Путешествия во времени?

Умеем! Практикуем!
Путешествия во времени? Умеем! Практикуем!
Рейтинг: 16+, система: эпизодическая.
Время действия: январь 2431 года. И май 2014 года. И ноябрь 1888 года. А также июль 1477 года. Январь 1204 года. Октябрь 78 года. И июль 1549 года до н.э. Но они называют этот сезон Техи. И вообще: любое время на ваш вкус.

Дело времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дело времени » Что было » (17.02.1886) Monsters, Inc.


(17.02.1886) Monsters, Inc.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Название: Monsters, Inc.
Дата, время: 17 февраля 1886 года, то ли день, то ли ночь
Место: резиденция Корпслэндов в Лондоне
Участники: Вильгельм Корпслэнд, Уильям Корпслэнд
Краткое описание: в родных стенах даже монстры могут расслабиться.

0

2

В доме Корпслендов время пахло корицей.
Ночные, умиротворённые минуты текли бескрайним потоком. Они встречали на своём пути лишь одно препятствие и, обогнув его, тут же смыкались вновь.
Время текло вокруг Наблюдателя, а тот лишь фиксировал его бег.
Недвижный, не знающий скуки, он стоял, нависая над спящим Уильямом. Если бы он дышал, то холодный воздух, вырываясь из его лёгких, тревожил бы волосы Уильяма. Но Наблюдатель не дышал, и покой спальни оставался абсолютным.
Всем своим существом Вильгельм ощущал, как идёт отсчёт времени человека, которого он уже почти привык называть братом. Секунды были остроконечными и хрусткими, у минут была мягкая сердцевина, а часы пульсировали жизнью и обещали богатые, многослойные переливы вкуса.
Все их хотелось жадно выпить зрачками.
Сон великого учёного был глубоким и умиротворённым. Мало кто видел Уильяма Корспленда таким.
К сожалению, он радовал брата зрелищем себя спящего гораздо реже, чем следовало. Вильгельм знал, что людям желательно спать хотя бы по шесть-семь часов в сутки. Уильям же был слишком увлечён жизнью, чтобы тратить столько времени на отдых.
Но настойка опия помогала его переубедить.
В руках Вильгельм держал рамку с фотографией семейства Корпсленд. Мать, отец, двое пожилых людей, ещё один мужчина среднего возраста. Двое мальчишек.
Один из этих мальчиков спал сейчас, раскинувшись в позе, свидетельствующей об уверенности в своих силах и полном внутреннем довольстве. Второй сгинул в безвременье, а его место в реальности заняло чудовище, охотящееся на людей. Это существо поглощало и познавало мир с одинаковым голодом и уже могло позволить себе задаваться вопросами.
Рефлексия. Проклятие сытых. Ухищрение рассудка, несущее в себе всего лишь новый способ вызвать аппетит.
Почему бы не позволить её себе, немного. Пару укусов.
За несколько секунд до того, как минутная стрелка коснулась двенадцати, Вильгельм облизал губы, будто пробуя на вкус будущую фразу. Извечная хрипотца с шероховатостями чего-то, что только походило на добродушие, нарушила тишину спальни:
- Доброе утро, Уильям. Надеюсь, ты хорошо поспал. Нам предстоит полный событий день.
"Но я могу съесть его, если он тебе не нужен", - повисло в воздухе непроизнесённое. Читаемое в зрачках Наблюдателя, что, казалось, ненасытно поглощали даже свет.[ava]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/05/c722c02015eb12ccfe65c5cee7318703.png[/ava]

+3

3

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/01/5ed811150f6179a7016e5328ed98f614.png[/ava]
Расписание Уильяма отличалось от нормального. Его можно было бы назвать классическим представителем сов, но он, казалось, не признавал сон ни в какое время суток. Организм неутомимого деятеля науки готов был функционировать без перерывов на отдых, и благодарить за это, прежде всего, нужно было алхимические эксперименты младшего Корпслэнда. В своих исследованиях Уильям давно и всецело влюбился в ртуть. Этот металл по своим свойствам был подобен квинтэссенции магии, ценнее золота, драгоценнее алмаза. Именно на его основе Уилл и генерировал свои бодрящие настойки, которые приноровился вводить в свой организм внутривенно. Из будущего до Корпслэнда доходила весть о том, что в действительности ртуть отравляет организм человека, но Уильям не прислушивался к предостережениям, как любой влюбленный отказывается слушать жестокую правду о даме сердца. Впрочем, алхимия позволяла сотворять с ртутью такие чудеса, каких официальная наука будущего так и не смогла достигнуть.

Нынешняя ночь была весьма продуктивной по меркам Уильяма. Об этом свидетельствовало содержимое подвала, в котором располагалась лаборатория. На днях на пороге особняка объявилась девица с корзиной полевых цветов. Двери дома для неё гостеприимно распахнулись и смертельным приговором захлопнулись за её спиной. Уилл был обходительным и вежливым хозяином, цветам он нашёл вазу, а кое-как перебивающейся мелкими заработками девушке – достойное её применение. Сейчас Уильям пытался выяснить, как организм обычного человека реагирует на тесное соседство с временными аномалиями, для чего позаимствовал у Эрмы один из манипуляторов. Настраивая прибор на недавнее прошлое, Уилл фиксировал процессы стремительного старения, наблюдавшиеся у подопытной. Исследование требовало более тщательной и всесторонней проработки проблемы. К примеру, Корпслэнд хотел увидеть, что произойдёт, если попытаться перетащить обычного человека через временной портал. Планов и задач, как всегда, было громадьё. Вильгельм неслышной тенью присутствовал и наблюдал. Всё его участие сводилось к тому, что время от времени от подносил погружённому в работу Уильяму бокалы с каким-то невразумительным пойлом. После третьего бокала Уилл осознал себя пригвождённым к подушке, затем на него навалилась беспросветная тьма беспамятства. Вильгельм снова это сделал. Впрочем, Уильям не мог разозлиться на брата за это, опий вообще благотворно влиял на нервную систему, злиться не хотелось ни на кого.

«Доброе утро» в случае Уильяма наступило незадолго до полуночи. Огромный лунный диск, словно начищенное блюдо, сиял во всё окно. Уилл поморщился от яркого света и перевернулся на живот, уткнувшись лицом в подушку. Присутствие Вильгельма ощущалось физически, можно было даже не смотреть, чтобы знать – он рядом. Животные инстинкты, которые были мудрее пытливого человеческого разума, чуяли опасность и сигнализировали о ней всем скудным арсеналом способов. В данный момент волоски на руках Уильяма встали дыбом, будто встревоженные статическим электричеством.
— Задёрни шторы, — промычал в подушку Уилл.
Небольшая пауза кромешной тишины, шорох тяжёлой ткани.
Уильям оторвал голову от подушки, приоткрыл сначала один глаз, затем второй. Убедившись в наличии дружелюбной темноты, резко сел на кровати.
— Сегодняшний день и впрямь должен порадовать нас каким-нибудь любопытным открытием! Как думаешь, старьёвщик, заключённый в материальное тело, способен иметь потомство? Если да, то будет ли существо, рождённое от подобного союза, всецело человеком? Или, возможно, так можно дать старт новой расе людей, с самого детства тонко чувствующих время?
Каждый новый день Уильяма начинался с новых мириад вопросов, разбивавшихся о молчаливую невозмутимость Наблюдателя.
— Идём, мне нужны кофе и сытный полночный завтрак.

+2

4

- Забавно, - промолвил Вильгельм, задёргивая шторы, - я думал, ваш вид находит эстетическое и интеллектуальное удовольствие в наблюдении за космическими объектами.
Глупые, чрезвычайно глупые люди. Как можно считать, что небосвод чем-то более предпочтителен для любования, нежели картофельные очистки или разделанный труп с копошащимися опарышами.
Одновременно с Уильямом проснулась и его извечная пытливость, как всегда, идущая вразрез со здравым смыслом - и если так думал Наблюдатель, существо совершенно чуждое этому миру, то дело обстояло по-настоящему плохо.
Но тем веселее.
Вильгельм мог только пожать плечами. Он уже ознакомился с методом воспроизводства людей и счёл, что это крайне нерациональный, странно выглядящий на каждом из своих этапов процесс с недопустимо низкой вероятностью какого-либо результата. Принимать участие в этом действе не очень хотелось. Хотя, раз уж Уильям так просил...
Казалось, он забыл о своей свежей пленнице. И хорошо, потому что открытая временная воронка заставляла зубы Вильгельма зудеть. Он чувствовал, как пересыхают глаза, и то и дело разглаживал кожу, которая, казалось, идёт волнами.
Делить дом с воронкой, плещущей в мир иным временем, было неприятно. Любого другого, затеявшего играть с временными аномалиями, Вильгельм бы медленно, раздирая на минуты и мгновения, съел.
Уильям всего лишь был отправлен в оздоровительный сон. Чтобы половину суток спустя излучать энтузиазм требовать завтрака.
Везучий ублюдок.

Прислуга в доме давно была приучена к странностям хозяев. Обоих.
Завтрак был организован в кратчайшие сроки, и ничто, кроме звёздного неба за окном, не напоминало о неурочном времени для приёма пищи.
Служанки не поднимали глаз на хозяев, поэтому Вильгельм быстро заскучал. Составляя за столом компанию Уильяму, он по своему обыкновению скрупулёзно разрезал тост на двести сорок восемь кусочков и растолок каждый - хоть сейчас засыпай в песочные часы и отмеряй драгоценные минуты. После этого встал и вышел из столовой, ничего не объясняя.
Вернулся так же бесшумно и без внешней причины. Просто возник на пороге, стремительно отмерил шагами отделяющее от стола расстояние - не скрипнула подошва, не зашуршала одежда.
Коснулся плеча Уильяма, склонился к нему, полуобнимая. Грудная клетка надёжно угнездилась на спине брата, поражающей костистой изогнутостью джентльмена, который ещё не успел выпить кофе.
Вильгельм частенько нарушал личные границы. Можно было бы попенять ему за это, если бы он не восстанавливал свои воспоминания об этом мире и его обычаях по крупицам, если бы он не был монстром, если бы ему было не наплевать. Он делал то, чего хотел.
Продолжая обнимать Уильяма, Наблюдатель показал ему рамку, которую таскал с собой уже несколько часов. Взгляды Корпслэндов и их улыбки оттенили блеск столовых приборов.
- Расскажи мне о них, - прошелестел Наблюдатель. - Что-нибудь. Всё. А то я знаю о них только то, что они были чрезвычайно вкусными и сытными.
Он провёл пальцем по лицу маленького Вильгельма. Тот держал младшего брата за руку и старался быть очень серьёзным и взрослым.
- Не жалеешь?[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/12/355685b4ca3bf9d3c02e4d90ad565562.png[/ava]

Отредактировано Wilhelm Corpseland (27.01.2016 22:26:42)

+1

5

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/01/5ed811150f6179a7016e5328ed98f614.png[/ava]
Окажись какой-нибудь случайный гость в доме Корпслэндов в сей трапезный момент, он наверняка подумал бы о собрании таинственной, опасной и очень запрещённой ложи. Длинный дубовый стол рассекал геометрию обеденного зала надвое, на противоположных его концах сидели братья. Более за столом никого не было. Ночное небо пыталось сквозь огромные окна вглядеться в лица хозяев дома, тронуть древней чистотой звёздного света их неясные помыслы.
— Задёрнуть все шторы, — скомандовал Уилл, подставив кубок подошедшей с графином вина служанке.
Штат прислуги был отдельной гордостью Уильяма. Он лично отбирал работников, лично следил за тем, как проходит их обучение. Из всей прислуги мужчинами были только дворецкий, садовник и шеф-повар, причём только дворецкому было дозволено попадаться хозяевам на глаза. Горничные, кухарки, личные слуги – все эти должности занимали девушки. Уильям подбирал их, руководствуясь всего несколькими критериями: младше двадцати лет, девственны, смекалисты. Тех девиц, которые выполняли роли личных служанок обоих Корпслэндов, Уилл обучал и инструктировал сам. Во время приёма пищи личная прислуга всегда присутствовала в зале, помимо них молчаливыми тенями ожидали несколько горничных. Вышколенных Уиллом девочек отличало одно – они перемещались вслепую так, будто их глаза вовсе не были завязаны плотными лентами. Они были научены ходить и исполнять свои обязанности в кромешной тьме – такая вот техника безопасности.
Наполнив кубок хозяина, девушка отступила в тень, Уилл же, голодным взглядом окинул еду и вгрызся зубами в свиной окорок. У младшего Корпслэнда всегда был отменный аппетит. Мозговая деятельность и пространственно-временные перемещения потребляли слишком много энергии, которая требовала восполнения. Пока Вильгельм занимался фигурным измельчением несчастного куска хлеба, Уильям готов был съесть весь завтрак, стол и пару служанок в придачу.
Дрожащее пламя свечей окутывало залу сумеречной таинственностью.
По мере насыщения Уилл прислушивался к себе, анализировал своё состояние. По всему выходило, что он в очередной раз попался на уловку с опием. Впрочем, высказывать претензии существу, ставшему братом, Уилл не стал, в конце концов, он отлично выспался.
Вильгельм возник за спиной, словно тень, навалился безопасной неотвратимостью. Уильям скосил взгляд на фотокарточку, что была по последней моде облачена в небольшую рамку. Интерес Вильгельма к собственной семье был одновременно любопытен и похвален.
— Решил сделать домашнее задание? Что ж, — вытерев рот и руки салфеткой, Уилл всмотрелся в снимок, вспоминая тот день, когда эта фотография была сделана.
— Помнится, мы собирались за город, на пикник, но зарядил такой сильный ливень, что нам и нашим гостям пришлось остаться в поместье. Наш отец, Бертрам – я тебе уже говорил, не мог не похвастаться новым приобретением, покорившим весь мир. Он был неплохим человеком, но чтобы достичь чего-то стоящего, ему не хватило амбициозности. Вильгельм был хорошим братом, но он меня не понимал и не пытался понять. Как, впрочем, и все в этой семье. Их бедой был я, но они не сумели этого вовремя понять. Я не могу нести ответственность за чужую глупость. Так что нет, не жалею.
Уильм откинулся на спинку стула и упёрся вихрастой макушкой в подбородок Вильгельма.
— Ты понимаешь меня, потому что сам монстр. Возможно, моя семья не заслужила такой кары, как я, но почему-то именно я смог найти свой путь, а им суждено пропасть в безвременье.

Отредактировано William Corpseland (31.01.2016 11:36:23)

+1

6

Вильгельм слушал, не моргая. Впитывал недлинный рассказ Уильяма о людях, которых видел только несколько секунд, но которые сделали его чуть менее голодным. Ненадолго, но сделали.
На шее у Уильяма билась голубая жилка. Наблюдатель склонил голову, изучая её.
Он молчал с минуту, гипнотизируя это ровное подрагивание под тонкой кожей. Но всё же пришёл к выводу, что перегрызание артерии - не лучший способ выразить приязнь. И просто продолжил объятия.
- Ну что ты, Уилл. Я не монстр. Я всего лишь твой брат.
Вильгельм рассмеялся - тихо, шелестяще, будто сыпанул горсть песка. Если бы воздух, выходящий из его лёгких при разговоре или смехе, был тёплым, то непременно согрел бы макушку Уилла. Если бы.
- А ты? Каким был ты?
Ему действительно было интересно. Люди, они ведь меняются.
Такие смешные.
Такие странные.
Этот Уилл, гений и маньяк, всего несколько десятилетий был совсем иным. Стоило, наверное, вернуться в прошлое, чтоб доподлинно узнать, каким же. Но это - после. Сначала Наблюдатель хотел услышать, каким себя воспринимал сам Уильям, этот обаятельный нарцисс, для которого даже те люди, что не мешали ему, были в лучшем случае неплохими. И для каждого у него находилось своё "но".
Потрепав Уилла по волосам - странный, несвойственный ему жест, будто пришедший от настоящего Вильгельма, Наблюдатель выпустил его из мягкой, но цепкой хватки.
Прошёлся по столовой в своей внешне неторопливой, но стремительной манере. В этот раз его внимание сосредоточилось на профессионально неприметных горничных.
Человеческий род оправдывал своё существование хотя бы тем, что в конечном итоге исторг из себя Уильяма Корсплэнда. При всём своём опасном безумии - а может, благодаря ему - он обладал невероятным чувством вкуса.
То, как он вышколил прислугу, превосходило все возможные похвалы. Они боялись его и боготворили. А он обучал их, как охотник своих собак.
Взяв одну из служанок за запястье, Вильгельм потянул её к себе. Обхватил за талию, повлёк по столовой в медленном танце. Чёрная лента на глазах скрадывала те остатки эмоций, что позволяла себе девушка-тень. Она была такой лёгкой в руках, такой послушной и тёплой.
Её движения сопровождались шорохом юбок, шелестом волос, пением вдохов. Проблесками нежного запаха юности. Корпслэнд же был беззвучен и опасно заинтересован.
В финале этого танца он заставил партнёршу низко прогнуться в спине. Почти уложил её головой на колени брата - и залюбовался смесью беззащитности и спокойствия, которой дышало её лицо.
- Ты поужинал, а я всё ещё голоден. Накроешь стол для меня? - спросил он у Уилла, взглядом указав на повязку на лице горничной.[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/12/355685b4ca3bf9d3c02e4d90ad565562.png[/ava]

Отредактировано Wilhelm Corpseland (11.02.2016 20:34:53)

+1


Вы здесь » Дело времени » Что было » (17.02.1886) Monsters, Inc.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC