукалась, разглядев в намёке Полмолитвы вовсе не тот смысл, который туда был вложен, - да, Джек умел и намекать, раз в полтора столетия примерно, - морские волки вообразили, что жуткий лохматый тип, в одиночку истребивший полчища чудищ из потустороннего мира, знаком с коком и имеет с ним некие счёты из прошлого. Что ж, когда пираты вернутся на борт "Сирены", бедолаге кулинару придётся выдержать шквал непонятных ему вопросов и обвинений до кучи.
- Кок на хозяйстве, - заверил Мудрый неожиданно пытливого родственника, - Но он, впрочем, достаточно воинственный малый, чтоб ему можно было довериться. Врага крошит не хуже капусты, любо-дорого посмотреть.
Надо заметить, Мортимер, обещающий оставить в покое, это ещё менее тривиально, нежели намекающий Полмолитвы. Положительно, день выдался богатый на сюрпризы.
- Всегда пожалуйста, дорогой мой, - Генералу тоже было чем удивить собратьев, к примеру, внезапной нежностью обращений, - Только вот сдаётся мне, что наш субчик дислоцируется где-то поблизости, и уйти нам не даст. Он приложил столько усилий, когда ещё ему удастся собрать вместе столько вечных? Разумеется, поиметь выгоду в виде безвременной кончины одного из нас ему уже не светит, но я почти не сомневаюсь в том, что он преисполнится желания отомстить... - Генерал замер почти на полуслове и медленно повернулся к выходу из пещеры, одновременно подняв руку в предупреждающем любые высказывания жесте.
И почему это, располагая драгоценным даром прозревать вероятностные нити, уходящие в будущее извилистой путаницей сплетений, он, как какой-нибудь вульгарный человеческий пират - или даже не пират, а бухгалтер, - сначала догадывается о развитии событий с помощью простой логики и лишь затем понимает, что зрит в корень?
- Разрази меня гром! Гнилая каракатица! - воскликнул Генерал, чуть не подпрыгнув на месте от негодования, - Медузий сын поджёг мой корабль!
Об останках старьёвщиков он и думать забыл, к тому же, теперь неизвестно было, останется ли в их общем распоряжении трюм для их транспортировки до станции. Часть пиратов, отбросив сухие оковы дисциплины, бросилась к выходу, где они тут же создали небольшую пробку, стараясь протиснуться вместе в довольно узкий проход, прочие переминались с ноги на ногу, бросая на капитана полные растерянности и ужаса взоры.
Сам капитан ужаса не испытывал, куда сильней было желание заплести косичкой ручки-ножки коварного "П", не забыв украсить сие творение пышным бантом.

PS

Принимаю пинки в случае, если вы правда хотели сворачивать лавочку.

+2

40

А вот это Джека действительно разозлило. При взгляде на объятый пламенем корабль Генерала он сжал руки в кулаки и издал рёв, который заставил бы и самых злобных тигров поджать хвосты и уползти в пещеры. Пиратское судно горело хорошо: ярко, красочно, полностью, и Полмолитвы практически слышал отсюда весёлое потрескивание палубы, мачт и той штуки, которую полагается крутить капитану. Это причиняло ему почти физические страдания. Ведь поджигать вещи, особенно принадлежащие вечным, было его фишкой. Его прерогативой, талантом и неотъемлемым правом.
Словом, этот «П» перешёл на личности.
Джек с видимым удовольствием потянулся, размял с хрустом шею и сплюнул на песок.
– Когда будете рассказывать об этом Муну и Разрушительнице, – а Джек не сомневался, что вечные первым делом побегут за советом к мудрому, – не забудь упомянуть, что я действительно мог бы покончить с вами сегодня.
Джек-Полмолитвы привык быть на шаг впереди своих врагов и в полушаге – от каталажки. И ему очень не нравилось, что кто-то заранее рассчитал эти шаги, чтобы разыграть как по нотам песню «Двадцать старьёвщиков на сундук мертвеца». Его это тревожило. А тревога была не самым любимым занятием Джека.
Прежде чем уйти, он решил прояснить один вопрос.
– Наверное, мне не стоит этого говорить…
Заб даю, что не стоит.
Полмолитвы почесал бороду, причём сделал это с такой страстью, будто она за это приплачивала.
– Думаете, всё было ради могилы вечного? Может, этот гадёныш просто ненавидит нас и хочет, чтоб мы поубивали друг дружку, как крысы в ведре?
Вообще-то Полмолитвы не ожидал ответа на свой вопрос.
– Как бы то ни было, я найду ублюдка и с помощью его лица переверну все представления об отбивных, – Джек широко улыбнулся – лучше бы не делал этого: видок у него стал под стать прозвищу, разве что смирительной рубашки не хватало. – Передам ему привет от вас, мальчики!
И, послав Магистру с Генералом по воздушному поцелую, Джек шагнул вперёд – в едва возникшую дыру во времени, которая тут же затянулась за его спиной.

+2

41

Корабль действительно горел и сейчас, когда старьевщики были повержены, вечный видел это отчетливо сквозь время, пространство и тонну вероятностей. Пелена погрешности спала, присутствие огромного количества живущих вне времени существ, больше не было помехой, что позволило понять примерный расклад событий.
Джек снова будет угрожать всем кровавой расправой, на что Магистр закатит глаза. Если бы каждый раз, когда Полмолитвы угрожал смертью родственникам, ему давали монетку, искать спонсоров для представлений не потребовалось бы. И почему вечный просто не примет неизбежное родство?
В принципе, все так и вышло. А потом Джек смылся, оставив остальных разгребать последствия этого небольшого семейного пикника, впрочем, как делал это всегда.
- Никто не может ненавидеть нас больше, чем ты, Джек, - только и успел сказать Магистр вслед исчезнувшему вечному, скривившись так, что вместе с лысой головой был похож на плачущего младенца.
Жаль было Генерала, ведь ситуация, в которой он оказался, совершенно не была похожа на разгульную жизнь на Тортуге. Если бы он не впрягся помочь брату, то остался бы цель. Но без куша. Все слишком неоднозначно и поэтому Магистр был склонен не винить себя ни в чем произошедшем.
Поэтому вместо слез, молбы о прощении и иных увещеваний, он положил руку на плечо вечного и доверчиво заглянул тому в глаза.
- Оставь.
Если вы никогда не смотрели в глаза вечности, то не сможете себе представить, что творилось в точке пересечения их взглядов. Там было все – боль, радость, пыль тысячилетий и огонек молодочти, детской непосредственности. В каждом из вечных что-то приобладало больше, а что-то отходило на второй план, но все неизбежно оставалось внутри, давай возможность существовать неожиданностям, способным удивить даже родственников.
- Ты же знаешь, что я не фанат концепции «если любишь, отпусти», но в этот раз так и стоит поступить. П там нет, ты и сам это видишь. А на золото можно будет купить корабль получше прежнего.
Поджигателем был кто-то, кто выполнял приказ. Магистр убрал руку и подошел к краю пещеры, вглядываясь в линию горизонта, над которой виднелся дым.
- К полудню мимо будет проходить торговое судно. Будет вашей команде интересно такое временное средство передвижения? А после того, как доберемся до суши и разберемся в этой кучей мяса, устроим еще один семейный совет, но более безопасный.
Нужно было заручиться поддержкой всех вечных и предупредить их всех об опасности. А потом расставить сети по всем цепочкам вероятностей, чтобы поймать злоумышленника.
Ведь детектив Мортимер и правда звучит. Он будет бороться со злодеями своим собственным ярким способом, использяю ловкость рук, пытливость мозга и шелковистость волос. Он будет блестать!
Тем, кто сейчас не был в голове Магистра, было не совсем понятно, почему он гордо задрал подбородок, поглаживая себя по лысине, но это и не так важно.
- Кому сообщим первому? Готов поспорить, разрушительница обрадуется тому, что нужно кого-то отыскать и прикончить.

0

42

Вне всяких сомнений, если спросить человека, узнавшего о вечных только что, какой человеческой страсти они лишены, он ответит после кратких раздумий, что это способность привязываться к предметам материального мира. Действительно, для того, кто наблюдает в течение тысячелетий за тем, как высыхают моря и горы истираются в песок, придавать значение горстке досок, что непременно сгниют однажды, украшенной несколькими лоскутьями парусины, что, разумеется, тоже обратится прахом, - разве позволительно? Разве не слишком это по-человечески?
Слишком, пожалуй.
Генерал наблюдал за тем, как "Сирена" покидает подлунный мир, - красочно и не без определённого шика, - стойко и не проронил ни слезинки. Хотя, думать в сей трагический час о покупке нового корабля казалось ему невозможным и просто кощунственным - как бывает для смертных невозможно подумать о новой любви, стоя у свежей могиле предыдущего избранника. Генерал даже позволил себе ребячество помечтать о том, как он распустит команду, выстроит для себя уютное бунгало и будет коротать остатки вечности в блаженном одиночестве за рыбалкой и пасьянсами. его отборные головорезы тем временем восполняли эмоциональный пробел, всеми доступными способами выражая крайнюю степень отчаяния.
- Крот с ним, - махнул рукой Генерал, в точности сам не зная, имеет ли в виду Полмолитвы или загадочного "П", - Согласен, пожалуй, насчёт Кали, в кои-то веки у нас найдётся, чем её порадовать. Не знаю, как тебе, а мне до сих пор приходилось в основном огорчать.
Вечный выудил из внутреннего кармана камзола увесистую флягу и, сделав добрый глоток, протянул её Магистру.
- Ребятишкам особенно не свети, это сувенир из неположенного времени, - и, крякнув, зычно выкрикнул, - Отставить фрустрацию, рачьи дети! От кого услышу ещё хоть всхлип, тот отправится на корм рыбам! Лучше проверьте оружие и вспомните, что я рассказывал о том, как брать на абордаж судно, не имея своего в распоряжении. Поглядим, насколько вы хорошие ученики. Билли, Фердинанд и Болванчик Джо идут в авангарде по якорным цепям, Томми и Фрэнки Губошлёп на подхвате. И гляньте, что за кучу крабьего дерьма там к берегу прибило, не кок ли это! А мы с мистером Мортимером посчитаем золотишко. Будьте паиньками, и завтра на Тортуге мы славно отметим наше приобретение.
Завершив воодушевляющий спич выразительным взмахом руки, Генерал поправил шляпу, чудом уцелевшую в пещерной битве, и, поманив родственника бульканьем фляги, которую тот успел вернуть, враскачку зашагал в тень раскидистой пальмы, напевая скабрезный куплет про русалку и осьминога.

+1


Вы здесь » Дело времени » Доигрались » (1690) Смекаешь?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC